Чем кормили арестантов в Минском тюремном замке

Часть 1

Одним из самых главных факторов, влияющих на жизнь заключённого, является питание – еда помогает узнику создать праздник в самой неуютной камере, а может не просто превратить его жизнь в пытку, но и оставить инвалидом или убить. Почему-то принято представлять, что арестанты, сидящие в тюрьмах Российской империи, сидели там исключительно на хлебе и воде. Однако это совсем не так. 

Начальства всех уровней – включая членов императорской семьи, министров, сенаторов и многие из тех, кого принято называть «сливками общества», уделяли немало времени и средств на благотворительность – и, безусловно, одной из категорий граждан, наиболее нуждающихся в помощи, во все времена оставались заключённые и их семьи. Тем более, судьба арестантов волновала тех чиновников, кто по роду своей службы отвечал за жизнь и здоровье заключённых (хотя в наше время среди работников тюремных администраций популярна присказка: «мне проще списать мёртвого зека, чем мёртвую собаку»). Приведём только один документ (а их сотни), свидетельствующий о том, что питание и здоровье заключённого в те времена было предметом постоянного внимания самых высоких начальников:

 МВД

19.09.1875

 Господин управляющий МВД отношением от 6.08. сего года за № 83 уведомил меня, что в МВД получены сведения, что перевозимых по железным дорогам арестантам для продовольствия их в постные дни выдаётся нередко солёная рыба. Такого рода пища вредно влияет на здоровье продовольствуемых ей людей, доказательством чего могут служить заболевающие оттого арестанты. Бывали случаи, что при осмотре пересыльных партий в пунктах остановки находили у арестантов испорченную рыбу, которую оказывалось необходимым уничтожать. Кроме того, солёная рыба, не доставляя достаточной питательности, возбуждает излишнюю жажду, удовлетворение которой во время движения поездов сопряжено с крайними неудобствами, особенно при значительном составе арестантских партий. Господин управляющий МВД просит сделать распоряжение к прекращению выдачи в постные дни... солёной рыбы и замене её жареным в постном масле картофелем... 

 Отметим, что в своих воспоминаниях о сталинских лагерях люди, пережившие те страшные времена, неоднократно упоминают, как арестантов или ссыльных специально кормили солёной селёдкой, а потом не давали воду – и это была одна и тяжелейших пыток, иногда приводившая к смерти. Так что, забота министра МВД была вполне обоснованной. Многие правила пенитенциарной системы тех лет даже сейчас выглядят как достижения.

Наверно, несколько удивительно для нашего времени звучит то, что при питании арестантов учитывали его религиозное исповедание, и христиан кормили отдельно от иудеев, и даже питание православных отличалось от католиков, учитывая их различия и особенности, в том числе не употребление свинины, посты, праздники и т.п. И, наверняка, многие будут удивлены, найдя в списке товаров, закупленных для больных заключённых Минского тюремного замка, кроме пиявок ещё и... пиво, и даже… французское вино, но об этом немного ниже.

Во второй половине XIX века в Минском тюремном замке действовали три системы питания (строгих границ, похоже, не было, и заключённый мог выбрать сначала какую-то одну, потом другую или даже сочетать их, как ему удобней):

1) арестант в зависимости от своего сословия, чина и категории получал кормовые деньги и за них мог заказать себе продукты, в таком случае люди готовили себе еду сами;

2) заключённых кормили централизовано с учётом тех же различий, причём, для больных арестантов были предусмотрены несколько видов диет, при этом варианте еду доставляли с тюремной кухни.

3) арестанты, имеющие свои средства, могли питаться за свой счёт, не обременяя казну, и тогда продукты приносили или родственники в передачах, или специальные люди (срочные арестанты или даже надзиратели за мелкую плату) закупали продукты по списку в соседних лавках или на рынке, или даже приносили минчанам из их дома.

Безусловно, что как сами системы питания, так и их наполнение сильно отличались в разные времена и в разных тюрьмах, и даже в одной тюрьме могло отличаться в различные года. Многое здесь зависело от общей ситуации в империи, многое от «человеческого фактора» (от того как честно исполняли свои обязанности смотрители и надзиратели, дети которых, как известно, «тоже хотят кушать»). Ещё более последнее зависело от честности поставщиков продуктов – ведь питание Минского тюремного замка продавали (или покупали) на торгах в соответствии с заявленными государством кондициями и ценами. И побеждал тот, кто обещал поставлять продукты дешевле, лучше и больше, чем конкуренты. И часто эта погоня за дешевизной существенно портила жизнь заключённых.

Много лет большинство поставок (не только продовольствия) в Минский тюремный замок и даже по всей губернии было в руках минского купца Абрама Мовшовича Пильдона, а точнее, целой семейной династии Пильдонов. Так в конце 1866 года он обратился с прошением:

В Минский губернский комитет общества попечительного о тюрьмах

Минского купца Абрама Мовшовича Пильдона

 Прошение

 В дополнение прошения, поданного мною в оный Комитет с изъявлением желания принять на себя на будущее 3-х летие продовольствие арестантов, содержащихся в тюрьмах по Минской губернии – здоровых по утвержденной министерством табели, а больных по 30 копеек в сутки, ныне с убеждения господ директоров оного комитета изъясняю желание: принять на себя означенное продовольствие по вновь составленной табели за платёж за чиновников и дворян отпускаемых им кормовых денег, а простолюдинов по утверждаемой ежегодно министерством цене.

4.10.1866

Как следует из дальнейших событий, этот тендер Пильдон опять выиграл. В том же феврале прошло заседание Минского губернского комитета общества попечительного о тюрьмах, из журнала заседания которого можно узнать не только о количестве арестантов, содержащихся в этом месяце в Минской тюрьме, но и о системе их питания:

 Журнал комитета

28.02.1867

 Слушали:

1. Рапорт Минского городового полицейского управления от 3.02.1867 за № 1654 с представлением ведомости о числе суток содержания в Минском тюремном замке в течение истекшего Января политических, гражданских и пересыльных арестантов и о количестве причитающихся на местное продовольствие их кормовых денег. Из ведомости этой видно:

А) за содержание политических арестантов: 12 дворян в течение 362 суток, считая каждые сутки по 15 копеек, следует получить из казны 54,30 рублей, и за 1 человека простого звания через 31 сутки по 10 коп. за каждые сутки = 3,10 р., а всего 57,5 рублей.

Б) за содержание гражданских арестантов: 18 дворян, чрез 458 суток по 10 коп. = 45,8 руб., за 140 человек простого звания чрез 4027 суток по 7 коп. = 281,89 руб., за 242 человека пересыльных чрез 1551 сутки по 10 коп. = 155,10 руб. и за 4 детей чрез 105 суток по 7 коп. = 7,35 рублей. Да кроме того для одного палача 3,72 рублей, для малолетнего сына арестантки солдатки Агаты Рогневичевой, Людвига, находящегося на попечении у крестьянина Дзедзюли, 2,17 руб., а всего 553,43 рубля серебром. И во

2. Рапорт смотрителя Минского тюремного замка от 3.02. за № 163 с представлением списка политическим преступникам привилегированного сословия, содержащихся в Минском тюремном замке в течение января, коим следуют остаточные кормовые деньги всего 18,10 рублей.

 Была к отчёту приложена и справка об обязательствах Пильдона:

 Справка: поставка продуктов для арестантов по Минской губернии с 1.01.1867 по 1.01.1870 года надана Минскому 2-й гильдии купцу Абраму Пильдону, который обязался продовольствовать чиновников и дворян по 10 коп., а простого звания по утверждённой МВД табели... на гражданских простого звания 7 коп., а на политических преступников бывшим Главным начальником Края графом Муравьёвым разрешено производить в сутки на дворянина по 15, а на простолюдина по 10 копеек исключительно для одного их продовольствия.

Затем… всего следует будет подрядчику Абраму Пильдону 529,44 рублей серебром.

Приказали: препроводить казначею комитета Якубовскому подлинную ведомость, представленную полицейским управлением... и поручить выдать авансом... а) подрядчику Пильдону 529,44 р. и б) Смотрителю Минского тюремного замка для одного палача 3,72 рублей.

 Исходя из этих ведомостей, можно определить, как зависело питание заключённого от его категории. Безусловно, самыми авторитетными в этом плане были политические арестанты, а также больные, независимо от сословия: 

 Кормовые деньги на 1 день в Минском тюремном замке на 1867 год

 1. Политические арестанты привилегированного сословия по 15 копеек в день.

2. Политические арестанты простого состояния по 10 копеек.

3. Гражданские арестанты привилегированного сословия по 10 копеек.

4. Гражданские арестанты простого состояния по 7 копеек.

5. Пересыльные арестанты по 10 копеек.

6. Военные арестанты по 7 копеек.

7. Больные арестанты получали 19 копеек (по ведомости Пильдона до 30 копеек).

8. Дети по 7 копеек.

9. Палач Минского тюремного замка получал 14 копеек кормовых в день.

 Вполне логично, что палач питался лучше, чем большинство его жертв. Кроме того, была предусмотрена доплата за чин в соответствии с табелью о рангах: так, например, подпоручик получал кормовых 12, порутчик – 14, коллежский секретарь – 16, капитан или титулярный советник – 17 копеек в день и так далее. По 17 копеек в день получили и содержащиеся под стражей ксендзы. Для сравнения сам смотритель Минского тюремного замка в 1870 году получал жалованья в год около 286 рублей, или около 23 рублей в месяц. Если это разделить на 30 дней, то выходит, что в день он зарабатывал всего около 80 копеек. Надзиратели же Минской тюрьмы получали около 57 рублей в год или 4,8 рубля в месяц, и, значит, за день работы получали около 15 копеек (т.е. ровно столько, сколько государство выделяло только на продовольствие политическому арестанту из дворян или палачу). Здесь,  конечно, не учитываются различные надбавки к зарплате за звание, срок беспорочной службы, награды и прочее.

Сориентироваться в ценах тех лет можно при помощи ведомости цен, действовавших в Минске:

 Справочные цены по городу Минску за апрель 1875 г. \\ декабрь 1875 года 

(для справки: пуд ~ 16,4 кг., фунт ~ 410 грамм, лот ~ 12,8 грамм, золотник ~  4,27 грамма, 1 четверть ~ 209,9 литров, ведро ~ 12,2 литра, гарнец ~ 3,2 литра, кварта ~ немногим больше литра, копа = 60 штук)

 1. Пуд  хлеба ржаного 70 \\ 65 копеек.

2. Пуд муки ржаной 75 \\ 80 копеек.

3. Пуд булок пшенных 2,15 рубля \\ 1,8 рубля.

4. Пуд муки пшенной 2,25 рубля \\ 1,8 рубля.

5. Гарнец круп перловых 32 копейки \\ 35 копеек.

6. Гарнец круп овсяных 25 копеек \\ 30 копеек.

7. Гарнец круп гречневых 25 копеек.

8. Гарнец круп ячменных 23 копейки \\ 20 копеек.

9. Гарнец гороху 20 копеек \\ 25 копеек.

10. Четверть картофеля 3,75 рубля.

11. Ведро капусты квашенной 65 копеек.

12. Гарнец луку 17,5 копеек \\ 10 копеек.

13. Пуд говядины трефной 3,6 рубля \\ 2,4 рубля.

14. Пуд говядины кошерной 6 рублей \\ 4 рубля.

15. Пуд жиру кошерного 6 рублей.

16. Пуд масла коровьего 6 рублей \\ 10 рублей.

17. Пуд масла постного 4 рубля \\ 5,6 рублей.

18. Пуд сала свиного 7 рублей.

19. Пуд мёду патоки 6 рублей.

20. Пуд снитков (комм.: снеток – мелкая озёрная рыба) 6 рублей.

21. Пуд муки овсяной 80 копеек.

22. Копа сельдей 75 копеек \\ 90 копеек.

23. Фунт перцу 40 копеек \\ 30 копеек.

24. Фунт лаврового листа 25 копеек \\ 15 копеек.

 Очевидно, что цены на многие продукты изменились с тех времён, но если взять за основу, что килограмм ржаного хлеба сейчас стоит около 1 доллара (есть, конечно, и дешевле), а по ведомости в 1875 году пуд стоил около 70 копеек, (т.е. в те времена 1 кг. хлеба стоил около 4 копеек), то выходит, что «наш» доллар – это около 4 копейки в 1870 году. Естественно, что на разных продуктах выйдут разные результаты, но для приблизительного представления уровня финансирования, выделяемого на питание арестантов, такая методика вполне приемлема. Выходит, что политический арестант дворянского происхождения получал около 3,8 $ кормовых, политический простолюдин и гражданский арестант дворянин – около 2,5 $, а люди простого состояния – около 1,8 $ в день.

Кроме обозначенных в инструкциях продуктов подрядчик поставлял и дополнительные – как, например, булки на Пасху или квас.

 МВД

Смотрителя Минского тюремного замка

20.03.1868

№ 426

В Минский губернский комитет общества попечительного о тюрьмах

 Рапорт

 По случаю случаю надходящего торжественного праздника Светлого Воскресения Христова, не благоугодно ли будет Комитету отпустить из сумм своих по обыкновению прежних лет денег в распоряжение одного их директоров комитета для улучшения пищи 200 арестантам, содержащихся в Минском тюремном замке, а так же на пасху.

Смотритель Соколов

 На что последовал ответ Комитета: приказали: директору и казначею Губернского комитета Якубовскому, чтобы выдал из экономических сумм директору Свечникову 60 рублей. В апреле 1875 года на Пасху было выделено 84 рубля 33 копейки.

В феврале 1867 года Пильдон подал ведомость о продуктах, поставленных им в тюремный замок сверх назначенной по табели, за минувший январь:

 Ведомость

 Квасу мятного для дворян, гражданских и военных – на 20 руб.

Больных обоего пола – 723 суток, полагая в сутки на каждого по 19 копеек 137,37 руб.

Военных губернского батальона, содержащихся – 794 суток по 7 копеек в сутки 55,58 руб.

Передвижных военных – 4 суток по 10 коп. = 40 коп.

Подсудимых военных – 119, Пешего Коломенского полка – 282 суток по 7 копеек = 19,74 руб.

Итого 233,09 руб.

 Из такой же ведомости за февраль видно, что дополнительное питание выделялось тем арестантам, кто выполнял какие-то работы по тюрьме: рабочим, старостам, кашеварам (которых в это время было в тюрьме 9 человек) и парашникам, причём, работающим в выходные и праздничные дни выделялось по дополнительному куску мяса:

 Квасу мятного для дворян, гражданских и военных 20 рублей.

Рабочим тюремного замка 5. Старостам 6. Кашеварам 9 и парашникам по 0,5 фунта хлеба в сутки всего 7 пудов 20 фунтов по 65 копеек пуд = 4,87 1\2 рубля.

Тем же рабочим по праздничным и табельным дням по 0,25 фунта говядины 2 пуд 20 ф. по 1 р. 80 к. = 4,67 1\2 р.

Итого 29,55 руб.

 Это предоставляло арестантам, осуждённым за мелкие преступления, возможность немного улучшить свой рацион, добавив к нему по 200 грамм хлеба ежедневно, хотя, вряд ли, кашевары и так голодали. 

Продолжение

Автор: Дмитрий Дрозд

Обратите внимание

Наши партнеры