« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

Аналитика

Дискредитация государства. В Беларуси началась реанимация «мертвых» статей

29.09.2021

В условиях, когда «не до законов», когда правоприменительную практику определяет не законность, а политическая целесообразность,  при отсутствии в стране независимой судебной системы и подлинно независимых экспертных институтов эта статья УК может стать мощным уголовно-правовым инструментом политического подавления в стране любого инакомыслия.

Законом от 15.12.2005 г. № 71-З «О внесении дополнений и изменений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь по вопросу усиления ответственности за деяния, направленные против человека и общественной безопасности» в Уголовный кодекс Беларуси (далее УК) была введена новая статья - 369-1 - дискредитация Республики Беларусь.

Наказуемыми по данной статье были признаны действия, заключающиеся в предоставлении иностранному государству, иностранной или международной организации заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, а также о правовом положении ее граждан, дискредитирующих государство в целом или органы государственной власти.

В качестве меры наказания за совершение этого преступления предусматривались   арест на срок до шести месяцев или лишение свободы на срок до двух лет.

Как это видно из диспозиции статьи уголовной ответственности за дискредитацию Республики Беларусь подлежали лица, любым способом передавшие заведомо ложную информацию о перечисленных в статье сферах государственной жизни именно иностранным субъектам.

Под явным влиянием событий лета-осени 2020 г., с целью противодействия распространению правдивой информации о проводимой властями политике, указанная норма белорусским законодателем была существенно изменена.

Закон от 26.05.2021 г. № 112-З «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности» сформулировал ее уже следующим образом: распространение заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, правовом положении граждан в Республике Беларусь, деятельности государственных органов, дискредитирующих Республику Беларусь, совершенное в публичном выступлении, либо в печатном или публично демонстрирующемся произведении, либо в средствах массовой информации, либо в информации, размещенной в глобальной компьютерной сети Интернет, направленное на причинение существенного вреда государственным или общественным интересам.

Одновременно было ужесточено и наказание за совершение этих действий вплоть   до четырех лет лишения свободы.

Таким образом, ст. 369-1 УК в новой редакции фактически устранила ответственность за непубличную передачу заведомо ложной информации иностранным субъектам, но установила ответственность за ее распространение перед неопределенным кругом лиц в любой публичной форме.

Следует отметить, что применение этой статьи на практике для непредвзятого правоприменителя  сопряжено с целым рядом трудностей.

С одной стороны, должно быть достоверно доказано, что распространенные сведения были не только объективно ложными, т.е. не соответствовали реальной действительности, но воспринимались ложными и самим виновным.

С другой стороны, распространенные виновным сведения о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, правовом положении граждан в Республике Беларусь, деятельности государственных органов, должны обладать непременным свойством – они должны дискредитировать Республику Беларусь, т.е. умалять авторитет государственной власти и подрывать к ней доверие, как со стороны белорусского общества, так и иностранных субъектов.

Согласно п. 14 ст. 4 УК под термином "заведомо" понимается признак, указывающий на то, что лицу, совершившему преступление, были известны юридически значимые обстоятельства, предусмотренные данной статьей. УК.

Другими словами, для наличия в действиях виновного лица состава преступления, предусмотренного ст. 369-1 УК, должно быть безусловно доказано, что распространенные сведения были:

 а) объективно ложными;

 б) для виновного – заведомо (субъективно) ложными;

 в) дискредитирующие Республику Беларусь, что виновный полностью осознавал.

Ввиду того, что доказывание ложности распространенной информации с учетом ее специфики и, тем более, ее заведомо ложного характера, на практике представляет довольно сложную задачу, эта статья УК долгие годы оставалась практически «мертвой».

По нашим данным, за все время существования этой статьи в УК (с 2006 г.) по ней был осужден только один человек (в 2010 г.)

Однако можно предположить, что в потоке полномасштабных репрессий, осуществляемых в последний год во всех сферах политической, экономической и общественной жизни страны, эта статья властями может быть вполне «оживлена».

 В условиях, когда «не до законов», когда правоприменительную практику определяет не законность, а политическая целесообразность,  при отсутствии в стране независимой судебной системы и подлинно независимых экспертных институтов эта статья УК может стать мощным уголовно-правовым инструментом политического подавления в стране любого инакомыслия.

Тем более, что используемые в данной статье такие понятия, как «сведения, дискредитирующие Республику Беларусь», а также «существенный вред государственным или общественным интересам»  являются понятиями оценочными и предоставляют провластным экспертам, а вслед за ними и правоприменительным органам, широкие возможности для ее произвольного толкования и применения.

Надо отметить, что ст. 369-1 УК не является для белорусского уголовного законодательства чем-то совершенно новым.

По своей сути эта уголовно-правовая норма является современной реинкарнацией печально известной ст. 186-1 УК Белорусской ССР (распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй), которая в УК БССР была изложена следующим образом: систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания.

 Аналогичные нормы были  предусмотрены в  УК РСФСР  (ст. 190-1) и в уголовных кодексах всех союзных республик бывшего СССР.

Путем простого сопоставления текстов ст. 186-1 УК  БССР и ст. 369-1 УК РБ легко заметить, что, несмотря на внешние терминологические различия,  по своему содержанию и направленности эти правовые нормы являются полными аналогами.

Именно по ст. 186-1 УК БССР, а также по ст. 67 УК БССР (антисоветская агитация и пропаганда) и аналогичным статьям уголовных кодексов других союзных республик советские власти на протяжении десятилетий, вплоть до отмены этих норм в конце 1980 – начале 1990 г.г., осуществляли преследование советских диссидентов и правозащитников, в том числе и известного белорусского диссидента М.И.Кукобаку.

Таким образом, ст. ст. 369-1 УК, являясь правовым рудиментом, в условиях белорусской авторитарной системы представляет собой один из правовых жупелов, призванных создать в стране атмосферу страха и покорности.