Аналитический обзор практики применения ст. 193-1 Уголовного кодекса Республики Беларусь и её соответствия международным стандартам

Законом Республики Беларусь от 15 декабря 2005 года № 71-3 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Беларусь по вопросу усиления ответственности за деяния, направленные против человека и общественной безопасности» в Уголовный кодекс введена новая статья 193-1, в которой установлена ответственность за незаконную организацию деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности.

 В соответствии с указанной статьёй уголовная ответственность наступает за организацию деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение уполномоченного государственного органа об их ликвидации или приостановлении их деятельности, а равно организация деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию. Санкция статьи предусматривает наказание в виде штрафа, или ареста, или лишение свободы на срок до двух лет (в редакции Закона Республики Беларусь от 5 января 2015 г.).

В примечании к ст. 193-1 УК указано, что под участием в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда в настоящей статье понимаются действия, направленные на достижение целей указанных объединения, организации или фонда, в том числе определенных в их уставных и иных документах.

По смыслу закона организация деятельности либо участие в деятельности имеет место после вступления в законную силу решения уполномоченного государственного органа о ликвидации либо приостановлении деятельности соответствующего объединения, организации или фонда.

Однако далеко не всякое решение уполномоченного органа о приостановлении деятельности имеет отношение к ст. 193-1 УК. Действие настоящей статьи не распространяется на организацию деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение уполномоченного государственного органа о приостановлении их деятельности, которая направлена на устранение нарушений, послуживших основанием для приостановления деятельности, а также на организацию деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, связанных с их государственной регистрацией в установленном порядке.

 В данном случае преступным признается организация или участие в деятельности соответствующего объединения, если оно не прошло государственную регистрацию.

 Согласно ч. 3 примечания к ст. 193-1 УК РБ лицо, добровольно прекратившее действия, предусмотренные настоящей статьей, и заявившее об этом государственным органам, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится состава иного преступления. Данное положение не распространяется на лиц, совершивших аналогичные действия в течение двух лет после добровольного прекращения действий, предусмотренных настоящей статьей.

 Введению ст. 193-1 в Уголовный кодекс предшествовал Декрет Президента от 26 января 1999 г. № 2 «О некоторых мерах по упорядочению деятельности политических партий, профессиональных союзов, иных общественных объединений», который установил особый способ регистрации объединений, более жесткий, чем установленный соответствующими законами. Декрет также обязал все общественные объединения, которые были зарегистрированы ранее, пройти перерегистрацию в соответствии с новым порядком. Это привело к ситуации, когда сотни организаций в стране не смогли перерегистрироваться и потеряли свой статус.

В связи с принятием указанного Декрета Президента № 2 все организации, не прошедшие перерегистрацию, были запрещены в Беларуси. Позже аналогичный запрет был введен в Законе «О политических партиях» и Законе «Об общественных объединениях», а также была установлена административная ответственность за нарушение такого запрета.

На момент вступления в силу ст. 193-1 УК в действующей на то время статье 167.10 Кодекса об административных правонарушениях предусматривалась административная ответственность за деятельность политических партий, профессиональных союзов или иных общественных объединений, не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию (перерегистрацию), в том числе повышенную за повторность подобного нарушения, в течение года после применения мер административного взыскания – до 100 базовых величин или арест до 15 суток.

 Ныне действующий Кодекс об административных правонарушениях, вступивший в силу с 1 марта 2007 года, содержит статью 9.9, устанавливающую административную ответственность только за нарушение законодательства о свободе вероисповеданий и религиозных организациях. Неуставная деятельность религиозных организаций, предусмотренная ч. 1 указанной статьи, влечёт за собой наложение штрафа в размере от четырех до десяти базовых величин. Частью 5 статьи 9.9. предусмотрена повышенная ответственность за действия, совершенные повторно в течение одного года после наложения административного взыскания за такие же нарушения – от 14 до 20 базовых величин.

В 2003-2007 годах Беларусь пережила волну принудительных ликвидаций общественных объединений в судебном порядке. С 2003 года сообщения о ликвидации демократических общественных объединений стали в Беларуси повседневностью: в 2003 году судами страны были приняты решения о ликвидации 51 организации, в 2004 году было ликвидировано 38 общественных объединений, в 2005 году - 68 (за 2006 год количество ликвидированных общественных объединений не было опубликовано, однако оно было значительным и превышало полсотни). Некоторые политические партии были ликвидированы по решению Верховного суда: в 2004 году - партия Труда, в 2007 году - Экологическая партия зеленых "БЭЗ" и партия женщин «Надзея».

Ряд белорусских НПО потеряли свою официальную регистрацию с момента принятия вышеупомянутого Декрета Президента, а новые организации столкнулись с трудностями регистрации. Ликвидация общественного объединения “Правозащитный центр “Вясна” в 2003 году Комитетом ООН по правам человека была признана нарушением свободы ассоциаций, закрепленной Пактом о гражданских и политических правах, ратифицированным Республикой Беларусь. Решение Комитета ООН по правам человека по этому делу было принято как раз в то время, когда бывшие члены общественного объединения “Правозащитный центр “Вясна” подали документы на регистрацию новой организации Правозащитного общественного объединения “Весна”. Белорусские власти имели прекрасную возможность продемонстрировать добрую волю и стремление уважать права человека и свободу ассоциаций в соответствии с общепризнанными стандартами. Однако белорусское правительство этой возможностью не воспользовалось. 26 октября 2007 года Верховный суд своим решением подтвердил обоснованность отказа в регистрации Правозащитного общественного объединения “Весна”.

 2 августа 2003 года Управление юстиции Минского городского исполнительного комитета обратилось в Минский городской суд с иском о ликвидации Общественного объединения «Правовая помощь населению». 8 сентября 2003 года Минский городской суд принял решение о ликвидации организации. Верховный суд подтвердил решение Мингорсуда.

24 июля 2014 года Комитет по правам человека ООН удовлетворил жалобу «Правовой помощи населению», поданную Раисой Михайловской и Олегом Волчеком, и признал, что государство незаконно ликвидировало общественное объединение, чем нарушило ст. 22 Пакта. Комитет призвал правительство Беларуси в течение полугода устранить данное нарушение. В настоящее время ОО «Правовая помощь населению» зарегистрировано в Украине.

За несколько месяцев 2003 года был ликвидирован - якобы за нарушения, связанные с иностранной помощью и правилами регистрации, - ряд негосударственных организаций. Среди них - "Молодежный христианско-социальный союз", гомельские "Гражданские инициативы", барановичский общественный центр "Варута", "Центр молодежных инициатив "Контур" (Витебск), гродненский ресурсный центр "Ратуша. "

Это лишь некоторые из многочисленных примеров в Беларуси.

Международное сообщество бурно отреагировало на введение статьи 193.1 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

10 декабря 2007 года Комитет Парламентской Ассамблеи Совета Европы по юридическим вопросам и правам человека опубликовал доклад о злоупотреблении в системе уголовного правосудия в Беларуси. Доклад указывает на произвольное применение законодательства, запрещающего законную, мирную деятельность. Он призвал парламент Республики Беларусь отменить Закон № 71-3 от 15 декабря 2005 года, и в частности, статью 193.1 Уголовного кодекса, предусматривающую уголовную ответственность за деятельность незарегистрированных объединений.

В нескольких резолюциях и рекомендациях Парламентская Ассамблея неоднократно призывала белорусские власти отменить статью 193.1 Уголовного кодекса.

Европейский парламент принял еще несколько резолюций, которые призывают белорусские власти внести «необходимые изменения в Уголовный кодекс Беларуси путем отмены статьи 193.1».

В сентябре 2010 года на 15-й сессии Совета ООН по правам человека был утвержден заключительный доклад Универсального периодического обзора (УПО) в отношении Беларуси. Правительство Беларуси отклонило рекомендации, сделанные в ходе сессии УПО, и касательно вопроса отмены статьи 193.1 утверждало, что данное положение направлено на предотвращение деятельности экстремистских групп.

Комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг в Комментариях по правам человека, опубликованных 25 мая 2011 года, подчеркнул, что правила регистрации в Беларуси были использованы в качестве инструмента репрессий, и отметил, что Декрет Президента, который с 1999 года обязывает НПО повторно регистрироваться, привел к тому, что многие из них были исключены из официального реестра, лишены возможности повторной подачи заявления и впоследствии распущены. Этот Декрет также ввел ограничения на деятельность незарегистрированных НПО, которые продолжали действовать. С принятием статьи 193.1 Уголовного кодекса была введена уголовная ответственность за участие в таких объединениях в виде ареста сроком до двух лет, что, по мнению Комиссара по правам человека, явилось инструментом для давления и контроля над правозащитниками.

     

 Анализ национального законодательства и практика применения ст. 193-1 УК приводит к выводу о том, что они не соответствуют международным обязательствам, ратифицированным Республикой Беларусь.

 В соответствии со ст. 21 Конституции Республики Беларусь обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства

 Согласно ст. 36 Конституции каждый имеет право на свободу объединений. В статье 5 Конституции содержится запрет на создание и деятельность политических партий и общественных объединений, имеющих целью насильственное изменение конституционного строя либо ведущих пропаганду войны, социальной, национальной, религиозной и расовой вражды.

Государство гарантирует право на проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетов.

 В соответствии со ст. 23 Конституции ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

Основные принципы создания организации и планирования ее деятельности изложены в Гражданском кодексе, в то время как детальное правовое регулирование отдельных видов организаций содержится в соответствующих специальных законах.

Деятельность политических партий регулируется Законом Республики Беларусь «О политических партиях» № 3266-XII от 5 октября 1994 г. (в редакции от 4 июня 2015 г.); деятельность рабочих союзов - Законом Республики Беларусь «О профессиональных союзах» №1605 №-ХII от 22 апреля 1992 года (в редакции от 1 января 2015 г); деятельность религиозных организаций - Законом Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» №2054-ХII от 17 декабря 1992 года (в редакции от 22 декабря 2011 г). Объединения, которые не могут быть определены как политические партии, профессиональные союзы или религиозные организации, определяются как общественные объединения, и их деятельность регулируется Законом Республики Беларусь «Об общественных объединениях» №3254-ХII от 4 октября 1994 г. (в редакции от 4 ноября 2013 г.).

Некоторые вопросы, касающиеся общественных объединений, регулируются Указами и Декретами Президента. Эти акты имеют большую юридическую силу, чем законы, и, по сути, иногда изменяют правила, установленные законодательством. Это в первую очередь касается Декрета Президента от 26 января 1999 г. № 2 «О некоторых мерах по упорядочению деятельности политических партий, профессиональных союзов, иных общественных объединений», которым был установлен особый способ регистрации объединений.

Другие акты Президента, а также нормативные акты, принятые Правительством, регулируют определенные аспекты создания организации (такие, как оплата государственной пошлины за регистрацию, подготовка финансовой отчетности, налогообложение, получение финансовой помощи, и т.д.). Среди прочего, существует Постановление Министерства юстиции №48 от 30 августа 2005 г, которое предусматривает образцы документов и руководящие принципы, касающиеся подачи заявлений на регистрацию общественных объединений, политических партий, профсоюзов, их территориальных структур и объединений. Постановлением установлена необходимость государственной регистрации «блоков», «движений», «инициатив», «коалиций» со ссылкой на ст. 7 Закона от 4.07.1994 г. «Об общественных объединениях» запрещающую деятельность незарегистрированных общественных объединений.

 Согласно ст. 1 Закона «Об общественных объединениях» общественным объединением является добровольное объединение граждан, в установленном законодательством порядке объединившихся на основе общности интересов для совместной реализации гражданских, социальных, культурных и иных прав. В соответствии со ст. 7 Закона деятельность незарегистрированных общественных объединений, союзов на территории Республики Беларусь запрещается.

Статья 13 Закона «О свободе совести и религиозных организациях» определяет, что Религиозными организациями в Республике Беларусь признаются добровольные объединения граждан Республики Беларусь (религиозные общины) или религиозных общин (религиозные объединения), объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения религиозных потребностей, а также монастыри и монашеские общины, религиозные братства и сестричества, религиозные миссии, духовные учебные заведения.

 В соответствии со ст.1 Закона «О политических партиях» политической партией является добровольное общественное объединение, преследующее политические цели, содействующее выявлению и выражению политической воли граждан и участвующее в выборах.

 В феврале 2014 года вступил в силу Закон Республики Беларусь от 4 ноября 2013 года «О внесении дополнений и изменений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам деятельности политических партий и других общественных объединений», касающийся вопросов деятельности, в том числе, общественных объединений. Закон смягчил критерии территориального представительства учредителей при создании республиканских и местных общественных объединений (требование об общем количестве учредителей в 50 человек для организации национального уровня и 10 человек для местных объединений сохранилось). Также закон незначительно сократил перечень документов, которые подаются на регистрацию, уточнил некоторые вопросы регистрации отделений международных общественных объединений, внес другие улучшения технического характера.

В то же время указанными изменениями в Закон «Об общественных объединениях» было введено дополнительное основание для ликвидации общественных объединений через суд: непредставление объединением в течение трех лет подряд требуемых законодательством ежегодных отчетов в регистрирующий орган (Министерство юстиции и его областные подразделения). При этом порядок регистрации общественных объединений остался затруднительным, а широкий круг оснований для отказа дает Министерству юстиции возможность произвольно отказать в регистрации на основании технических нарушений или незначительных недостатков в оформлении документов. В период с 2010 по 2014 Министерство юстиции отказало в регистрации десяткам объединений, в том числе правозащитным. Закон предусматривает возможность судебного обжалования таких решений, но на практике суды никогда не удовлетворяют такие жалобы.

В целях реализации норм Закона Советом Министров принято постановление от 18 февраля 2014 года № 141 «О порядке учета и прекращения деятельности организационных структур политических партий и общественных объединений». Данным постановлением утверждены Положение о порядке учета организационных структур политических партий и общественных объединений и Положение о порядке прекращения деятельности организационных структур политических партий и общественных объединений, а также утвержден ряд форм документов, связанных с учетом организационных структур политических партий и общественных объединений и прекращением их деятельности.

Соответствующие изменения внесены и в постановление Министерства юстиции от 30 августа 2005 г. № 48 «Об утверждении нормативных правовых актов по вопросам оформления и рассмотрения документов, связанных с государственной регистрацией политических партий, профессиональных союзов, иных общественных объединений, их союзов (ассоциаций), а также государственной регистрацией и исключением из журнала государственной регистрации, постановкой на учет и снятием с учета их организационных структур». В новой редакции изложены Инструкция о порядке оформления и рассмотрения документов, связанных с государственной регистрацией политических партий, иных общественных объединений, их союзов (ассоциаций), а также государственной регистрацией и исключением из журнала государственной регистрации, постановкой на учет и снятием с учета их организационных структур, утвержденная этим постановлением, а также ряд форм бланков документов, необходимых для государственной регистрации общественных объединений.

Кроме того, осенью 2011 года в Уголовный кодекс была внесена статья 369-2, устанавливающая ответственность за нарушение порядка получения пожертвований из-за рубежа, что серьезно осложнило условия деятельности НПО. Для получения иностранных пожертвований необходимо согласие государства. Корпоративные пожертвования могут быть получены только по закрытому перечню целей.

В январе 2013 года был введен запрет быть учредителем либо руководителем отдельных форм ОГО для лиц, которые находятся на профилактическом учете в КГБ или МВД. Законодательство о профилактическом учете дает государственным органам возможность произвольно ставить граждан на учет, а установленный судебный порядок обжалования таких решений не является эффективным средством восстановления нарушенных прав (суды никогда не удовлетворяют таких жалоб).

 Республика Беларусь является участницей Международного пакта о гражданских и политических правах (далее - МПГПП), а также Первого Факультативного протокола к нему.

 В соответствии со статьей 2 МПГПП каждое участвующее в Пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем Пакте, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

 При этом государство обязуется:

a) обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве;

b) обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты;

c) обеспечить применение компетентными властями средств правовой защиты, когда они предоставляются.

Свобода ассоциаций рассматривается как важнейшее условие для эффективного функционирования демократии. Следовательно, любые ограничения этого права должны быть строго юридически обоснованы. Данное право защищается в статье 22 Международного Пакта о гражданских и политических правах и статье 11 Европейской Конвенции о правах человека.

Статья 22 Пакта регламентирует право на свободу ассоциаций следующим образом:

«1. Каждый человек имеет право на свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

 Пользование этим правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений пользования этим правом для лиц, входящих в состав вооруженных сил и полиции.

 Ничто в настоящей статье не дает право Государствам, участвующим в Конвенции Международной организации труда 1948 года относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию, принимать законодательные акты в ущерб гарантиям, предусматриваемым в указанной Конвенции, или применять закон таким образом, чтобы наносился ущерб этим гарантиям».

По мнению Комитета по правам человека, для того, чтобы вмешательство в свободу ассоциации было обоснованным, любое ограничение такого права должно в совокупности отвечать следующим условиям:

(a) оно должно быть предусмотрено законом,

(b) оно может быть установлено только для одной из целей, указанных в пункте 2,

(c) оно должно быть «необходимым в демократическом обществе» для достижения одной из этих целей.

Ссылка на понятие «демократическое общество» означает, по мнению Комитета по правам человека, что существование и деятельность объединений, в том числе тех, которые мирно пропагандируют идеи, не всегда благоприятно воспринимаемые правительством или большинством населения, является краеугольным камнем демократического общества.

      Статья 11 ЕКПЧ содержит аналогичную формулировку:

«1. Каждый имеет право на свободу мирных собраний и на свободу объединения с другими, включая право создавать профессиональные союзы и вступать в таковые для защиты своих интересов.

2. Осуществление этих прав не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений на осуществление этих прав лицами, входящими в состав вооруженных сил, полиции или административных органов государства».

Венецианская комиссия в своём Заключении «О соответствии статьи 193.1 Уголовного кодекса Республики Беларусь касательно прав незарегистрированных объединений международным стандартам прав человека», принятом Венецианской Комиссией на ее 88-М Пленарном заседании в Венеции (14-15 октября 2011) считает, что белорусское законодательство создает слишком сложные условия для создания общественных объединений, равно как и сложную процедуру регистрации, с возможностью произвольного отказа в ней.

Кроме того, порядок роспуска, предусмотренный законодательством Республики Беларусь, создает дополнительные трудности, если даже не угрозу правовому статусу объединения.

Европейский суд по правам человека рассмотрел несколько дел, касающихся проблем с регистрацией НПО и их роспуском. В последнем деле против Азербайджана Европейский суд по правам человека заявил, что: «простое несоблюдение определенных правовых требований или внутреннего управления неправительственными организациями не может считаться таким серьезным проступком, который дает основание для безоговорочного роспуска. [...] Немедленный и бессрочный роспуск Ассоциации явился жесткой мерой по отношению к преследуемой законной цели. Большая гибкость в выборе более пропорционального наказания может быть достигнута путем введения во внутреннем законодательстве менее радикальных альтернативных санкций, таких, как, например, штраф или снятие налоговых льгот.

В этой связи Комитет министров Совета Европы рекомендовал принимать решение о прекращении юридического лица НПО (роспуске) только за серьезный проступок.

Каждая из часто встречающихся трудностей на пути получения или восстановления регистрации делает существование НПО все более уязвимым, поскольку они могут быть распущены по спорным, даже произвольным основаниям, и им может быть отказано в перерегистрации.   Когда такие условия сочетаются с законодательством, которое предусматривает уголовную ответственность за деятельность от имени незарегистрированных организаций, трудно не прийти к выводу, что статья 193.1 является потенциальным инструментом для сдерживания гражданских активистов, и что власти имеют широкие полномочия вмешиваться в фундаментальное право на свободу ассоциации, а тем более на свободу мысли, убеждений и их выражения.

Произвольный отказ и дискриминационная практика отказа организациям в регистрации также касаются взаимосвязи между осуществлением права на свободу ассоциаций и свободу выражения мнений и их взаимозависимости. Данное право может серьезно зависеть от той степени, в которой гарантируется свобода выражения мнений.

Защита личного мнения, гарантированная статьями 18 и 19 МПГПП и статьями 9 и 10 ЕКПЧ является одной из целей гарантии свобод ассоциации.     Право на свободу ассоциации переплетается с правом на свободу мысли, совести, религии, убеждений и их выражения. Невозможно защищать индивидуальные права, если граждане не в состоянии сплотиться вокруг общих потребностей и интересов и говорить о них публично.

Поэтому свобода выражения объединения не может быть предметом указаний органов государственной власти, за исключением случаев, когда это происходит в соответствии с допустимыми ограничениями, приписываемыми законом, и необходимо в демократическом обществе для узко и четко определенных целей.

Комитет ООН по правам человека в своем Общем замечании № 34 (июль 2011 года) о свободе убеждений и их выражения отметил, что установление уголовной ответственности за наличие своего мнения несовместимо с пунктом 1 статьи 19 МПГПП (свобода придерживаться своего мнения). «Преследование, запугивание или клеймение человека, включая арест, содержание под стражей, суд или лишение свободы по причинам того мнения, которое он имеет, представляет собой нарушение пункта 1 статьи 19 Пакта. Любая форма усилий, предпринимаемых с целью принудить человека иметь определенное мнение или отказаться от него, запрещается».

Венецианская комиссия считает, что только одним своим существованием статья 193.1 уже оказывает сдерживающий эффект на деятельность НПО, ее членов и ее лидеров. Это запугивает социальную мобилизацию и гражданскую активность на форуме неправительственных организаций и таким образом может препятствовать работе защитников прав человека.

Венецианская комиссия также считает, что статья 193.1 проникает в мысли и намерения активистов, даже не будучи приведенной в исполнение. А в случае ее приведения в исполнение ограничение будет настолько сильным, что не только ограничит свободу ассоциаций, но и свободу мнений и их выражения до неоправданной степени.

 Таким образом, по мнению Венецианской комиссии, установление статьей 193.1 Уголовного кодекса наказания за действия, связанные с организацией либо руководством объединением на том основании, что оно не прошло государственную регистрацию, не соответствует строгим критериям, предусмотренным статьями 22.2 и 19.2 МПГПП, а также 11.2 и 10.2 ЕСПЧ. Это делает деятельность незарегистрированных объединений по сути невозможной и, следовательно, в сущности, ограничивает право на свободу ассоциаций.

Введение уголовной ответственности согласно положениям статьи 193.1 Уголовного кодекса за законную социальную мобилизацию в целях свободы ассоциаций и социального протеста, либо критики политической власти, в виде штрафа или лишения свободы, несовместимо с демократическим обществом, в котором люди имеют право выражать свое мнение как индивидуально, так и совместно с другими.

 Анализ национального законодательства приводит к выводу о том, что по действующей норме УК любая организованная инициатива граждан, преследующих благие намерения и действующих для общественной пользы, но без регистрации формирования, может повлечь уголовное преследование и наказание лишь за нарушение порядка управления (установленной регистрации общественных объединений). Между тем, объективная оценка такого поведения явно не совместима с деяниями, преследуемыми в уголовном порядке.

Однако, именно такой подход к применению уголовной ответственности воспринят судебной практикой. Так, судом Центрального района г. Минска в феврале 2006г. к различным срокам лишения свободы были приговорены Т. Дранчук, Н. Острейко, А. Шалайко, Э. Броницкая, признанные виновными в организации деятельности и участие в деятельности незарегистрированного общественного объединения «Партнерство». Молодые люди ставили своей целью наблюдение за проходившими выборами в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь. Рассматривая их дело, суд не согласился с квалификацией действий обвиняемых по ст. 193 УК, данной органами прокуратуры и переквалифицировал их на ст. 193-1 УК. В приговоре отмечено, что «государственным обвинением не представлено суду доказательств, а в судебном заседании таких доказательств не добыто, которые свидетельствовали бы о том, что вышеуказанная деятельность была сопряжена с посягательством на права, свободы и законные интересы граждан». Т.е. суд установил, что деятельность данного общественного формирования и его участников не была направлена на нанесение ущерба ценностям, защищаемым Конституцией.

При аналогичных обстоятельствах с обоснованием деяния по ст.193-1 УК осужден в июле 2006 года тем же судом один из активистов «Молодого Фронта» Дмитрий Дашкевич. Известно, что организаторы «Молодого Фронта» не мене трех раз пытались в установленном законом порядке зарегистрировать в Минюсте свое общественное объединение. Однако по всевозможным бюрократическим придиркам им отказывали, и молодые люди продолжили свою деятельность вне рамок зарегистрированного объединения.

Управлением КГБ Республики Беларусь по г. Минску и Минской области возбуждено уголовное дело по ст. 193-1 УК в отношении активистов того же «Молодого Фронта» Д. Федорука и О. Корбана. Как указано в постановлении о возбуждении уголовного дела молодые люди привлекаются к уголовной ответственности «за действия, преследующие следующие цели и методы: объединение и воспитание молодежи на базе белорусской национальной идеи, строительство гражданского общества на основе демократии, свободы рынка и другие цели, а также методы достижения целей, в том числе путём проведения массовых акций, осуществление просветительской работы и социологических исследований, издание газет и других информационных материалов, в период времени с сентября 2006 года по настоящее время».

 За период с 2005 по 2012 год 18 членов незарегистрированных организаций были осуждены по статье 193.1 УК. Пятеро из них к лишению свободы.

В 2007 году по статье 193-1 Уголовного кодекса к наказанию, связанному с лишением свободы, был осужден только один руководитель профашистской организации РНЕ в городе Гомеле. Восемь членов Молодого фронта были осуждены по статье 193-1 к штрафам и предупреждению. Ещё против трёх членов Молодого фронта из Гомельской области дела по статье 193-1 Уголовного кодекса были возбуждены, приостановлены, а затем возобновлены (дела Андрея Тенюты из Гомеля, Кирилла Атаманчика из Жлобина и Арсения Егорченко из Мозыря). 28 декабря 2007 года было возбуждено уголовное дело по статье 193-1 уголовного кодекса против активистки Молодого фронта из города Полоцка Екатерины Соловьевой. Десятки членов Молодого фронта вызывались для дачи показаний и привлекались к следственным действиям по делам о деятельности незарегистрированных организаций. В 2006 году по статье 193-1 Уголовного кодекса по трём доведенным до суда делам были осуждены 6 человек из организаций Молодой фронт и Партнёрство (в том числе пять человек были осуждены к ограничению свободы и один человек к штрафу). В 2007 году по статье 193-1 уголовного кодекса было осуждено уже 9 человек из двух организаций, однако только один из них получил наказание, связанное с ограничением свободы.

Анализ практики 2007 года свидетельствует, что основной мишенью для данной статьи являлись активисты Молодого фронта. Уголовному преследованию подверглись молодофронтовцы Дмитрий Федорук, Борис Горецкий, Наста Полаженко, Олег Корбан, Алексей Янушевский, Наста Азарко, Иван Шило, Ярослав Грищеня.

В апреле и мае 2007 года Министерство юстиции потребовало у десятков демократических общественных объединений объяснений относительно их участия в Ассамблее неправительственных организаций Беларуси (запросы получили Общество белорусского языка, Фонд имени Льва Сапеги, БНФ “Адраджэньне”, Белорусский хельсинский комитет и другие организации). При этом было указано, что подобное сотрудничество в рамках незарегистрированной общественной струтуры может стать основанием для привлечения к уголовной ответственности по статье 193-1.

 2 июля 2009 года Прокуратура Минска возбудила уголовное дело по статье 193-1 УК Республики Беларусь против представителя религиозной организации.

25-летнего жителя Минска Евгения Волкова обвиняли в деятельности от имени незарегистрированного «Движения Объединения» (Церковь Муна).

 11 июня 2013 года в Щучинском районе возбуждено уголовное дело по статье 193.1 Уголовного кодекса РБ (деятельность от имени незарегистрированной организации). Обвиняли жителя села Александровка католического верующего Алексея Щедрова, который организовал в деревне приют для бездомных. Согласно постановлению начальника ООПП Щучинского РОВД майора милиции Сергея Осовика, рассматривающего материалы проверки, Алексей Щедров "организовал деятельность ... незарегистрированной религиозной организации и обеспечил условия ее функционирования без регистрации в установленном законодательством порядке". Алексей Щедров утверждает, что он не создавал никаких организаций, а просто занимается благотворительностью, создав приют для бездомных. С этими лицами он вместе молился, но никакой секты не создавал. Антоний Гремза, вице-канцлер Гродненской римско-католической курии, к которой формально принадлежит верующий Алексей Щедров, также назвал действия верующего частной инициативой, не созданием какого-то сектантского движения.

 В последние годы не отмечено возбуждённых уголовных дел по ст. 193-1 УК РБ, однако наметилась практика вынесения гражданским активистам официальных предупреждений от прокуратуры и Комитета государственной безопасности в отношении их деятельности от имени незарегистрированной организации.

 9 февраля 2010 года Иван Стасюк, член международной молодежной организации «Молодой Фронт», зарегистрированной в Чехии, получил официальное предупреждение за деятельность от имени незарегистрированной организации. В официальном предупреждении указывается, что материалы о деятельности активиста поступили в прокуратуру из УКГБ Брестской области. Из имеющейся информации и распечаток материалов сайтов «Молодой Фронт» и «Радио Рацыя» был сделан вывод, что активист принимает участие в деятельности незарегистрированной организации. Упоминались также даты двух акций, в которых активист принимал участие. Предупреждение подписано заместителем прокурора Брестской области старшим советником юстиции Т.С. Тачко.

 16 февраля 2011 года замначальника отдела по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Генеральной прокуратуры Павел Елисеев предупредил председателя правозащитного центра "Вясна" Алеся Беляцкого о том, что деятельность от имени незарегистрированной организации нарушает действующее законодательство и при следующем нарушении может быть рассмотрен вопрос о привлечении его к ответственности, предусмотренной законодательством Беларуси. Судебная коллегия под председательством судьи Инны Яблоковой 11 августа 2011 года отклонила жалобу Беляцкого на тех же основаниях, что и суд Центрального района Минска, который состоялся 3 июня, сославшись на Закон об общественных объединениях, запрещающий действовать от имени незарегистрированной организации.

 21 марта 2011 года суд Ленинского района г. Могилева рассмотрел жалобу активистки оргкомитета партии "Белорусская Христианская демократия" Татьяны Шамбаловой на Могилевское управление КГБ.

Могилевская активистка обжаловала постановку её на учет в КГБ и вынесение ей письменного предупреждения за деятельность от имени незарегистрированной организации.

 18 апреля 2013 года Александр Кузьмин, гражданская кампания "Говори правду" активист из Белозёрска, получил предупреждение от ??районной прокуратуры г. Берёза по поводу его деятельности в "Говори правду". Александр Кузьмин считает, что его действия, связанные с приватизацией квартир в одном из домов Белозёрска стало главной причиной для прокуратуры вынесения ему предупреждения. Верховный суд РБ не удовлетворил жалобу Александра Кузьмина и указал, что прокуратура Березовского района правильно отреагировала на его незаконные действия .

23 апреля 2013 года Тамара Сергей, правозащитник, член общественной инициативы «Против беззакония в судах и прокуратуре», получила официальное предупреждение от Генеральной прокуратуры в котором подчеркивается недопустимость нарушения закона в соответствии со статьей 193.1 Уголовного кодекса. Тамара Сергей связывает выдачу предупреждения на попытку активистов инициативы "Против беспредела в судах и прокуратуре» передать 9 апреля заявление Александра Лукашенко, призывая его рассмотреть жалобу, которая игнорировались местными чиновниками и судьями много лет.

 Олег Аксёнов, член Руководящего комитета Белорусская христианская демократия из Могилева получил второе предупреждение за деятельность от имени незарегистрированной организации. 29 апреля 2013 года он был вызван в местное отделение КГБ для беседы. Следователь КГБ сказал Олегу Аксёнову, что причиной вынесения предупреждения стало участие Олега в кампании по наблюдению за выборами «За честные выборы» и его работа в незарегистрированной могилевской региональной коалиции демократических сил.

26 апреля 2013 года правозащитника Владимира Хильмановича вызвали в Управление КГБ по Гродненской области, где провели профилактическую беседу о недопустимости незаконной организации деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности и постановке его на профилактический учёт.

 4 декабря 2013 года Сергею Рыжову, ставшему известным в Витебске после неудачной попытки зарегистрироваться в качестве кандидата на пост президента Беларуси, прокуратурой Витебской области вынесено официальное предупреждение за участие в незарегистрированной организации. Предупреждение, подписанное заместителем прокурора Витебской области старшим советником юстиции Георгием Кореньковым, Рыжову, вынесено за то, что он неоднократно выступал с заявлениями, представляясь сопредседателем Белорусской консервативной партии «Белая Русь» и Международного движения «За новый мир! За обновленного человека», которые не зарегистрированы на территории Республики Беларусь. В то же время Рыжов утверждает, что его незарегистрированная партия, которая, якобы, была создана 21 марта 2011 года, изначально отказалась от регистрации по политическим и идейным причинам, так как он не признает легитимность власти существующего президента. «Народным новостям Витебска, Сергей Рыжов заявил, что с предупреждением не согласен, и намерен обжаловать его в Генеральную прокуратуру.

 13 января 2014 года Пинскому координатору оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Сергею Суховерхому прокуратура вынесла официальное предупреждение за «деятельность от имени незарегистрированной организации». Выносила предупреждение заместитель Пинского межрайонного прокурора Людмила Супрун.

14 ноября 2014 года Александру Храпко, Брестскому координатору оргкомитета по созданию партии “Белорусская христианская демократия” (БХД) вынесено предупреждение за деятельность от имени незарегистрированной партии. В тексте документа, подписанном заместителем прокурора Брестской области Александром Точко, говорится, что Храпко официально предупрежден «о недопустимости участия в деятельности и выступления от имени незарегистрированной партии». При этом представитель областной прокуратуры ссылается на часть 3 статьи 7 Закона РБ «О политических партиях». Свои выводы прокуратура сделала на основании материалов, переданных Комитетом государственной безопасности. В частности, речь идет о том, что брестский активист принимал участие в кампаниях «За малое приграничное движение» и «Защитим наших детей от алкоголизма», инициаторами которых выступили члены организационного комитета по созданию партии БХД.

12 марта 2015 года Департамент финансовых расследований Комитета государственного контроля поставил на профилактический учет члена рады не признанного властями Союза поляков в Беларуси (СПБ) Анжелику Борис. С Борис беседовал инспектор управления ДФР Комитета госконтроля по Гродненской области. Он сообщил активистке СПБ, что в отношении нее проводилась проверка с тем, чтобы возбудить уголовное дело за деятельность от имени незарегистрированной организации. Однако за недостаточностью доказательств в возбуждении дела было отказано. Тем не менее А. Борис вынесли предупреждение за деятельность от имени незарегистрированной организации и поставили на профилактический учет. Инспектор ДФР объяснил Борис, что она должна ежемесячно являться к нему на профилактическую беседу.

 В 2009 году белорусскими неправительственными организациями была инициирована кампания «СТОП 193.1» в поддержку отмены статьи 193.1 Уголовного кодекса на основании того, что «она криминализирует любую независимую правозащитную инициативу в Беларуси и дает государственным чиновникам право в любое время приостановить деятельность правозащитных организаций».

 1 сентября 2010 года представителями ряда негосударственных организаций Беларуси провели встречу с депутатами нижней палаты белорусского парламента по вопросу отмены статьи 193-1 Уголовного кодекса. Как сообщает БелаПАН со ссылкой на координатора кампании "Стоп 193-1" Алену Волынец, все, что смог выдать член постоянной комиссии по правам человека, национальным отношениям и СМИ Евгений Мельник «в рабочем порядке», так это то, что депутаты знают об этой проблеме, признают, что статья 193-1 портит имидж страны и является камнем преткновения в отношениях с Европейским союзом. "Нам в очередной раз заявили, что вопрос декриминализации деятельности от имени незарегистрированных организаций обсуждается, что его изучает Минюст, что депутаты в курсе проблемы. Однако никаких точных планов об отмене статьи 193-1 нам не раскрыли. Мы высказали надежду, что на ближайшей сессии у депутатов найдется время и возможность для исключения статьи 193-1 из белорусского законодательства», - сообщила Волынец.

Совет Республики также не видит необходимости инициировать отмену статьи 193-1 Уголовного кодекса Республики Беларусь. Информацию об этом получили координатор кампании "Право на веру" Алексей Шеин и один из руководителей "Ассамблеи неправительственных демократических организаций Беларуси" (Ассамблеи НГО) Сергей Лисиченок в ответ на свое обращение в законодательный орган. В письме из Совета Республики за подписью заместителя председателя Постоянной комиссии по законодательству и государственному строительству Мороз Л.Ф, утверждается, что "статья 193-1 Уголовного Кодекса Республики Беларусь вместе с другими нормами Закона является правовым средством борьбы с преступлениями, которые нарушают конституционные права и свободы граждан, а также порядок и безопасность в обществе. По нашему мнению, она охраняет общепринятые права человека и его основные свободы и не нарушает международных стандартов в области прав человека ". А на этом основании Совет Республики не видит необходимости инициировать отмену статьи 193-1 Уголовного кодекса Республики Беларусь.

В ходе первого раунда УПО в адрес Беларуси были вынесены многочисленные рекомендации об отмене статьи 193-1 Уголовного кодекса (в том числе со стороны Бельгии, Чешской Республики, Франции, Израиля, Нидерландов, Польши, некоторые из которых были признаны приемлемыми правительством Беларуси). Однако эта статья так и не была отменена.

 До настоящего времени многочисленные призывы международного сообщества и национальных правозащитных организаций об отмене ст. 193-1 УК в уголовном законодательстве остаются без внимания властей.

Прокуратура и КГБ продолжают регулярно выносить многочисленные официальные предупреждения о привлечении к уголовной ответственности членов незарегистрированных объединений на основании статьи 193-1 Уголовного кодекса Беларуси, если они не прекратят свою общественную деятельность в составе общественного объединения или религиозной организации без государственной регистрации. Законодательство о печати запрещает СМИ публиковать информацию о деятельности незарегистрированных общественных объединений.

Такая практика способствует латентности структур гражданского общества - многие из них стараются не афишировать свою работу, избегая отождествления какой-либо общественной активности со структурами, не имеющих государственной регистрации, опасаясь уголовного наказания.

Необходимо привести законодательство и практику его применения в области свободы ассоциаций и правового регулирования организаций гражданского общества в соответствие с международными стандартами, в том числе отменить уголовную ответственность за организацию и участие в деятельности незарегистрированных организаций, а также отменить запрет на деятельность незарегистрированных объединений.

 

Белорусский документационный центр

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры