« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

БДЦ в архивах

Сколько зарабатывали в 1936 году партийные и советские боссы – часть 1. Районное начальство

Дмитрий Дрозд 18.11.2021

Жизнь при советской власти рисовалась не только советскими средствами массовой информации, но и ныне рисуется некоторыми поклонниками СССР и коммунистической идеи как победа равноправия. Однако это совсем не так. Сразу же после Октябрьского переворота стал формироваться особый класс людей первого сорта: партийная, государственная, советская, хозяйственная, военная и чекистская элита. В неё входили секретари партийных ячеек, председатели исполнительных комитетов и советов всех уровней, работники профсоюзных, комсомольских и прочих организаций. И, конечно, высокие военные чины, руководители и сотрудники ЧК-ОГПУ-НКВД.

Эти люди, в отличие от тех, кому якобы принадлежало государство и власть, — рабочих и крестьян, не только зарабатывали больше, но и пользовались различными льготами такими, как спецраспределители, спецстоловые и спецбольницы. Также они гораздо чаще получали путёвки, в том числе и на всю семью, в санатории Беларуси, Крыма и Кавказа, чтобы подлечить там нервы, сорванные во время поиска многочисленных явных и вымышленных врагов советской власти. Впрочем, в 1937-38 годах эти высокие должности стали по-настоящему расстрельными, и люди, занимающие эти посты, сменились по несколько раз. За все льготы и преимущества им пришлось заплатить — жизнями или свободой. 

Но пока вернёмся в СССР 1936 года. Для понимания, что в это время уже был сформирован этот элитный класс хозяев жизни, одним их лучших показателей является их зарплата и сравнении с зарплатами простых трудящихся. В НАРБ сохранились документы об очередном повышении оклада этим работникам.  

Сравнить его с зарплатой большинства населения – колхозников нет невозможности по той причине, что крестьяне в это время вообще не получали зарплату. За их работу им ставили «галочки» — трудодни (которые легко забирали как штрафы за вынужденный невыход на работу, опоздание, невыполнение плана или неповиновение). По количеству трудодней в конце года весь доход колхоза делился на работников. При этом трудодень высчитывался в натуральном эквиваленте и «зарплату» выдавали зерном, картошкой, горохом, сеном и тп. Если колхозу удавалось реализовать свою продукцию, то колхозники получали и деньги. Но это только, если у колхоза был какой-то доход.

Простые люди хорошо знали об этом и иногда, не сдержавшись, высказывались о такой несправедливости. Так накануне очередного празднования дня Октябрьской революции «рабочий ГУБИНСКИЙ высказался: «Хорошо тому праздновать и ждать праздника, кто получает пайки из магазинов с замазанными окнами, да и к тому же оклады по 300-400 рублей, а мне один чёрт, что и каждый день. Настала жизнь, чтоб она лопнула!». Это сказанное в сердцах высказывание было записано кем-то из секретных осведомителей и попало в отчёт НКВД. Из-за одной такой записи судьба этого человека могла сложиться очень печально, если не в 1936, то в 1937 году, когда ему могли вспомнить  подобную «антисоветскую агитацию».  

Некоторые найденные мной в архивах данные по зарплатам рабочих и трудодням колхозников я приведу для сравнения в конце статьи. Сейчас же приведу всего несколько цифр для сравнения за 1935 год:

«Бобруйск. Бухгалтерия типографии давала неверные сведения о зарплате, в связи с подпиской на заем. Так, рабочий Погоскин зарабатывает ежемесячно 300 рублей, рабочий Городкин зарабатывает 180 р., а рабочий СОСОНКИН зарабатывает 110 р. в мес… Рабочий электростанции Никуликов зарабатывает в месяц 170 р… рабочий Замбржицкий зарабатывает — 170 руб…».

Как видим, кому-то приходилось выживать и за 110 рублей. И с них рабочий был обязан ещё и на заем подписаться не меньше, чем в размере месячного оклада. Иначе он рисковал потерять работу, а то и попасть во «враги народа».

Начнём с руководства районного уровня.  К нему относились:  секретари райисполкомов, начальники районных управлений здравоохранения, связи, районные прокуроры и народные судьи, председатели районных потребительских союзов, заведующие районными сберегательными кассами, участковые инспектора районной инспектуры народно-хозяйственного учёта (Нархозучет) и дорожной инспекции, а так же редакторы районных газет. Попасть на эти должность было не так просто, так как они относились к номенклатуре обкома или даже ЦК КП(б) Белоруссии. Многочисленные контролирующие органы: отделы кадров, партячейки, политические управления и особые отделы, и, конечно, ОГПУ-НКВД перед назначением проверяли всю подноготную не только самого кандидата, но и его близких и дальних родственников и окружения.

На заседании бюро ЦК КП(б) Белоруссии 20 июля 1936 года было утверждено решение о повышении  зарплат номенклатурным работникам. Эта разница весьма значительно зависела от района. Если в районах перечисленных в пункте а) ставка устанавливалась в 500 рублей, то в тем, кто попал в пункт б) всего 400 рублей.

ГАЛАСУЕЦЦА АПРОСАМ

СТРОГА САКРЭТНА

ЦЭНТРАЛЬНЫ КАМІТЭТ КОМУНІСТЫЧНАЙ ПАРТЫІ (большэвікоў) БЕЛАРУСІ

ПРАТАКОЛ

Паседжання Бюро ЦК КП(б)Б № 195 п. 156а ад 20.07.1936

Аб падвышэнні зарплаты кіруючым раённым работнікам.

Пастанавілі: Пастанову ЦК КП(б)Б і СНК БССР зацвердзіць.

ПАСТАНОВА

СОВЕТА НАРОДНЫХ КАМІСАРАЎ БССР і ЦЭНТРАЛЬНАГА КАМІТЭТА КП(б)Б

“20” ліпеня 1936 г. : г. Менск.

АБ ПАДВЫШЭННІ ЗАРПЛАТЫ КІРУЮЧЫМ РАЁННЫМ РАБОТНІКАМ

Совет народных камісараў БССР і Цэнтральны камітэт КП(б)Б, у выкананне пастановы СНК Саюза ССР і ЦК ВКП(б) ад 19 чэрвеня 1936 года № 1072 і ў дадатак да пастановы СНК БССР і ЦК КП(б)Б ад 10 красавіка 1936 г. № 318 “Аб падвышэнні зарплаты кіруючым раённым работнікам",  пастанаўляюць:

І. Павысіць з 1 чэрвеня 1936 года стаўкі зарплаты сакратарам райвыканкомаў, загадчыкам раённымі аддзеламі аховы здароўя (пры адсутнасці аддзелаў - старшым інспектарам), сувязі, райпракурорам і раённым народным суддзям, старшыням райспажыўсаюзаў, загадчыкам раённымі ашчадкасамі, райінспектарам “Наргасучота і дарожнай інспекцыі, рэдактарам раённых газет у наступных раёнах:

Раёны:

А) Аршанскі, Асвейскі, Бабруйскі, Багушэўскі Барысаўскі, Быхаўскі, Бягомльскі, Ветрынскі, Горацкі, Грэскі, Добушскі, Дрысенскі, Дубровенскі, Дзяржынскі, Жлобінскі, Журавіцкі, Жыткавіцкі, Заслаўскі, Клімавіцкі, Капыльскі, Круглянскі, Лагойскі, Лёзнянскі, Лельчыцкі, Лепельскі, Магілеўскі, Мазырскі, Менскі, Мсціслаўскі, Плешчаніцкі, Полацкі, Рагачоўскі, Рэчыцкі, Свяцілавіцкі, Слуцкі, Смілавіцкі, Старобінскі, Талачынскі, Тураўскі, Уздзенскі, Ушацкі, Халопеніцкі, Хоцімскі, Чаускі, Чырвона-Слабодскі, Шклоўскі

Месячная стаўка (у руб)……………………500 руб.

б) Асіповіцкі, Бешанковіцкі, Буда-Кашалёўскі, Бярэзінскі, Брагінскі, Бялыніцкі, Веткаўскі, Гарадокскі, Глускі, Даманавіцкі, Дрыбінскі, Ельскі, Камарынскі, Капаткевіцкі, Кармянскі, Касцюковіцкі, Кіраўскі, Клічаўскі, Крупскі, Крычаўскі, Лоеўскі, Любанскі, Мехаўскі, Нараўлянскі, Парыцкі, Прапойскі, Пухавіцкі, Расонскі, Сененскі, Сіроцінскі, Смалявіцкі, Стара-Дарожскі, Суражскі, Терахоўскі, Уваравіцкі, Хойніцкі, Чашніцкі, Чэрвеньскі, Ч-Польскі, Чачэрскі, Чэрыкаўскі

Месячная стаўка (у руб)……………………400 руб.

2. Павялічэнне ставак зарплаты, паводле арт. І-га гэтай пастановы, вытвараецца у адносінах работнікаў устаноў, фінансуемых па дзяржаўнаму і мясцовых бюджэтах БССР у межах, зацверджаных бюджэтаў на 1936 год. -

СТАРШЫНЯ СНК  М. ГАЛАДЗЕД

САКРАТАР ЦК КПб)Б. Н. ГІКАЛО

И так мы видим, что если реальная зарплата рабочих колебалась в пределах 110-300 рублей, то уже только районное начальство получало 400-500. Что в итоге давало разницу для известного нам по документу выше рабочего Сосонкина и условного районного начальника, например, Оршанского района в 4,5 раза. И это без учёта дополнительных льгот и преимуществ, которые давала принадлежность к власти даже районного уровня.

Продолжение следует

Белорусский документационный центр