Защита информационного пространства Республики Беларусь: национальная безопасность VS права человека

Автор: Александр Жук, магистр права, выпускник программы BISH

 

Информационная сфера на базе достижений в области информационно-коммуникационных технологий (далее – ИКТ) и универсальной глобализации приобретает силу системообразующего фактора развития общества.

Динамика формирования глобального информационного общества требует, прежде всего, создания адекватных правовых условий для защиты информационных пространств отдельных государств на основе приоритета прав и законных интересов личности. Применительно к Республике Беларусь это имеет первоочередное значение.

Обеспечение национальной информационной безопасности должно быть основано на демократических правовых стандартах в области свободы выражения мнения и права на информацию и базироваться на полном соответствии международно-правовым обязательствам Республики Беларусь (в первую очередь, Международному пакту о гражданских и политических правах, далее – Пакт).

На национальном уровне мы сталкиваемся с внутренними противоречиями модели приоритетов информационной безопасности.

Согласно Концепции национальной безопасности Республики Беларусь, утв. Указом Президента Республики Беларусь от 09.11.2010 № 575, национальная безопасность представляет собой состояние защищенности национальных интересов Республики Беларусь от внутренних и внешних угроз.

Национальные интересы – это совокупность потребностей государства по реализации сбалансированных интересов личности, общества и государства, позволяющих обеспечивать конституционные права, свободы, высокое качество жизни граждан, независимость, территориальную целостность, суверенитет и устойчивое развитие Республики Беларусь.

Следовательно, национальная безопасность представляет собой состояние защищенности потребностей государства.

При этом информационная безопасность определена как состояние защищенности сбалансированных интересов личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз в информационной сфере.

Таким образом, в рамках одного нормативного правового акта – Концепции национальной безопасности – имеются серьезные внутренние противоречия: цели национальной безопасности (общий термин) – защита потребностей государства -противоречат целям информационной безопасности (специальный термин, составная часть общего понятия) – защите прав индивида и общества.

Аналогичный подход используется в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утв. Указом Президента Российской Федерации № 537 от 12.05.2009 (п. 7 гл. 1), и Законе Республики Казахстан от 09.01.2012 № 527-IV ЗРК «О национальной безопасности Республики Казахстан» (ст. 1).

Глава 3 Стратегии развития информационного общества в Республике Беларусь на период до 2015 года, утв. постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 09.08.2010 № 1174 в качестве важнейшего условия развития информационного общества, рассматривает определяющую роль государства в координации процесса информатизации, создании и развитии человеческого капитала.

Таким образом, законодательство Республики Беларусь и ряда стран СНГ в рассматриваемой сфере сориентировано на первоочередную защиту прав государства, а не индивида. В нормативной правовой сфере прослеживается четкая законодательная и фактическая тождественность «национальных интересов» «государственным интересам». При этом согласно ст. 2 Конституции Республики Беларусь высшей ценностью и целью общества и государства являются человек, его права, свободы.

Иные приоритеты, соответствующие демократическим стандартам и общепринятым международно-правовым подходам, сформулированы в законодательстве Украины. Согласно ст. 1 Закона Украины «Про основы национальной безопасности Украины» от 19.06.2003 № 964-IV національні інтереси - життєво важливі матеріальні, інтелектуальні і духовні цінності Українського народу як носія суверенітету і єдиного джерела влади в Україні, визначальні потреби суспільства і держави, реалізація яких гарантує державний суверенітет України та її прогресивний розвиток.

В соответствии с п. 2.1 Стратегии национальной безопасности Украины, утв. Указом Президента Украины от 12.02.2007 № 105, целью реализации Стратегии является формирование благоприятных условий для обеспечения интересов граждан, общества и государства, дальнейшего развития Украины как демократического государства, которое руководствуется европейскими ценностями, в котором уважение и защита прав и законных интересов всех территориальных общин, общественных слоев, этнических групп является залогом независимого, свободного, суверенного и демократического развития единой Украины.

Защита национального информационного пространства через приоритет защиты прав государства представляет угрозу правам и свободам личности и приводит к недопустимым ограничениям права на информацию.

В соответствии со ст. 19 Всеобщей декларации прав человека право на информацию включает в себя свободу искать, получать и распространять информацию любыми средствами и независимо от государственных границ и рассматривается как часть права на свободу убеждений и на свободное их выражение.

Аналогичное право закреплено в п. 2 ст. 19 Пакта, вступившего в силу для Республики Беларусь 23.03.1976. Пределы допустимых ограничений пользования правом на информацию установлены в п. 3 ст. 22 Пакта: они должны быть предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе для уважения прав и репутации других лиц, для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 (ЕКПЧ), Хартия основных прав Европейского Союза от 07.12.2000 также предусматривают право на свободное получение и распространение информации.

В практике Европейского суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) особое внимание уделяется сбалансированности интересов при реализации и защите права на информацию. Право общества на информацию должно быть защищено как право потенциального получателя информации. ЕСПЧ определил, что "свобода информации запрещает вмешательство государства в получение информации и свободу доступа к информации" (Guerra and Others v. Italy, Application no: 116/1996/735/932, 19 February 1998; Leander v. Sweden, Application no: 9248/81, 26 March 1987).

По мнению ЕСПЧ, средства массовой информации выступают в качестве общественного наблюдателя (public watchdog). Общество имеет право на получение информации в различных областях, которые интересны людям, в том числе по политическим вопросам, и средства массовой информации имеют право распространять эту информацию. Члены общества обладают также правом получать информацию о различных позициях и идеях, даже если они противоречат общим правилам. В соответствии с практикой ЕСПЧ вмешательство государства в сферу деятельности средств массовой информации и свободы информации исключается.

Статья 11 Конвенции СНГ «О правах и основных свободах человека» (вступила в силу для Республики Беларусь 11.08.1998) предусматривает, что право человека на свободное выражение своего мнения включает свободу получать и распространять информацию и идеи любым законным способом без вмешательства со стороны государственных властей и независимо от государственных границ.

Пользование этим правом может быть сопряжено с формальностями, условиями и ограничениями, предусмотренными законом и необходимыми в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка или защиты прав и свобод других лиц.

Пределы ограничения права на информацию в Конвенции СНГ менее широкие, чем в Пакте, поскольку не содержат таких интересов, как здоровье и нравственность.

Согласно п. 2 ст. 14 Договора о создании Союзного государства в Союзном государстве признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Однако ни в СНГ, ни в Союзном государстве, в отличие от ЕС, не создан специальный орган для наблюдения за надлежащим исполнением Конвенции. При этом создание такого органа - Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств (КПЧ СНГ) – предусмотрено ст. 34 Конвенции СНГ. Кроме того, принято Положение о Комиссии по правам человека Содружества Независимых Государств (Минск, 24.09.1993).

Статьей 16 Договора о создании Союзного государства в целях содействия реализации и защите основных прав и свобод граждан Союзного государства также объявлено об учреждении Комиссии по правам человека. Компетенцию, условия формирования и порядок деятельности Комиссии предписано определить в соответствующем Положении, утверждаемым Высшим Государственным Советом. До настоящего времени такое Положение не принято и не ратифицировано.

Статья 34 Конституции Республики Беларусь гарантирует право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав.

Исходя из вышеизложенного, в Республике Беларусь можно выделить следующие системные противоречия в области пересечения национальной безопасности и прав человека:

* наличие недопустимых ограничений права на информацию, как прямого продолжения права на свободу выражения мнений, в связи с использованием правовой системы для приоритетной защиты интересов государства в информационной сфере;

* недостаточный учет и использование международно-правовых стандартов и практически полное игнорирование европейско-правовых стандартов в сфере правового регулирования информационной безопасности;

* односторонняя и жесткая направленность законодательства на защиту прав государства как первоочередную задачу; интересы, права и потребности личности носят второстепенный и акцессорный характер;

* отождествление понятий «национальные интересы» и «государственные интересы»;

* слабая имплементация норм международных соглашений (за исключением соглашений в рамках СНГ) в национальное законодательство;

* присутствие основного массива международных соглашений Республики Беларусь в области обеспечения информационной безопасности в поле законодательства СНГ, большинство актов которого носит модельный (рекомендательный) характер, либо не вступило в силу для отдельных государств-участников СНГ, либо не вступило в силу вообще;

* слабое развитие доктрины информационной безопасности и серьезное игнорирование при ее разработке международно-правовых теоретических, законодательных и правоприменительных стандартов (концептуально-научный уровень).

В качестве рекомендаций для совершенствования механизмов защиты национального информационного пространства можно предложить следующее:

* сориентировать законодательство Республики Беларусь в области национальной и информационной безопасности на первоочередную защиту прав и интересов индивида, отказаться от тождественности понятий «национальные интересы» и «государственные интересы»;

* закрепить на законодательном уровне приоритет защиты прав личности, а не государства в сфере правового регулирования информационного пространства;

* адаптировать национальное законодательство к международным стандартам в сфере информационной безопасности;

* присоединиться к международным договорам в сфере информационной безопасности (вне правового поля СНГ) и произвести их ратификацию на национальном уровне;

* произвести рецепцию национальное законодательство норм европейского права в области информационной безопасности;

* осуществлять развитие и совершенствование национального законодательства в области информационной безопасности в соответствии с международными и европейскими концептуальными подходами (в том числе, и доктринальными).

 Автор: Александр Жук, магистр права, выпускник программы BISH

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры