Понятия «жертва преступления» и «жертва нарушения права»

Татьяна Агеева

Эти два термина по существу различны, и в то же время, несомненно, взаимосвязаны, поскольку и тот и другой содержат в себе ряд общих вопросов, касающихся защиты жертв преступлений и возмещение в судебном порядке причиненного им ущерба, с одной стороны, и защиты жертв нарушений прав человека, а также возмещение в судебном порядке причиненного им ущерба, с другой стороны.

Вообще говоря, обычные преступления совершаются лицами в их личном качестве в нарушение национального уголовного законодательства, и правительства в принципе не несут ответственности за такое противоправное поведение. Действия, представляющие собой нарушения прав человека, совершаются органами или лицами, действующими именем или от имени государства, например правительством, парламентом, судами, обвинителями, сотрудниками полиции и прочими должностными лицами правоохранительных органов. Однако правительства могут в конкретных случаях нести ответственность и за действия частных лиц. Эти действия могут представлять собой нарушения основных прав и свобод человека согласно международным нормам в области прав человека и/или согласно внутригосударственному конституционному или обычному законодательству. Однако, по общему признанию, это различие между жертвами преступлений и жертвами нарушений прав человека не всегда четко прослеживается, но оно служит удобной отправной точкой для изложения правовых проблем, связанных с указанными различиями.

Несмотря на вышесказанное, следует иметь в виду, что жертвы преступлений и жертвы нарушений прав человека в определенной мере имеют многие общие интересы и потребности, такие как возможная потребность в медицинском уходе, включая помощь в случае возникновения эмоциональных проблем, компенсация финансовых потерь и различные формы специальной защиты и/или помощи. Таким образом, принципы, применительно к жертвам преступлений и жертвам нарушений прав человека, могут расцениваться как взаимно подкрепляющие друг друга, когда необходимо оценивать потребности жертв и определять адекватную реакцию общества на эти потребности.

Понятие «жертва преступления» и  его нормативное закрепление

В настоящее время не существует универсальной конвенции, касающейся прав жертв общеуголовных преступлений.

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла в 1985 году Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, текст которой был одобрен путем консенсуса седьмым Конгрессом Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Чтобы содействовать осуществлению этих принципов, было подготовлено Руководство для сотрудников системы уголовного правосудия, касающееся осуществления Декларации, а в своей резолюции 1990/22 от 24 мая 1990 года Экономический и Социальный Совет Организации Объединенных Наций предложил восьмому Конгрессу Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями широко распространить это Руководство.

В Декларации определяется понятие “жертва преступлений и злоупотребления властью” и конкретизируются права жертв в отношении доступа к правосудию, а также в отношении справедливого обращения, реституции, компенсации и помощи.

На региональном уровне государства - члены Совета Европы заключили в 1983 году Европейскую конвенцию о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений,которая вступила в силу 1 февраля 1988 года. По состоянию на 2012 год Конвенцию в общей сложности либо ратифицировали, либо присоединились к ней  двадцать пять государств.

(Республика Беларусь не является членом Совета Европы, и поэтому любые документы, принятые в рамках Совета Европы, независимо от их юридической природы, не создают для Республики Беларусь как третьего государства ни прав, ни обязанностей, согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. (ст. 34)

В своей Рекомендации № R (85) 11 о положении жертвы в рамках уголовного права и уголовного процесса  Комитет министров Совета Европы более подробно изложил концепцию необходимости защиты жертв преступлений, которые могут пострадать от физического, психологического, материального и социального ущерба и потребности которых “должны в большей степени приниматься во внимание на всех стадиях уголовного судебного процесса.  В связи с этим к государствам - членам Совета Европы была обращена просьба “пересмотреть их законодательство и практику” в соответствии с руководящими принципами, которые излагаются в Рекомендации и касаются:

полиции;

судебного преследования;

допроса жертвы;

судопроизводства;

стадии принудительного исполнения;

защиты неприкосновенности личной жизни;

особой защиты жертвы;

схем урегулирования конфликтов;

исследований.

Термин “жертва преступления”

Согласно пункту 1 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью под термином “жертвы преступления” “понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, нарушающего действующие национальные уголовные законы государств-членов, включая законы, запрещающие преступное злоупотребление властью”.

Это определение охватывает многие категории вреда, причиняемого лицам в результате преступного поведения, начиная от телесных повреждений и повреждений психологического характера и кончая финансовым ущербом или уроном, нанесенным их правам в другой форме, независимо от того, были ли эти повреждения или ущерб следствием определенного поведения или бездействия.

Также важно, что согласно пункту 2 Декларации, то или иное лицо может считаться жертвой “независимо от того, был ли установлен, арестован, предан суду или осужден правонарушитель, а также независимо от родственных отношений между правонарушителем и жертвой”.

Согласно этой же статье: “Термин ‘жертва’ в соответствующих случаях включает близких родственников или иждивенцев непосредственной жертвы, а также лиц, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертвам, находящимся в бедственном положении, или предотвратить виктимизацию”.

В Европейской конвенции о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений не содержится четкого определения понятия “жертва”, и, как следует из ее названия, рамки договора несколько ограничены тем, что Конвенция обязывает государство обеспечивать компенсацию жертвам преступления только в тех случаях, когда “возмещение убытков не может быть обеспечено из других источников”. Кроме того, на компенсацию могут претендовать только следующие две категории жертв:

“те лица, которым в результате умышленных насильственных преступлений был нанесен серьезный урон физическому состоянию или здоровью” и “те лица, которые находились на иждивении погибших в результате такого преступления” - пункт 1) а) и b) статьи 2.

Однако для целей Конвенции жертвой может быть лицо, которому были нанесены телесные повреждения или которое было убито при попытке предупредить правонарушение или “при оказании помощи полиции с целью предупредить правонарушение, задержать преступника или оказать помощь жертве”.

Предпринимаемые до настоящего времени попытки на международном уровне улучшить положение жертв в системе отправления правосудия сводится к признанию того факта, что национальные системы правосудия зачастую уделяют основное внимание правонарушителю и его взаимоотношениям с государством в ущерб правам, нуждам и интересам жертв. Хотя международное право по-прежнему является рудиментарным в этой области, были разработаны полезные руководящие принципы, которые рассматриваются ниже в логическом порядке их приемлемости с точки зрения практики отправления правосудия.

С самого начала можно заметить, что в целом приоритетной целью должно быть обеспечение того, чтобы лица, чьи права были нарушены тем или иным образом, чувствовали, что правосудие совершено.

В юридической литературе широко дискуссируется мнение о том, что жертвой преступления могут выступать физические лица, которым непосредственно был причинен ущерб преступлением, девианты в преступлениях без жертв (первичная жертва), а также члены семьи, близкие лица, родственники, иждивенцы первичных жертв (рикошетные жертвы).

По мнению отдельных юристов (Туляков В. А.) представляется не только ненаучным, но и попросту безнравственным, исключать рикошетных жертв и субъектов преступлений без жертв из совокупности объектов, охватываемых понятием "жертва преступления" по тем основаниям, что первые только опосредованно связаны с преступлением, а вторые, мол, сами своим поведением создали неблагоприятные последствия, приведшие к криминальному результату (например, преступления, связанные с немедицинским употреблением наркотиков).

Рикошетные жертвы испытывают такие же страдания и проявляют такие же симптомы психологических затруднений, как и первичные жертвы. Члены семей жертв убийств, партнеры и супруги изнасилованных женщин, родители ограбленных подростков, родственники потерпевших от краж и иных преступлений описывают сходные психологические симптомы от непрямой виктимизации так же, как и прямые жертвы.

Возможно, это связано с эмоциональными и поведенческими реакциями на причинение вреда субъекту, к которому привязана рикошетная жертва, возможно, - с обычными человеческими представлениями о безопасности и справедливости окружающего мира, нарушаемыми преступлением, возможно, - с ощущением страха и незащищенности, не покидающим нас с момента столкновения с неизвестным, возможно, - с викарным подкреплением, возникающим при обучении типичным выходам из стрессовой ситуации, принятым в той или иной культуре. Психологи до сих пор еще спорят об этом

Однако посттравматический стресс, гнев, униженность, страх и депрессия являются спутниками виктимизации рикошетных жертв точно так же, как и прямых жертв. И не помнить об этом, декларируя принципы защиты гражданских прав и свобод в государстве, нельзя.

Субъекты преступлений без жертв, причиняя вред общесоциальным ценностям как охраняемому уголовным законом благу, одновременно причиняют вред и себе, травмируя свое психическое здоровье.

Таким образом, с криминологической точки зрения в круг лиц, относимых к жертвам преступлений, следовало бы также включить не только субъектов, которым был непосредственно причинен ущерб преступлением, но и тех, чье законное благо было поставлено преступлением (или покушением на него) под угрозу.

Подытоживая изложенное,  необходимо отметить, что анализ нормативно-правовых оснований и характеристик определения потерпевших от преступлений в международных стандартах и национальном законодательстве дает основание  для вывода о том, что жертвой преступления признается любое физическое лицо, которому преступлением причинен физический, материальный или моральный ущерб. Представляется, что данное определение «жертвы преступления» в максимальной степени соответствует целям и задачам Методологии построения базы данных «Помним».

Понятие «жертва нарушения прав человека» и его правое регулирование

В отличие от ситуации в отношении жертв обычных преступлений международное право в области прав человека устанавливает ряд четко сформулированных правовых норм, касающихся ответственности государств в случае злоупотребления властью, что представляет собой нарушение прав и свобод индивидуума. Кроме того, эти нормы получили дальнейшее развитие в ходе рассмотрения большого числа дел международными контрольными органами. Однако в настоящем контексте практически можно дать только краткий обзор общей правовой обязанности государств, касающейся обеспечения эффективной защиты прав человека и непосредственно связанных с этим конкретных правовых обязательств, обусловленных правом на такую защиту, то есть обязанности предупреждать нарушения прав человека, обязанности обеспечивать внутренние средства правовой защиты и обязанности расследовать предполагаемые нарушения прав человека, преследовать в судебном порядке тех, кто подозревается в их совершении, и наказывать виновных.  Кроме того,  государство-нарушитель  несёт обязанность предоставлять реституцию или компенсацию жертвам нарушений прав человека.

Термин “жертва нарушения прав человека”

Согласно пункту 18 Декларации основных принципов Организации Объединенных Наций:

“Под термином ‘жертвы’ понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения национальных уголовных законов, но являющегося нарушением международно-признанных норм, касающихся прав человека”.

Это определение выглядит в некотором роде специфическим, поскольку, во-первых, как представляется, из него следует, что нарушения международных норм в области прав человека ограничиваются областью уголовного права. Это, конечно, не так. Такие нарушения могут иметь место и в рамках гражданского права, такого как семейное право и наследственное право. Другие области права, которые могут быть отнесены к этой области права, включают законодательство о прессе, административное право, трудовое право, правовые аспекты социального обеспечения и правовые нормы охраны окружающей среды.

Во-вторых, бездействие может противоречить национальным законам и все же представлять собой нарушение международного права в области прав человека. Несмотря на внутригосударственное право, государство может в принципе считаться ответственным на международном уровне за действие или бездействие, которое нарушает международно- признанные стандарты в области прав человека до тех пор, пока оно не предоставило эффективного средства правовой защиты жертве или жертвам нарушения прав человека.

В-третьих, ссылка на “существенное” ущемление прав вызывает определенные трудности толкования, и ее нельзя адекватно понять в теоретическом плане. Действительно, действие или бездействие государства может означать нарушение международные стандартов, касающихся прав человека, хотя ущемление этих прав для соответствующей жертвы и не было “существенным”. Жертва по-прежнему остается “жертвой”, как это понимается международным правом, но реакция на нарушение будет, соответственно, различной. Вместо предоставления реституции или компенсации за ущерб международный контрольный орган может, например, посчитать, что установление самого факта нарушения в конкретном деле является достаточным признанием причиненного вреда. Однако во многих случаях нарушения носят серьезный характер и тем самым требуют принятия ряда различных мер, чтобы исправить или, по крайней мере, уменьшить отрицательные последствия таких нарушений для жертв или их близких родственников.

Итак:

“Жертвой” является лицо, чьи национально        илимеждународно-признанные права человека и основные свободы были нарушены вследствие действия или бездействия со стороны правительства.

Важно подчеркнуть, что “жертвой” может также быть член семьи, который испытывает страдания из-за исчезновения и/или произвольного убийства того или иного лица. Комитет по правам человека и Межамериканский и Европейский суды по правам человека согласились с тем, что матери жертв нарушений прав человека могут также считаться жертвами. Глубокая печаль, стресс и боль, которые испытывают матери в результате таких серьезных нарушений прав человека, сами по себе являются нарушением их права не подвергаться жестокому обращению, что запрещается международными правовыми стандартами, такими как статья 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, пункт 2 статьи 5 Американской конвенции о правах человека и статья 3 Европейской конвенции о правах человека[7].

Особенно серьезным аспектом злоупотребления властью, например, таким как нарушения прав человека, является тот факт, что такие нарушения совершаются - или по крайней мере совершаются с их ведома - лицами или властями, которые, как ожидается, призваны защищать человека и его или ее права, а не нарушать их. Иными словами, доверие к власти серьезно подрывается. Ситуация становится исключительно тревожной, когда нарушения права на жизнь и права на безопасность и свободу человека происходят и даже принимают широкие масштабы, по мере того как похищение, недобровольные исчезновения и пытки становятся частью административной практики государства. В таком случае виктимизация зачастую оказывает намного более глубокое негативное воздействие на соответствующих лиц, чем в ситуациях, когда они бывают “просто” жертвами общеуголовных преступлений. Для жертв насилия со стороны государства или при его поддержке важно, исходя из целей восстановления в правах, добиться признания государством допущенной несправедливости и получить помощь и поддержку в различных формах.

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры