Независимая адвокатура: национальное законодательство и международные стандарты

Проблема профессиональной независимости института адвокатуры всегда вызывала общественный интерес. Одним из наиболее острых и болезненных, как для общества, так и для адвокатуры, является вопрос о гарантиях ее независимости от органов государственной власти.

В последнее время этот вопрос приобрел особую актуальность, поскольку в белорусской адвокатуре происходят процессы системных преобразований как на законодательном уровне, так и в практической деятельности.

Организация и деятельность адвокатуры регулируется Законом «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», вступившим в силу с 6 апреля 2012 г.

Необходимо отметить, что в отличие от определения термина «адвокатура» в ранее действовавшем Законе 1993 года из нового определения исключено указание на то, что адвокатура является независимым правовым институтом. При этом в статье 37 Закона определено, что «государство обеспечивает независимость деятельности адвокатуры". Однако указанная норма оставляет без ответа ряд вопросов: что следует понимать под независимостью адвокатуры; как должны строиться ее взаимоотношения с органами государственной власти; почему независимость адвокатуры должна гарантироваться не законом, а государством и от кого государство предполагает защищать адвокатуру?

Вместе с тем следует отдавать себе отчет в том, что независимость любого государственного либо общественного института не может быть безграничной и нуждается в законодательном регулировании.

В качестве гарантии независимости адвокатской деятельности статьей 62 Конституции закреплен запрет противодействия оказанию правовой помощи в Республике Беларусь.  Согласно статьи 16 Закона адвокат в своей деятельности независим и подчиняется только закону.

С целью реализации принципа независимости адвокатуры в Законе закреплены:
- запрет вмешательства в профессиональную деятельность адвоката, осуществляемую в соответствии с законодательством, препятствование этой деятельности;

- запрет требования от адвоката, а также стажеров и помощников адвокатов сообщения сведений, составляющих адвокатскую тайну и использование таких сведений в качестве доказательств в уголовном, гражданском, хозяйственном и административном процессах;

- запрет для адвоката заниматься другой оплачиваемой работой (деятельностью), кроме работы в органах управления адвокатских образований и коллегий адвокатов, преподавательской, научной, творческой деятельности и др.

Однако, анализ приведенных положений свидетельствует о том, что они касаются лишь отдельного аспекта независимости, а именно, - выполнения адвокатом своих профессиональных функций.

При этом указанные положения не касаются аспекта независимости адвокатуры в целом и, в частности, той роли, которую должны играть органы адвокатского самоуправления – коллегии. Об этом свидетельствуют широкие регулирующие и контрольные полномочия органа исполнительной власти - Министерства юстиции Республики Беларусь - в сфере адвокатской деятельности. Согласно ст.38 Закона Министерство вправе осуществлять контроль за адвокатской деятельностью; получать от коллегий адвокатов, юридических консультаций, адвокатских бюро, адвокатов, а также от государственных органов и иных организаций сведения и документы, касающиеся адвокатской деятельности; вносить в коллегию адвокатов представления о привлечении адвокатов к дисциплинарной ответственности; отстранять адвоката от осуществления профессиональных обязанностей на срок ведения дисциплинарного производства в случае его возбуждения Министром юстиции Республики Беларусь; вносить в Квалификационную комиссию представление о проведении внеочередной аттестации адвоката для определения возможности выполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей; определять порядок проведения аттестаций адвокатов и др. (всего 17 пунктов).

Объем и масштаб своих полномочий Минюст ярко продемонстрировал в период 2011-2012 годов, как в отношении адвокатов, защищавших участников Площади 19 декабря, так и в отношении адвокатуры в целом (масштабные проверки, прекращение действия лицензий, внеочередная аттестация, запрет на повышение квалификации за пределами страны и т. д.)

В соответствии со ст. 4 Закона организация адвокатуры и адвокатской деятельности основывается, в частности, на принципе независимости адвокатов при осуществлении своей профессиональной деятельности. Сущность этого принципа состоит в том, что адвокат должен быть свободным от любого возможного внешнего вмешательства, давления или влияния, в том числе, со стороны представителей государственных органов, а также от возможного влияния на результаты работы своих личных интересов.

Провозглашая в качестве общего принципа для сообщества юристов независимость, Международная ассоциация юристов назвала его целью осуществление непредвзятого консультирования или представительства юристом своих клиентов.

Согласно Преамбуле Основных принципов, юридические услуги должны предоставляться независимыми профессиональными юристами.

Принцип независимости сводится как к индивидуальной защите адвокатов при осуществлении ими своих профессиональных функций, так и к коллективному обеспечению наличия у адвокатов самоуправляемых ассоциаций по защите их интересов, которые включают также поддержку и укрепление профессиональных стандартов и независимости.

Это, в первую очередь, подразумевает защиту адвокатов от запугивания, препятствования осуществлению ими их деятельности, преследования и других форм неуместного вмешательства, включая привлечение к гражданско-правовой или уголовной ответственности за любые действия, совершенные ими в соответствии со своими профессиональными обязанностями, стандартами и этикой. Во-вторых, из существа данного принципа следует, что любое дисциплинарное взыскание, налагаемое на адвоката, должно быть определено либо беспристрастным органом, учрежденным адвокатурой, либо независимым государственным органом или судом, и должно, в любом случае, подлежать независимому судебному пересмотру. В-третьих, состав и деятельность любой профессиональной ассоциации юристов всегда должны быть свободными от какой бы то ни было формы контроля, прямо или косвенно осуществляемого государственными органами.

Сравнительный анализ норм Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности Республики Беларусь» с международными стандартами приводит к выводу о том, что Министерство юстиции, являясь органом исполнительной власти государства, играет чрезмерно доминирующую роль в функционировании адвокатуры, подрывая ее независимость. Таким образом, принцип независимости адвокатов при осуществлении своей профессиональной деятельности лишь декларируется Законом, но реально не обеспечивается его положениями.

_____________________________________________

Татьяна Агеева

С 1982 по 2011 года – адвокат Минской городской коллегии адвокатов, член Президиума МГКА, член  аттестационной комиссии МГКА. В период января-февраля 2011 года как член Президиума МГКА поверглась масштабной проверке всей профессиональной деятельности за последние 3 года со стороны КГБ и Министерства юстиции. 14 февраля 2011 года  Министерством  юстиции лишена лицензии на право занятия адвокатской практикой в связи с защитой по уголовному делу участников событий 19 декабря 2010 года (принимала участие в следственных действиях в отношении члена избирательного штаба кандидата в Президенты А. Михалевича).

При подготовке статьи использован Комментарий к Закону Республики Беларусь "Об адвокатуре и адвокатской деятельности». http://by.prava-by.info/archives/11789#more-11789

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры