« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

БДЦ в архивах

Сколько зарабатывали в 1936 году партийные и советские боссы — часть 3. Высшее республиканское руководство

Дмитрий Дрозд 03.12.2021

Окончание.

Начало и продолжение:

Сколько зарабатывали в 1936 году партийные и советские боссы — часть 1. Районное начальство.

Сколько зарабатывали в 1936 году партийные и советские боссы — часть 2. Окружное начальство.

Если в сравнении с руководством районного уровня зарплата простого рабочего бобруйской типографии Сосонкина (110 рублей) была меньше в 4,5 раза, а в сравнении с руководством окружного в 7 раз, то уже можно предположить, что эта разница с руководством республиканского уровня была ещё больше. Хотя и здесь нужно сразу оговориться, что сама по себе зарплата в советском обществе была важна для непривилегированных слоёв населения, прежде всего, для рабочих, которые не имели иных источников доходов. Крестьяне же вообще за свой труд зарабатывали только трудодни, за которые могли получить (а могли и не получить) натуральные продукты и только небольшую часть деньгами в конце года по итогам прибыли, заработанной всем колхозом. Но для правящей элиты зарплата хотя, конечно, и была важна, но не играла основной роли. Часто куда большее значение имели привилегии: служебное жильё (или возможность получить своё жильё без очереди), дача, служебная машина, охрана, специализированные распределители (где элита получала элитные пайки), столовые, больницы, санатории и прочие радости жизни. Практически, возрастающие по мере подъёма по иерархической лестнице льготы рано или поздно приводили к тому уровню, когда человек жил полностью на всём готовом, т.е. уже почти как при коммунизме. 

Об этих льготах я расскажу в других статьях, а пока вернёмся к высшему республиканскому руководству. Бюро ЦК КП(б)Б 20 июля 1936 года утвердило решение о подъёме зарплаты “кіруючым работнікам Наркаматаў БССР(акрамя НК Мясцпрома”.

Постановление предусматривало:

Дадатак да пастановы бюро ЦК КП(б)Б № 195/178а от 20.07.1936

Пастанова №

Совета народных камісараў БССР і Цэнтральнага камітэта КП(б)Б

20 ліпеня

Г. Менск

Аб павышэнні зарплаты кіруючым работнікам наркаматаў БССР (акрамя НК мясцпрома).

Совет народных камісараў БССР і Цэнтральны камітэт КП(б)Б, у выкананне пастановы СНК Саюза ССР і ЦК ВКП(б) ад 19-га чэрвеня 1936 г. № 1070 “Аб павышэнні заработнай платы кіруючым работнікам наркаматаў саюзных рэспублік (акрамя наркаматаў РСФСР, УССР і Наркаммясцпромаў)” пастанаўляюць:  

І. Павысіць з 1-га чэрвеня 1936 г. стаўкі зарплаты кіруючым работнікам да наступных размераў:

Месячная стаўка (у рублях), ад – да // сярэдняя

А) Старшыня і намеснікі старшыні СНК БССР, Сакратар ЦВК БССР, Народныя камісары і кіраўнікі цэнтральных устаноў, кіраўнік Бел. Канторы Дзяржбанка, сталы прадстаўнік Урада БССР пры ўрадзе СССР і іх намеснікі, кіраўнік спраў СНК БССР, галоўны арбітр…. 1.000

Б) Начальнікі кіраўніцтваў, самастойных аддзелаў і сектараў у рэспубліканскіх наркаматах і цэнтральных установах, самастойных аддзелаў і сектароў Кіраўніцтва спраў СНК БССР і ЦВК БССР, кіраўнікі рэспубліканскіх кантор спецбанкаў, начальнікі кіраўніцтваў: АК і ДК і Дзяржстраха…… 600 – 900 // 725

В) Начальнікі несамастойных аддзелаў і сектароў у паказаных вышэй рэспубліканскіх установах….  450 – 650 // 550

2. Установіць, што намеснікі начальнікаў кіраўніцтваў, аддзелаў і сектароў атрымліваюць на 10–15 % ніжэй адпаведных ставак начальнікаў.

3. Стаўкі зарплаты для работнікаў у прадзелах, устаноўленых  гэтай пастановай ад мінімума да максімума, ўстанаўляюцца наркомамі і кіраўнікамі цэнтральных устаноў БССР у залежнасці ад кваліфікацыі і стажа кожнага работніка.

4. Абавязаць наркомаў і кіраўнікоў цэнтральных устаноў у 3-дзённы тэрмін прадставіць на разгляд СНК устаноўленыя імі стаўкі для паасобных кіруючых работнікаў паводле гэтай пастановы.

5. Павелічэнне ставак зарплаты вытварыць па бюджэтных установах і арганізацыях за кошт дзяржбюджэту БССР, а па гаспадарчых арганізацыях у межах зацверджанага для кожнай гаспадарчай арганізацыі каштарыса адміністрацыйна-кіраўнічых расходаў на 1936 г.

Прапанаваць НК Фінансаў ўнесці на разгляд СНК БССР праект пастановы аб крыніцах пакрыцця дадатковых расходаў па зарплаце бюджэтных устаноў у сувязі з гэтай пастановай.

СТАРШЫНЯ СНК  М. ГАЛАДЗЕД

САКРАТАР ЦК КП(б)Б. Н. ГІКАЛО

К сожалению, в найденных мной документах не было данных о зарплатах партийного и советского руководства. А ведь именно партия (а не советы и, тем более, не правительство, которое формально являлось исполнительным органом советов) руководила всем в СССР. Даже сами постановления СНК о повышении зарплаты сначала инициировались, а потом утверждались высшими партийными органами.

И чтобы не казаться голословным в своих выводах о высоком социальном расслоении советского общества, сошлюсь на авторитет человека, который, безусловно, отлично знал эту систему, так как сам её и  создавал. Правда, потом был выброшен из нее, отправлен в ссылку, потом в эмиграцию, а после в результате спецоперации НКВД (международного террористического акта) убит. Сотни тысяч его последователей и даже просто граждан, где-то неосторожно похваливших его или отметивших его большие заслуги перед советской властью, были отправлены в лагеря или уничтожены. В 1930-х годах обвинение в троцкизме граничило по тяжести с обвинением в шпионаже или терроризме. Да, Лев Троцкий стал непримиримым критиком сталинизма. И именно его отличное понимание всей системы, а точнее, полного несоответствия построенного Сталиным государства коммунистической и советской теории, ставило его выше по опасности тех, кто хотел свергнуть советскую власть при помощи оружия. Поэтому было решено его убить.

В вышедшей как раз в 1936 году книге «Преданная революция: Что такое СССР и куда он идёт?» Лев Троцкий дал, на мой взгляд, очень точную характеристику, созданному Сталиным строю. В ней он как раз касается темы поднятия зарплат, произошедшего в 1936 году, и расслоения советского общества, которое он ставит выше расслоения в капиталистических странах. Сложно отказаться от соблазна больших цитат из этого труда (конечно, рекомендую прочесть книгу целиком), поэтому приведу их в качестве приложения к этой статье:

«Подъем благосостояния командующих слоев начинает далеко обгонять подъем жизненного уровня масс. Рядом с повышением государственного богатства идет процесс нового социального расслоения. По условиям повседневной жизни, советское общество уже сейчас делится на обеспеченное и привилегированное меньшинство и прозябающее в нужде большинство, причем на крайних полюсах неравенство принимает характер вопиющих контрастов…»

«Перечисляя свои достижения, Микоян возвестил: "Новой является маргариновая промышленность"… Появление суррогата означает, во всяком случае, что в Советском Союзе имеются два класса потребителей: один предпочитает сливочное масло, другой мирится с маргарином. "Мы вдоволь снабжаем махоркой всех, кому она нужна", хвалился тот же Микоян. Он забыл прибавить, что ни Европа ни Америка не знают такого низкопробного табака, как махорка.

Одним из особенно ярких, чтоб не сказать вызывающих проявлений неравенства является открытие в Москве и других крупных городах особых магазинов с высококачественными товарами, под очень выразительным, хотя и не русским названием "Люкс" (роскошь)… Пусть маргарин и махорка сегодня - печальная необходимость. Но тогда незачем хвастать и прикрашивать действительность. Лимузины для "активистов", хорошие духи для "наших женщин", маргарин для рабочих, магазины "люкс" для знати, вид деликатесов сквозь зеркальные витрины для плебса, - такой социализм не может не казаться массам новой перелицовкой капитализма…»

«Казалось бы, в рабочем государстве данные о реальной заработной плате должны бы особенно тщательно изучаться; да и вся вообще статистика доходов, по категориям населения, должна бы отличаться полной прозрачностью и общедоступностью. На самом деле как раз область, затрагивающая наиболее жизненные интересы трудящихся, окутана непроницаемым покровом. Бюджет рабочей семьи в Советском Союзе, как это ни невероятно, представляет для исследования несравненно более загадочную величину, чем в любой капиталистической стране. Тщетно пытались бы мы установить кривую реальной заработной платы разных категорий рабочего класса хотя бы за годы второй пятилетки. Упорное молчание на этот счет источников и авторитетов так же красноречиво, как и их щеголянье ничего не говорящими суммарными цифрами».

«"Средняя" годовая заработная плата, если объединить директора треста и подметальщицу, составляла в 1935 г. около 2.300 рублей, а в 1936 году должна составить около 2.500 рублей, т.е… Эта цифра очень скромная сама по себе, еще более сожмется, если принять во внимание, что повышение заработной платы в 1936 г. есть лишь частичная компенсация за упразднение льготных цен на предметы потребления и отмену ряда бесплатных услуг. Но, главное, 2.500 рублей в год, 208 рублей в месяц, представляют, как сказано, среднюю плату, т.е. арифметическую фикцию, которая призвана маскировать реальность - жестокое неравенство в оплате труда».

«Совершенно бесспорно, что положение верхнего рабочего слоя, особенно так называемых стахановцев, за последний год значительно поднялось: недаром печать старательно перечисляет, сколько те или другие орденоносцы купили себе костюмов, сапог, граммофонов, велосипедов или банок консервов. Попутно обнаруживается, кстати сказать, как мало эти блага доступны рядовым рабочим… Действительно: в течение нескольких месяцев успел выдвинуться целый слой рабочих, которых называют "тысячниками", так как их заработок превышает тысячу рублей в месяц; есть такие, которые заработывают даже свыше 2.000 рублей, тогда как рабочие низших категорий получают нередко в месяц менее 100 рублей.

Казалось бы, уже одна амплитуда заработной платы устанавливает совершенно достаточное различие меж "знатным" и "незнатным" рабочим. Но бюрократии этого мало! Стахановцев буквально осыпают привилегиями: им отводят новые квартиры или ремонтируют старые; их отправляют вне очереди в дома отдыха и санатории; им посылают на дом бесплатных учителей и врачей; им выдают даровые билеты в кино; кое-где их даже стригут и бреют бесплатно и вне очереди. Многие из этих привилегий как бы нарочно рассчитаны на то, чтоб уязвить и оскорбить среднего рабочего. Причиной назойливой благожелательности властей является, наряду с карьеризмом, нечистая совесть: местные правящие группы жадно цепляются за возможность выйти из изоляции, приобщив к привилегиям верхний слой рабочих. В результате реальная заработная плата стахановцев превосходит нередко в 20-30 раз заработок рабочих низших категорий. Что касается особо удачливых специалистов, то их жалованьем можно во многих случаях оплатить работу 80-100 чернорабочих. По размаху неравенства в оплате труда СССР не только догнал, но и далеко перегнал капиталистические страны!.. В результате вопиющих различий в заработной плате, усугубляемых произвольными привилегиями, бюрократии удается вносить острые антагонизмы в среду пролетариата».

«Представить советскую бюрократию в точных цифрах совершенно невозможно, притом по причинам двоякого порядка: во-первых, в стране, где государство - почти единственный хозяин, трудно сказать, где кончается административный аппарат; во-вторых, в интересующем нас вопросе советские статистики, экономисты и публицисты хранят, как уже сказано, особенно сосредоточенное молчание… Весь тот слой, который не занимается непосредственно производительным трудом, а управляет, приказывает, командует, милует и карает… должен быть исчислен в 5-6 миллионов душ…»

«Где отдельная комната, достаточная пища, опрятная одежда все еще доступны лишь небольшому меньшинству, миллионы бюрократов, больших и малых, стремятся использовать власть прежде всего для обеспечения собственного благополучия. Отсюда величайший эгоизм этого слоя, его крепкая внутренняя спайка, его страх перед недовольством масс, его бешеная настойчивость в удушении всякой критики, наконец, его лицемерно-религиозное преклонение перед "вождем", который воплощает и охраняет власть и привилегии новых господ».

«Исчислить, какую долю народного дохода присваивает себе бюрократия, нет никакой возможности. Не только потому, что она тщательно скрывает даже свои легализованные доходы; и даже не только потому, что, оставаясь на самой границе злоупотребления и часто переступая эту границу, она широко пользуется непредусмотренными доходами; но главным образом потому, что весь прогресс общественного благоустройства, городской техники, комфорта, культуры, искусства служит пока что главным образом, если не исключительно, верхнему, привилегированному слою... Формально эти блага открыты, конечно, всему населению, по крайней мере, городскому; на деле оно имеет доступ к ним лишь в виде исключения. Наоборот, бюрократия располагает ими по правилу, когда хочет и сколько хочет, точно предметами своего личного обихода. Если учесть не только жалованье, все виды натурального обслуживания и всякие полузаконные дополнительные источники, но и присоединить долю бюрократии и советской аристократии в театрах, дворцах отдыха, больницах, санаториях, курортах, музеях, клубах, учреждениях спорта и проч. и проч., то пришлось бы, вероятно, сказать, что на долю 15, скажем 20%, населения приходится не многим меньше, чем на долю остальных 80-85%».

О некоторых видах благ, доступных привилегированным слоям населения, я хотел бы рассказать в следующих статьях.

Белорусский документационный центр