« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

БДЦ в архивах

Библиотека Минского тюремного замка

Дмитрий Дрозд 13.12.2015

Безусловно, во все времена одним из самых лучших способов убийства времени в тюрьме оставалось и остаётся чтение книг – откроешь хорошее произведение – и нескольких часов заточения как не бывало: ты совсем в иной жизни, наполненной приключениями, путешествиями и романтикой. Хорошая книга, которая, как правило, попадает за решётку вместе с самими арестантами или уже в передачах и посылках, всегда на вес золота, её читают все по очереди, пока окончательно не «зачитают». А тюремная библиотека заполнена макулатурой, тем, что где-то было списано – чтоб не выбрасывать. Полно там и «полезных» книг, которые должны способствовать развитию нравственности и морали у заключённых. Как правило, тюремное начальство, если оно действительно думает об «исправлении нравов» заключённых, всячески способствует созданию в современных местах лишения свободы библиотек. Было так и в XIX веке в Минском тюремном замке.

Первые сведения о наличии у арестантов замка собственных книг удалось установить уже по событиям 1835 года – по делу о побеге Викентия Чапковского и аресте Викентия Дунина-Марцинкевича. Для раскрытия темы чтения в Минской тюрьме нам интересен следующий случай.

3-го декабря 1835 уже вышедшему из замка Викентию Марцинкевичу следователем был послан запрос  по несколько необычному поводу. Женой бежавшего Чапковского Емилией было подано прошение о возвращении вещей её мужа. На имя смотрителя Минского тюремного замка Станкевича был направлен перечень оставшихся в камере пожитков:

«Открылось, что по побеге Чапковского кроме найденных вещей находятся у Вас по переписи: одна подушка, майтки суконные, пепельного цвета, носовые платки (два – цветные, бумажные, а третий – белый, голландского холста), один горшок, один кувшин, одно блюдечко и одна книжка с рисунками разных зверей… Просим представить сии комиссии».

Упоминаемая среди вещей книга к удивлению следователей не была обнаружена ни в камере, где ранее содержался беглец, ни среди вещей, изъятых ранее при обысках. Емилия Чапковская через своего отца Казмира Людвигова Блажевича показала: «Муж чрез караульных солдат просил прислать ему книги: одну, которая с рисунками разных зверей, а другую белую, незаписанную, которые чрез того ж караульного солдата и отдала». Книга с чистыми листами была уже обнаружена у Иосифа Коверского, с которым Чапковский содержался в одной камере. Он утверждал, что книга принадлежит ему лично, и что её он получил от своего сокамерника Андрея Чернявского. А вот книга со зверями пропала. По этому поводу Коверскому был адресован следующий запрос: 

       Содержащемуся в Минском тюремном замке

       Иосифу Коверскому

       Запрос

       Вчерашнего числа на запрос Вы ответили, что книгу натуральной истории арестант Чапковский сперва дал для прочтения, а, наконец, подарил Вам оную, как же таковой книги при обыске у Вас не найдено, то обязываетесь известить: где Вы означенную книгу подели?

       30.11.1835. Захарченко. Баранович.

       И Коверский ответил, что, действительно, после побега Чапковского в его камере было проведено уже несколько обысков, во время которых эта книга находилась в камере. Её видел даже сам майор Яновский, но её у него не изымали, так как книги в тюрьме не запрещены. А потом он эту книгу, как ему принадлежащую, подарил, содержащемуся в этой камере В. Марцинкевичу, который, освобождаясь, её забрал с собой. Теперь уже о судьбе книги следователи запрашивали у будущего белорусского классика:

       Минской римско-католической духовной Консистории

       переводчику Марцинкевичу

       Запрос

По делу о побеге из тюремного замка арестанта Чапковского, производимому следствием, содержащийся в тюремном замке дворянин Иосиф Коверский показывает: что он Коверский полученную от арестанта Мартина Чапковского книгу натуральной истории с рисунками разных зверей, подарил Вам; следствием чего и обязываетесь подаренную Вам Коверским книгу представить к нам, с объяснением на сим же: когда именно, на каком месте и за что, подарил Вам Коверский означенную книгу. 

Губернский секретарь Захарченко, за депутата плац-майор Баранович.

В ответе, написанном на этом же листе, Марцинкевич писал:

 «На запрос комиссии следующее честь имею ответствовать. Когда я осажен был в остроге и находился в одной горнице с г. Коверским, то он, узнав, что я имею библиотеку, и что имею страсть к книгам, истинно подарил мне свою (как сказывалось) книгу – натуральную историю и просил меня, чтобы я, как буду совсем уволен, то увиделся бы с его сыновьями и выговорил им то, что они совсем об отце забыли… Господин же Коверский, отдавая мне сию книгу, прямо говорил, что оная, так как и другие у него находящиеся, есть его собственная. При чём препровождаю выше сказанную книгу. Точность сего показания собственноручным подписом утверждаю. Викентий Марцинкевич». 

Представленную при этом объяснении книгу отдали Емилии Чапковской, и за неё, неграмотную (зачем неграмотной книга?), расписался отец Казимир Блажевич. Но это была далеко не единственная книга, находящаяся у Коверского в тюрьме – нам известно, что за 4 года ареста (а всего его дело о подделке документов длилось 9 лет!) он собрал в своей камере целую библиотеку:

«Иосиф Коверский, при себе же никаких документов, как содержащийся 4-й год под стражей, не имеет, что все документы и разного звания бумаги, книги и деньги, а также бельё, забраны бывшими смотрителями Минского тюремного замка, что всё вмещалось в коробке, по случаю частой перемены смотрителей, неизвестно, каким образом, та коробка пропала, из коих часть по распоряжению прокурора отыскана. Смотритель тюремного замка штабс-капитан Шляхта-Битный посвидетельствовал, что в тюрьме документов и бумаг Иосифа Коверского не имеется, кроме хранящегося реформационного документа от 15.05.1804 и расписки сына его Юлиана от 13.07.1836 г. о приёме в конторе отцовых вещей и 24 книг». 

Из этого документа видно, что богатые арестанты за свой счёт имели весьма приличные библиотеки в своих камерах. О нравственном совершенствовании остальных же заботились священники, администрация, чиновники всех уровней, ответственные за места заключения, а также различные благожелатели и благотворительные общества:

В Минский губернский комитет общества попечительного о тюрьмах

Духовника Минского тюремного замка св. Киприана Мигая

Рапорт

В училищной библиотеке тюремного замка имеется ограниченное количество книг, и то по большей части таких, которые служат для первоначального обучения арестантов грамоте, между тем грамотные арестанты иной раз желали бы занятия чтением книг по камерам, и потому очень часто обращаются ко мне с просьбою о снабжении таковыми, но их желание и просьбы часто не удовлетворяются по неимению таковых книг в прописанной библиотеке.

Поэтому, признавая, что в деле развития в содержащихся в замке религиозного чувства и побуждения раскаяния в их преступлениях, при моих поучениях и наставлениях было бы весьма полезно иметь в библиотеке разные полезные книги духовно-нравственного содержания для раздачи по камерам арестантам, я считаю долгом доложить о том Минскому губернскому комитету общества попечительного о тюрьмах и покорнейше просить: не окажется ли возможным выписать для означенной надобности ниже поименованные книги на экономическую сумму Комитета… Итого книги 53,25 руб. На пересылку.. 8,54 руб. да на пересылку денег 1 руб. 45 коп. а всего следует к отпуску 63 руб. 24 коп.

21.01.1869

Далее следовал список из 9-ти наименований духовных книг и журналов: «Новый Завет», «Начатки христианского учения, краткая священная история и краткий Катехизис», «Православное исповедание веры соборные апостольские церкви восточные» Петра Могилы, «Минеи Четьи, книги житий Святых на 12 месяцев в 4-х книгах», «Полное собрание сочинений Св. Тихона Еп. Воронежского», «Молитвослов сокращенный», «Последование молебных пений», духовные журналы на текущий год «Странник» и «Духовное чтение».

Из этого документа видно, что для тюремной библиотеки священник Киприан Мигай запросил 49 книг исключительно духовного содержания и подписку на два таких же журнала на общую сумму 63 рубля 24 копейки. Через некоторое время книги для тюремной библиотеки были получены. В «Списке присланных книг из хозяйственного управления при Священном Синоде» мы находим все запрошенные священником 49 книг на сумму 42 рубля 90 копеек.

Заботой о книгах для арестантов были заняты самые высокие чины, о чём свидетельствует документ из канцелярии Минского губернатора Валерия Ивановича Чарыкова: 

МВД, Минского губернатора

по канцелярии, стол 1

10.02.1877, № 986

г. Минск

В Минский губернский комитет общества попечительного о тюрьмах

Озабочиваясь возможным улучшением нравственности арестантов, содержащихся в тюрьмах Минской губернии и признавая одним из более действенных средств, ведущих к этой цели, занятие их в свободное от работы часы нравственно религиозным чтением, я нахожу необходимым, чтобы при каждой тюрьме постепенно была заведена библиотека исключительно для пользования арестантов.

Вследствие чего, препровождая для начала этого дела 190 экз. собрания православных молитв, предлагаю Тюремному комитету положить эти книги в основание будущих тюремных библиотек, разослав их во все состоящие в ведение комитета тюрьмы Минской губернии сообразно числу содержащихся в них арестантов, а за тем сделать распоряжение о том, чтобы ежегодно из запасных сумм отчислялись от 15 до 20 руб. на пополнение тюремной библиотеки. О получении книг прошу уведомить мою канцелярию.

Губернатор Чарыков

Как полагается губернатору, Чарыков заботился не только о центральной губернской тюрьме, но и об уездных, и кроме религиозных потребностей заключённых, пытался внести свой посильный вклад в воспитание в арестантах патриотических и верноподданнических чувств через знание арестантами истории Российской империи. Похоже, что его старания увенчались определённым успехом и в довольно приличной по подбору книг библиотеке Игуменской уездной тюрьмы находились следующие издания:

Ведомость книг Игуменской тюремной библиотеки

1. Святое Евангелие на русском наречии, 5 шт.

2. Поучение к подсудимым и ссыльным, 2 шт.

3. Сокращённые молитвословы, 2 шт.

4. Краткая история жизни Иисуса Христа, 50 шт.

5. Краткое понятие о храме, священных вещах... 1 шт.

6. Сказание о том, что есть и что была Россия и кто в ней царствовал, 1 шт.

7. Краткая русская история с 34 рисунками, 1 шт.

8. Наставление всей пастве, 1 шт.

9-23. Духовная литература.

24. Начало Руси, 1 шт.

25-29. Духовная литература.

Всего в «Ведомости» 170 книг 29-ти наименований, среди которых мы можем видеть и книги по истории. Например, книгу Князя В. В. Львова «Сказание о том, что есть и что была Россия, кто в ней царствовал и что она происходила» и книги «Краткая русская история с 34 рисунками» и «Начало Руси».

Если священники и чиновники больше всего думали о «нравственном воспитании» арестантов, часто для этих целей выбирая далеко не самые увлекательные произведения, то, к счастью для самих заключённых были жертвователи, которые были гораздо ближе к их потребностям. Вот что прислал в тюрьму директор Минского губернского комитета общества попечительного о тюрьмах личный почётный гражданин Авраам Калманович Машкиллейсон:

Господину начальнику Минского тюремного замка

В виду того, что многие из заключённых в Минской тюрьмы грамотны, и потому не прочь были бы читать, как для себя самих, так и для своих неграмотных товарищей книги с легким интересным содержанием и, принимая во внимание, что такое занятие, само по себе полезное, отвлечёт арестантов от развращающих и гнусных бесед об их бывших подвигах, приведших их в тюрьму – я приношу в дар тюремной библиотеке 36 книг… 26.03.1905.

В приведённом дарителем списке находятся книги приключенческого, научно-фантастического, историко-авантюрного жанров, которые и сейчас находят своих читателей. Большинство из них, похоже, вышли в самые первые годы ХХ века в 147-томной серии «Библиотека романов. Приключения на суше и на море» известного издателя Петра Петровича Сойкина: 

«Вулкан и динамит» и «Нилия» (Поль д'Ивуа); «Понтиак, вождь оттавов», «Лагерь в горах» и «Искатели каучука» (Эдвард Сильвестр Эллис); «Аллан Кватермен», «Дочь Монтецумы», «Люди тумана», «Жемчужина востока», «Нада», «Завещание мистера Мизона», «Клеопатра», «Сердце мира», «Доктор Терн», «Эрик Светлоокий», «Мечта мира» и «Она» (Генри Райдер Хаггард); «Остров доктора Моро» (Герберт Джордж Уэллс); «Трагедия с Короско» (Артур Конан Дойл); «Морские волки», «Железный пират», «Кровавое утро», «Подводное жилище» (Макс Пембертон); «Жан Мари Кабидуллен», «Юные путешественники», «Великий лес» (Жюль Верн), «Царственный пленник» (Энтони Хоуп); «Королевская собственность», «Юный дикарь», «Приключения собаки» (Капитан Марриет); «Лазурный гигант» (Андре Лори); «Потерпевшие крушение» и «Остров сокровищ» (Роберт Льюис Стивенсон) и «Западня любви» (Артур Марчмонт).

Эта серия была полностью переиздана в конце ХХ века, что говорит о популярности этих книг и в наше время. Наверняка, они не залеживались на полках тюремной библиотеки и позволяли тысячам арестантам проживать совсем иные жизни и «улетать» в своих мечтах в совсем иные дали, времена и события. 

  Автор: Дмитрий Дрозд.