« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

БДЦ в архивах

Документ о расстреле польских военнопленных в Гродно

Дмитрий Дрозд 01.03.2021

Катынский расстрел — одно из самых громких международных преступлений сталинского режима. И хотя, начиная с Михаила Горбачёва, бывшего президента СССР, все президенты России только подтверждали этот факт, в том числе и передачей различных ранее секретных документов и целых дел, и сегодня находятся желающие приписать это преступление нацистам.  

 Например, эту версию поддерживает знаток Анатолий Вассерман.  Или, например, историк А. Н. Дугин в вышедшей в 2020 году книге «Тайны архивов НКВД СССР: 1937–1938 (взгляд изнутри)».

Подобные труды, как и некоторых белорусских отрицателей Куропат, часто выглядят внешне довольно убедительными, со множеством архивных ссылок, но рассчитаны исключительно на людей, не обладающих информацией в достаточном объёме. Например, автор утверждает: «…Как отмечалось на Нюрнбергском процессе, вина фашистской Германии в уничтожении польских офицеров считалась официально признанным фактом». Подобные утверждения рассчитаны как раз на то, что никто из читателей, доверяя автору, не захочет проверить эту информацию. Однако история рассмотрения Катынского расстрела на Нюрнбергском процессе хорошо известна. Ей даже посвящена отдельная статья на самом популярным источнике информации «Википедия», просмотра которой вполне достаточно, чтобы понять, что «Трибунал не поддержал советское обвинение, и в приговоре трибунала катынский эпизод отсутствует».

 Однако, убийство граждан уничтоженного совместным нападением Германии и СССР польского государства в Катыни — хотя и наиболее известный, но всего лишь фрагмент и самого «Катынского расстрела» (расстрелы проходили и в других местах России, Украины и Беларуси), и других преступлений, совершённых большевиками на этой территории (например, массовые депортации  в 1940 году сотен тысяч человек целыми семьями).

 Менее известны факты расстрелов и убийств, происходивших непосредственно в ходе боевых действий.

Например, в изданном «Белорусском документационным центром» сборнике документов «Осведомительной сетью выявлены. 2-я танковая бригада в Западной Беларуси по спецсообщениям особого отдела НКВД» (автор-составитель, редактор, автор комментариев и дополнительных материалов Дм. Дрозд) в спецсообщениях нашли своё отражение и преступления, совер­шенные военнослужащими РККА. Среди них грабежи местного населения, мародерство и даже убийства. Документы позволяют установить фамилии военнослужащих, совершивших эти преступления. Например, политрук, ответственный секретарь ВЛКСМ 1 тбн Копышев «лично застрелил помещика…». Тот же Копышев упоминается в другом документе. К сожалению, непонятно, речь идёт об одном или двух убийствах: «Политрук 2 тбн Чёрный (или Черных) присвоил из трофейного имущества чемодан и браунинг, а также принимал участие вместе с бывшим политруком Копышевым (ныне осужденным на 10 лет) в незаконном расстреле надзирателя Барановичской тюрьмы…». Копышев был осуждён, а Чёрный оправдан.

Интересны и дополнительные сведения об убий­стве бри­гадного генерала Юзефа Ольшина-Виль­чин­ского: «После того, как был расстрелян генерал Бродовский, Яковец взял его плащ и спрятал в чемодан, а воентехник Титов 3-е часов». Можно утверждать с довольно боль­шой степенью достоверности, что речь идёт именно о расстреле Ольшина-Вильчинского, так совпадает и время, и место, а также тот известный факт, что к расстрелу были при­частны военные из ударного отряда танков 2 тбр под командованием майора Беликова, комиссара Григоренко и майора Чувакина.

Сегодня мы публикуем ещё одно важное свидетельство, задокументировавшее проведение расстрелов сотрудниками особого отдела непосредственно в городе Гродно после его занятия частями РККА. Сам факт подобных расстрелов уже известен, Институт польской национальной памяти утверждает о порядке 300 жертвах расправ. В публикуемом документе названы не только непосредственные руководители нескольких расстрелов, но и их порядок. Военнопленные делились на три группы, одна из которых сразу же расстреливалась, а вторая отправлялась в лагеря. Большинство из последних после станут жертвами Катынского расстрела. В документе подробно описан один из  расстрелов в Гродно, вызвавший возмущение заместителя заведующего Отделом кадров ЦК КП(б)Б Волошина не столько самим фактом, сколько тем, что убийство проходило на глазах местных жителей.  

  О тов. ИВАНОВЕ А.П. - нач. 4-го отделения Особого Отдела НКВД БОВО

 В сентябре месяце 1939 г., во время боевых действий Красной армии по освобождению братских народов Западной Белоруссии от белопольских оккупантов, в качестве представителя ОО НКВД БОВО при 15 танковом корпусе был тов. ИВАНОВ.

 При занятии гор. Гродно Красной армией было много взято в плен польских солдат и офицеров. Допрос этих пленных проходил под руководством Иванова и прокурора 52-й военной прокуратуры т. ЛУПАЧЕВА. При допросе пленные разделялись на 3 группы, первая группа отправлялась для расстрела, вторая — для отправки в лагеря, а третья — для отпуска домой.

20-го сентября 1939 г. группа пленных около 100 человек была отправлена за гор. Гродно для расстрела. Расстрел производился в самой грубой форме. Днём на глазах у населения и красноармейцев в 300-400 метров от гор. Гродно, брали по одному человеку, отводили его на 5 метров от основной группы приговоренных к расстрелу и здесь же расстреливали. Таким образом было расстреляно 20 человек, а остальную группу около 80 человек, неизвестно почему распоряжению повели обратно в гор. Гродно.

Кроме этого, за незаконное распоряжение о расстрелах 2-х военнопленных полицейских и не предотвращение распоряжения начальника ОО НКВД 27 танковой бригады т. СОЛОВЬЕВА о незаконных расстрелах 22.09.39, Иванов подвергался аресту на 15 суток без исполнения служебных обязанностей.

Изложенное должны знать:

1. т. МОРОЗОВ В. М. нач. ОО 15 ТК.

2. т. ТАТАРУНСКИЙ — прокурор 52-й ВП, гор. Борисов.

3. т. ПЕТРОВ С. Г.  - оперуполномоченный 2-го Отдела УГБ УНКВД по Горьковской области.

4. т. АРТЮШИН — работник Отдела БТ при штабе БОВО.

5. т. МОРОЗОВ — оперуполномоченный ОО НКВД 21 т.б.

6. т. КУВШИНА — машинистка ОО НКВД БОВО.

7. т. ПРОКОФЬЕВ — оперуполномоченный 5-го отделения ОО НКВД БОВО, работающий по обслуживанию объекта в гор. Борисове.

Зам. Зав. Отделом кадров ЦК КП(б)Б ВОЛОШИН

 

 

Автор документа: Волошин Иван Филиппович, (1903—1969) место рождения: ст. Авдеевка, Днепропетровской ж/д, украинец, образование: высшее,  рабфак при 2 МГУ, Институт народного хозяйства, аспирантура при МЭИ, кандидат технических наук. В конце 1938 г. ЦК ВКП(б) направлен на работу в БССР. С 1938 по 1940 гг. инструктор, зам. Зав. ОРПО, зам. зав. Отделом кадров ЦК КП(б)Б, с 1940 г. зам. председателя СНК, нарком Госконтроля БССР.

Первый в списке свидетелей: Морозов Василий Михайлович. Род. 22.03.1900, хут. Широ­нов Иловлинского р-на Волгоградской обл. Русский. Погиб в плену 01.01.1942, концлагерь «Шта­лаг-352» (Масюковщина, Минск). На момент вторжения в Западную Беларусь, начальник ОО НКВД в/с 5194 (15 танковый корпус) БОВО, старший лейтенант госбезопасности.

 Своих преступление большевики не стеснялись и наиболее активные "освободители" из НКВД были представлены к высоким государственным наградам, подробнее смотрите "Сенсационный «Список Цанавы» (полная цифровая копия)". Под суд попали только те, кто осуществлял несанкционированные партией или командованием убийства.

Белорусский документационный центр