Индивидуальное представление для Универсального периодического обзора - Беларусь – май-июнь 2015 года

Индивидуальное представление для Универсального периодического обзора - Беларусь – май-июнь 2015 года.

Право на жизнь (в контексте насильственных исчезновений политических оппонентов власти).

За период   2011-2014 годов в Республике Беларусь не было подтвержденных  фактов о новых политически мотивированных исчезновениях. Однако со стороны властных структур не было предпринято никаких попыток к раскрытию дел об исчезновениях в 1999-2000 годах  политических оппонентов режима экс-министра внутренних дел Юрия Захаренко, бывшего вице-спикера Верховного Совета Виктора Гончара, бизнесмена Анатолия Красовского, журналиста Дмитрия Завадского, и рекомендации Универсального периодического обзора (далее УПО) 2010 года  в этой части  государством не выполнены.

 Рекомендация  п. 98.19 УПО  отстранить от должности всех сотрудников органов безопасности, замешанных в случаях насильственного исчезновения, внесудебной казни или пыток, и обеспечить проведение беспристрастных и объективных расследований, с тем,  чтобы виновные в совершении таких деяний были привлечены к  судебной  ответственности, объявлена Республикой Беларусь  неприемлемой и не выполнена.  Государство утверждает, что в  Беларуси отсутствуют сведения о причастности государственных органов и их должностных лиц к такой незаконной деятельности.

 Рекомендация п.  98.6 УПО о подписании  и ратифицировании Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений    также объявлена  неприемлемой  и до настоящего времени Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений  Республикой Беларусь не подписана.

Рекомендация п.  98.20  УПО о выполнении рекомендаций, изложенных в подготовленном Парламентской Ассамблеей Совета Европы докладе об исчезнувших лицах в Беларуси,               объявлена  неприемлемой и не выполнена.  В комментарии  правительства  указано, что  Беларусь не является членом ПАСЕ.

Насильственные похищения политических  оппонентов режима и нерасследование  их похищений  в Республике Беларусь являются системной проблемой. Требование раскрыть правду об исчезновении Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского, Д. Завадского содержится в резолюциях Парламентской ассамблеи Совета Европы, Комитета по правам человека ООН, Парламентской Ассамблеи ОБСЕ. Однако власти  не реагируют на эти  требования и оставляют их без ответа.

 По фактам  исчезновений указанных лиц и на основании сведений, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий органами КГБ, МВД и прокуратуры, возбуждены уголовные дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 101 УК (в редакции 1960 года) – умышленное убийство:

-17 сентября 1999 года — в отношении исчезновения Ю. Захаренко;

-20 сентября 1999 года — в отношении В. Гончара, А. Красовского;

- 8 июля 2000 года — в отношении Д. Завадского.

 Сроки расследования настоящих дел неоднократно продлевались. Предварительное следствие по делам приостанавливалось в связи с неустановлением лица (лиц), подлежащего привлечению в качестве обвиняемого либо необнаружением безвестно исчезнувшего лица, а затем возобновлялось.

Официальные сообщения компетентных органов Республики Беларусь об отсутствии у них данных о виновных в похищении  лицах не соответствуют действительности, так как имеющимися данными достоверно подтверждено, что к этому преступлению причастны бывшие и нынешние представители официальных властей Беларуси, в том числе и высшего эшелона.

  Этот вывод основан на Меморандуме специального докладчика Парламентской ассамблеи Совета Европы Х. Пургуридеса «Пропавшие люди в Беларуси», где указано: «В настоящее время я пришел к… выводу, что компетентными белорусскими властями не было проведено надлежащее расследование исчезновений. Наоборот, беседы, которые я провел в Минске в связи с показаниями г-на Алкаева… и документы или копии, которыми я обладаю, вынудили меня считать, что на наивысшем государственном уровне были сделаны активные шаги, чтобы скрыть настоящую подоплеку исчезновений, и подозревать, что наивысшие государственные чиновники могут сами быть втянуты в эти исчезновения.

Доклад Х. Пургуридеса и принятые на его основе Резолюция и рекомендации Совета Европы демонстрируют, что независимого и беспристрастного расследования по данным делам белорусскими властями не проводилось. Указанные в Резолюции главные подозреваемые в причастности к исчезновениям видных политических и общественных деятелей, такие как  глава Управления делами президента Шейман В.В., экс-министр Внутренних дел Сиваков Ю.Л.,  экс-министр МВД Наумов В.В., командир в/ч 3214 (СОБР) полковник Павличенко Д.В., бывший начальник службы безопасности Президента Республики Беларусь Васильченко Н.В. и др. по-прежнему занимают должности в государственных структурах.

 В настоящее время надлежащее расследование уголовных дел по фактам исчезновения граждан и установлению виновных  практически не ведется, а осуществляется имитация расследования. Власти всячески тормозят расследование уголовных дел, при этом в механизмы сдерживания расследований входят: прекращения следственных действий; смена следователей; запрет на ознакомление с материалами следствия; отказ от допросов представителей власти, подозреваемых в причастности к исчезновениям, отказ в удовлетворении ходатайств либо полное  игнорирование их  и др. Установлено, что часть материалов, добытых оперативно-следственным путем, в том числе вещественные доказательства, свидетельствующие о причастности к данным преступлениям высших должностных лиц государства и спецслужб Беларуси (пистолет «ПБ-9» РО57С и др.) утрачены или преднамеренно скрываются.

Ходатайства потерпевших и их представителей, рекомендации международных организаций (ООН, ОБСЕ, ПАСЕ), требования правозащитных организаций о временном, на период расследования дел, отстранении от должности лиц, подозреваемых в похищениях людей, власти Беларуси проигнорировали.

Совокупность сведений, которые получены в ходе оперативно-следственных действий, а также материалы общественного расследования по фактам похищения людей, за которыми следует их исчезновение, дают основание утверждать, что данные преступления в соответствии с действующим законодательством Республики Беларусь раскрыты, подозреваемые в них лица установлены. Эти факты и исследованные обстоятельства не исключают, что исчезнувшие стали жертвами внесудебных казней. Однако, с конца ноября 2000 г. дальнейшее расследование по делам в полном объеме не ведется, так как профессиональная деятельность следователей, прокуроров, судей блокируется высшими должностными лицами Беларуси, подозреваемыми в совершении данных преступлений.

 Обоснованность подозрений в причастности указанных лиц к совершению преступных деяний подкрепляется опубликованными в прессе документами, содержащими достоверные сведения о результатах оперативно-розыскной деятельности и проведении ряда следственных действий. Оригиналы данных документов хранятся в материалах уголовного дела  об исчезновении Ю. Захаренко  и в других уголовных делах. Их копии были представлены средствам массовой информации сотрудниками органов прокуратуры, МВД и Комитета государственной безопасности (далее КГБ), принимавшими непосредственное участие в расследовании или оперативном сопровождении этих дел. Некоторые из них, опасаясь преследований, были вынуждены эмигрировать из страны (О. Батурин, О. Алкаев, Д. Петрушкевич, О. Случек, Г. Угляница и др.).

Необходимо также отметить, что  в период, предшествовавший исчезновениям Ю. Захаренко, В. Гончара и А. Красовского, в стране проходила организованная оппозицией альтернативная кампания по выборам Президента Республики Беларусь. Политическая обстановка в стране была крайне напряженной. Именно весной 1999 г. достоянием гласности стал одобренный Советом Безопасности Беларуси (В. Шейман) секретный документ «О мерах по противодействию политическому экстремизму». Среди указанных в документе мер значились:

-  создать республиканский штаб (закрытого характера) при Министерстве юстиции для юридической оценки действий группы лидеров радикальной оппозиции по подготовке проведения альтернативных выборов Президента и выработке рекомендаций для принятия политических и законодательных решений руководством страны;

- КГБ во взаимодействии с Прокуратурой осуществить меры предупредительно-профилактического характера в отношении ряда радикально настроенных лидеров и активистов кампании по отстранению от власти Президента,  прежде всего, членов так называемого  Центризбиркома во главе с В. Гончаром и его представителей в регионах;

-  Министерству юстиции не допустить государственной перерегистрации радикально и экстремистки ориентированных общественных формирований, а КГБ использовать данную ситуацию с целью разложения и компрометации указанных структур;

- по результатам тщательного контроля за деятельностью группы лидеров радикальной оппозиции и развитием ситуации в экстремистских группированиях, рабочей и молодежной среде еженедельно информировать Совет Безопасности в целях использования возможностей органов власти и управления для блокирования антиконституционных попыток проведения альтернативных президентских выборов.

Содержание  указанного документа свидетельствует о том, что власти целенаправленно готовились к блокированию альтернативных выборов президента, для чего был разработан план конкретных мер и   действий в отношении лидеров оппозиции, прежде всего В. Гончара, вплоть до их физического устранения. 

Из содержания документа вытекает, что высшие должностные лица государства встали на путь создания неконституционных органов, совершали действия, которые не входили в их компетенцию, и грубо нарушали конституционные права и свободы граждан. Подлинность данного документа подтверждается тем, что Комитет государственной безопасности как орган уголовного преследования по факту разглашения государственной тайны возбудил уголовное дело и проводил расследование. 

  Необходимо  также отметить, что уголовное дело  Ю. Захаренко было возбуждено спустя 4  месяца  с момента похищения и подачи властям соответствующего заявления об его исчезновении. Это обстоятельство также свидетельствует в пользу  выводов о том, что  ответственность за похищение и вероятную гибель  Ю. Захаренко и других исчезнувших лиц  несут  белорусские силовые структуры. 

Обоснованность выдвинутых подозрений против высших должностных лиц государства в установленном законом порядке не опровергнута, потерпевшим, их доверенным лицам и общественности подтверждения тому не представлены. При этом в деле Красовского Комитет по правам человека признал Беларусь виновной в нарушении Международного пакта о гражданских и политических правах, поскольку она не предоставила эффективное средство правовой защиты и не обеспечила проведение тщательного и эффективного расследования по соответствующим фактам, уголовное преследование и наказание виновных, надлежащее информирование о результатах проведенных расследований и надлежащую компенсацию.

О причастности властей к  исчезновениям их политических  оппонентов  также свидетельствуют те факты, что массовые аресты и задержания за участие в акциях против насильственных исчезновений в Беларуси и распространение информационных материалов на данную тему, приобретают форму устоявшейся тенденции.

Совершены и фактически раскрыты преступления против человечности, которые подпадают под международную уголовно-правовую юрисдикцию и не имеют сроков давности.

В особенной части Уголовного кодекса РБ, в главе 17 «Преступления против мира и безопасности человечества», в статье 128 говорится: «похищения людей, за которыми следуют их исчезновения, совершаемые в связи […] с политическими убеждениями наказываются лишением на срок от 7 до 25 лет, или пожизненным заключением, или смертной казнью».

 В   2014 году расследование дел об исчезновении Ю. Захаренко, В. Гончара и А. Красовского  вновь   трижды было  продлено на три месяца, последний раз 24 июня 2014 года.

  В  2014 году истекает  15-летний срок давности по делам исчезнувших политиков,   который позволяет  властям прекратить производство по делу  в связи с истечением срока давности.

  В 2011  году представитель семьи Захаренко О. Волчек  подал петицию  в Рабочую  группу по насильственным и недобровольным  исчезновениям при Верховном комиссаре по правам человека ООН. Рабочая группа получила три сообщения от правительства в период с января по октябрь 2012 года. Она пришла к выводу, что представленной информации недостаточно для прояснения дела и обратилась к правительству Республики Беларусь  с просьбой  о посещении  страны,  однако  ответа от правительства не было получено.  К  настоящему  времени Рабочей  группой не принято никакого решения, дело находится в стадии наблюдения.

В конце  2011 года У. Захаренко  в обращении на имя Генерального прокурора поставила ряд конкретных вопрсов:  кто проходил в качестве подозреваемых по каждой из версий, которую отрабатывало следствие, какую версию похищения сейчас проверяет следствие, были ли все же допрошены в качестве подозреваемых Виктор Шейман, Юрий Сиваков, Владимир Наумов и Дмитрий Павличенко, на каком основании был выпущен из следственного изолятора КГБ Павличенко, а также, проверялась ли органами прокуратуры информация, озвученная в фильме "Крестный батька"

Заместитель начальника управления по надзору за расследованием уголовных дел в органах прокуратуры И. Севрук в ответе на обращение У. Захаренко сообщил, что она будет уведомлена "о результатах проверки". В  письме из Генпрокуратуры нет ответа ни на один из заданных вопросов.

28 марта  2012 года С. Завадская, С. Бахун и Р. Кисляк внесли предложение Совету министров Республики Беларусь подписать Международную конвенцию по защите всех лиц от насильственных исчезновений и поручить министру иностранных дел внести в парламент законопроект о его ратификации.

 27 апреля 2012 года С. Завадская получила ответ на  указанное обращение,  в котором Министерство иностранных дел выразило мнение, что у Беларуси нет необходимости присоединяться к Конвенции, поскольку ее положения реализованы в законодательстве РБ — похищение людей относится к категории преступлений против  человечества и предусматривает уголовную ответственность и недопустимость освобождения от ответственности или наказания в связи с истечением срока давности.

Вместе с тем, указанные в ответе уголовные статьи предусматривают наказание за похищение человека, а не за насильственное исчезновение.

В  июне 2012 года Комитет по правам человека заключил, что Беларусь нарушила свои обязательства провести надлежащее расследование и принять соответствующие меры в отношении исчезновения  А. Красовского (нарушение статьи 2, части 3, одновременно со статьями 6 и 7 МПГПП.  Комитет по правам человека потребовал от Беларуси обеспечить пострадавших соответствующими мерами судебной защиты, которые включали бы тщательное надлежащее расследование фактов, судебное преследование и наказание преступников, предоставление адекватной информации о результатах расследования и адекватную компенсацию авторам доклада (Сообщение № 1820/2008, Ирина Красовская и Валерия Красовская против Беларуси, CCPR/C/104/D/1820/2008, 6 июня 2012 г.). Решение Комитета по правам человека ООН,  принятое в пользу  Красовских,  до настоящего времени не исполнено белорусским государством.

4 января 2013 года Объединённая гражданская партия сообщила, что готовит обращение Генеральному прокурору по делу исчезнувших политических оппонентов А. Лукашенко – Виктора Гончара и Юрия Захаренко, в котором потребует ответа  по всем вопросам, которые были озвучены ещё  в 1999-2000 годах после их исчезновения.

12 февраля 2013 года представители политических партий, гражданских движений и правозащитных организаций провели встречу с целью выработки общей тактики действий, которые не позволили бы закрыть в связи с истечением срока давности дел насильственных исчезновений  Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского и Д. Завадского. Юрист БХК Г. Погоняйло сообщил, что родственники исчезнувших и их представители подготовили ходатайство на имя Генерального прокурора о продлении срока расследования по этим делам. Заместитель руководителя ПЦ «Вясна» В. Стефанович обозначил 3 основных блока действий:

правовые – в границах национального законодательства;

международные – включая обращение и представление полной и достоверной информации Спецдокладчику Совета ООН по Беларуси М. Харашти, а также использование других международных инструментов, в том числе, Комитет по права человека ООН;

информационные – направленные на работу с обществом и формированием общественного мнения.

16 марта 2013 года во время импризы, посвящённой памяти исчезнувших политиков Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского и Д. Завадского, началось публичное подписание петиции, подготовленной правозащитником Г. Погоняйло в Генеральную прокуратуру с требованием расследования этих дел. 

 2 апреля 2013 года Следственный комитет прислал ответ на совместное обращение Объединённой гражданской партии и правозащитников про перспективы расследования исчезновений Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского и Д. Завадского. Ответ не содержал никакой информации по существу расследования и его результатов, а являлся классической отпиской без каких-либо намёков на заинтересованность в расследовании этих преступлений.

  Власти  системно отказывают в проведении  массовых  мероприятий, связанных с исчезновениями  указанных политиков. Так, 25 марта 2013 года могилёвским активистам ОГП было отказано в проведении пикета памяти исчезнувшего политика и генерала Ю. Захаренко.  Официально  могилёвский горисполком обосновал отказ в проведении массового мероприятия тем, что заявка подана на не предназначенное властями место.   Организаторы хотели провести пикет в центре города 7 мая  в связи с 14-й годовщиной исчезновения Ю. Захаренко.  1 апреля на этом месте проводили пикет активисты БРСМ без какого-либо официального разрешения.

В мае 2014 года ПУ «Белорусский документационный центр» (далее  БДЦ) подготовил  и направил жалобу в Комитет по правам человека ООН от имени Ульяны Захаренко и Елены Захаренко – матери и дочери экс-министра МВД, в защиту нарушенных властями  их прав: права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, право не подвергаться пыткам и жестокому обращению и  дискриминации по политическим мотивам.

В июне 2014 года БДЦ подготовил от имени У. Захаренко ходатайство Следственному комитету РБ о признании её потерпевшей по делу сына, в удовлетворении  которого  ей было отказано. Отказ в признании её потерпевшей обжалован  Генеральному прокурору РБ.  Ответа на жалобу  до настоящего времени не получено.

В  июле 2014 года БДЦ подготовлено и направлено в адрес Следственного комитета РБ ходатайство от имени  потерпевших О. Захаренко и И. Красовской о соединении уголовных дел в одно производство и  о квалификации действий лиц, причастных к  совершению преступления против их родных,   по ст. 128 УК РБ, поскольку  в отношении Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского совершены преступные действия, направленные против безопасности человечества (систематическое осуществление казней без суда, похищение людей, за которыми следует их исчезновение).  В удовлетворении ходатайства  немотивированно отказано.

 До настоящего времени, несмотря на очевидные факты, с целью избежания внутренней и международной  дискредитации и ответственности за содеянное, власти Беларуси упорно утверждают, что у них нет доказательств, подтверждающих вину  государства и его должностных лиц в насильственных исчезновениях политических оппонентов.

В то же время власти скрывают от общественности и  родственников исчезнувших политиков материалы расследования, отказываясь сообщить, что конкретно сделано ими для проверки политической версии их  исчезновения. На многочисленные  ходатайства родственников и их представителей ознакомить их хотя бы с некоторыми материалами расследования,  они получают  немотивированные отказы.

В период 2011-2014 годов отсутствует какая-либо информация о проводимом властями расследовании  указанных уголовных дел.

Рекомендации для Беларуси:

  •  ратифицировать Международную конвенцию для защиты всех лиц от насильственных исчезновений;
  •  принять необходимые меры по полному и беспристрастному расследованию дел по исчезновению политических деятелей - В. Гончара, Д. Завадского, Ю. Захаренко, А. Красовского;
  •  привлечь лиц, которым инкриминируются эти преступления, к ответственности в независимом суде, а в случае установления их вины обеспечить их наказание в соответствии с международными правозащитными обязательствами Беларуси;
  •  отстранить от должности официальных должностных лиц,  причастных  к указанным случаям насильственного исчезновения, казни без надлежащего судебного разбирательства или пыток.

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры