« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

БДЦ в архивах

Доктор Гинденбург и эпидемия тифа в Минском тюремном замке

13.05.2017

Автор: Дмитрий Дрозд.

 В то время как многие улицы Минска носят имена людей, не только никогда не бывших здесь, но и прославившихся, разве что, своими преступлениями против человечности,  благодеяния этого врача, отдавшего всего себя своим пациентам, в том числе и арестантам Минского тюремного замка, хотя и были по заслугам оценены ещё при жизни, но совершенно забыты в наши дни. Надеюсь, что присвоение одной из минских улиц имени доктора  Вильгельма Гинденбурга  –  это дело времени. 

Начало 1877 года было существенно омрачено для смотрителя Минского тюремного замка капитана Громбчевского: эпидемия, которой он долгое время не придавал серьёзного значения (возможно, надеялся на известное «авось» – само рассосётся), похоже, выросла до масштабов, при которых скрывать её от губернского начальства было уже невозможно. Кроме того, уже не раз обо всей опасности ситуации ему докладывали врачи – в первую очередь опытнейший врач не только Минска, но и всей губернии Вильгельм Гинденбург, чьи последние годы жизни тесно связаны именно с больницей Минского тюремного замка, где он c 1870 года числился штатным врачом. Этому известному всему Минску доктору было уже 77 лет, и его медицинская практика превышала полстолетия! Поставленный врачами диагноз не оставлял надежды, что удастся спустить дело на тормозах: тифозная горячка. Смотрителю нужно было предпринимать решение, и 4 января Громбчевский написал сразу 2 рапорта: Минскому губернатору тайному советнику Валерию Ивановичу Чарыкову и в Минский Губернский Комитет общества Попечительного о тюрьмах, или Губернский тюремный комитет (далее ГТК). 

МВД

Смотрителя Минского губернского тюремного замка

4.01.1877, № 17, г. Минск

В Минский Губернский Комитет общества Попечительного о тюрьмах

Рапорт

Честь имею донести Губернскому тюремному комитету, что во вверенном мне тюремном замке, сильно распространяется между арестантами по случаю тесного помещения болезнь тифозная горячка, и число больных с каждым днём не уменьшается, а увеличивается, и сегодня на 353 человека, содержащихся в замке арестантов, состоит больных 61 человек. 

Смотритель замка капитан Громбчевский

По этим данным выходит, что чуть не каждый пятый арестант замка был болен! Впрочем, его рапорт, отправленный на имя губернатора, был куда оптимистичнее, мол, болезнь есть, но больных немного, и почти треть из них уже выздоравливает: 

Его Превосходительству Господину Минскому гражданскому губернатору

Смотрителя Минского тюремного замка

Рапорт

Честь имею донести Вашему Превосходительству, что больных арестантов во вверенном мне тюремном замке сегодня состоит 63 человека, в том числе 21 тифозных, из коих 6 выздоравливают. 

4.01.1877

Громбчевский

Рапорт же, отправленный одновременно с этими двумя в Губернский тюремный комитет доктором Гинденбургом, был куда менее радужным. Описанная в нём катастрофическая с медицинской точки зрения ситуация в Минском тюремном замке, достойна, чтоб привести этот рапорт полностью:

В Минский Губернский Комитет общества Попечительного о тюрьмах

Штатного врача больницы Минского тюремного замка

Рапорт

В здешнем тюремном замке в настоящее время находится арестантов до 400 человек, какому количеству народа здание тюремного замка в гигиеническом отношении совершенно не соответствует от недостаточного количества свежего воздуха при скучении арестантов в тесные помещения. От того между ними стали умножаться болезни, характеризующие тифозную горячку, а между детьми при арестантах корь и скарлатина. Больных арестантов ныне находится 59 человек, а между ними подверженных тифозной горячке 20, детей же больных корью 15. Больные по недостаточности помещения в больнице помещаются в отдельных камерах без коек на арестантских нарах. 

Донося о сем Минскому тюремному комитету, покорнейше прошу сделать зависящее со своей стороны распоряжение о лучшем по возможности размещении больных по роду их болезней, с увеличением к имеющимся койкам и постелям, ещё числом, по крайней мере, до 20-ти, а также о снабжении их и больничной посудой.

Штатный врач-акушер В. Гинденбург.

4.01.1877.

Такое большое количество детей (учтены только заболевшие дети), находящихся в тюремном замке рядом с матёрыми преступниками – это уже само по себе впечатляет, да ещё и на фоне эпидемии сразу трёх опаснейших заболеваний! Но дети в тюрьме – это тема отдельной статьи… Нам же нужно отметить, что уже на следующий день были приняты некоторые меры, описанные в рекомендации Гинденбурга, о чём в ГТК рапортом № 36 доложил смотритель Громбчевский: 

По распоряжению Его Превосходительства г. Начальника губернии по случаю развившейся между арестантами тифозной горячки необходимо на первый случай купить для больных арестантов не менее 10-ти новых кроватей, которые будут стоить приблизительно каждые по 1 руб. 50 коп., а также заготовить лесной материал для сделания хозяйственным способом 20-ти кроватей, 20-ти столиков и 50-ти плевательниц, на что приблизительно нужно на материал и покраску таковых, не считая работы, так как таковая будет произведена местными мастеровыми арестантами, с покупкою готовых кроватей 50 руб. 

К сожалению, автор не обладает медицинским образованием, чтоб оценить эффективность подобных мер. Да, и нам пока неизвестно, какой именно вид тифа лютовал тогда в минской тюрьме: сыпной, возвратный или брюшной? В те времена эти разные заболевания, требующие различного лечения и мер профилактики (так как разносчиками первых двух являются насекомые, а последний – передаётся через воду, еду – т.е. это «болезнь грязных рук»), были объединены под одним названием. Надо полагать, предлагаемые меры полностью соответствовали существующему уровню медицины.

Правда, такая оперативность смотрителя была достаточно погашена нерасторопностью самого ГТК, который только 13-го января выделил необходимые для закупок и работы 50 рублей. Меры были приняты, но, всё-таки, вряд ли, у смотрителя Громбчевского были какие-то причины начать один из следующих рапортов словами «во вверенном мне тюремном замке состоит все благополучно…». Из документа видно, что, несмотря на благодушное настроение Громбчевского и принятые меры, общее количество больных даже немного выросло, а тифозных – осталось на прежнем уровне.

Похоже, что и лечили не так, и профилактика из-за непонимания самой сути болезни была неправильная, и губернатор, и ГТК не поддались на шапкозакидательство смотрителя и попросили осмотреть тюрьму ещё одного специалиста. После чего в тюрьму прибыл проверяющий, который составил подробный отчёт и дал свои рекомендации. И этот рапорт даёт наиболее точное представление о бытовавшем тогда представлении о путях распространения тифа. Минский губернский врачебный инспектор был уверен, что главная причина эпидемии тифа – отсутствие свежего воздуха (в то время, как мы сейчас знаем, что ни один из видов тифа не передаётся воздушно-капельным путём):

МВД

Минский губернский врачебный инспектор

28.01.1877, № 26

Господину Минскому гражданскому губернатору

Вследствие предложения 25.01. за № 81 имею честь довести до сведения Вашего Превосходительства, что для выяснения причин заболевания арестантов в Минском тюремном замке мною посещена была 27.1. тюрьма и найдено, что главнейшими причинами заболевания служат: во 1-х, скученность в замке арестантов, которых содержится около 400 человек, между тем как самый замок устроен на 200 человек; и во 2-х, недостаток в арестантских камерах вентиляции, тем более, что топка печей производится не внутри камер, а из коридора, и арестанты с целью сбережения теплоты совершенно не открывают форточек. Таким образом, увеличение числа больных следует приписать единственно испорченности воздуха...

Ещё в январе, в день Богоявления, я, посещая больницу тюремного замка, передавал смотрителю озаботиться немедленным устройством вентиляторов в больничных камерах, как главнейшее условие для лечения тифозных. После этого я ещё два раза был в тюрьме и всегда повторял о необходимости вентиляции, которой и по настоящее время не устроено. Несмотря на то, что таковая может быть сделана в течение одного дня. Для прекращения дальнейшего развития в тюремном замке тифозной горячки, по мнению моему, положительно необходимо устроить надлежащую вентиляцию и распорядиться о более просторном размещении больных; в противном же случае и при надлежащей медицинской помощи болезнь неминуемо будет всё более и более развиваться.

Врачебный инспектор Дибер (?)

Итак, панацея для лечения тифозной горячки была предложена: вентиляторы! Похоже, что у губернатора не было повода не доверять мнению специалиста, и в Минской тюрьме начался большой ремонт на приличную по тем временам сумму в 76 рублей. Уже в конце марта смотритель тюремного замка отчитался за каждые истраченные на устройство 63-х вентиляторов полкопейки:

Журнал Минского губернского тюремного комитета, 21.03.1877.

...В исполнение сего смотритель Минского тюремного замка при рапорте от 20.02 за № 552 представил в Комитет ведомость о расходе отпущенных ему авансом денег, по коей видно, что для камер тюремного замка заготовлено и вставлено:

дымовых вентиляторов 29 по 1 руб., = 29 руб.;

оконных вентиляторов 39 по 85 коп., = 33 руб. 15 коп.;

за сделание по две доски к каждому оконному вентилятору уплачено столяру за работу и материал 6 руб. 20 коп.;

за окраску 39 вентиляторов по 5 коп. за каждый = 1 руб. 95 коп.;

печнику за устройство в печах отверстий и за вставку в них 29 дымовых вентиляторов 5 руб.;

куплено 2 меры извести для побелки мест при отверстиях для вентиляторов, по 25 коп. за меру, = 50 коп.;

куплено 1 1/2 фунта гвоздей для прикрепления вентиляторов к доскам на 22 1/2 коп.

Итого израсходовано: 76 руб. и 2 1/2 коп. и осталось: 7 1/2 коп.

Поражает точность отчёта и качество работы, при котором смотритель отчитался даже за сэкономленные семь с половиной копейки! Что ж, будем надеяться, что хотя бы свежего воздуха в тюрьме прибавилось…

Профессиональную ж оценку итогам сделанного ремонта давал уже другой штатный врач больницы Минского тюремного замка: 77-летний штаб-лекарь Вильгельм Гинденбург – президент Общества Минских врачей, служивший в Минской тюрьме с 1870 года, умер. Правда, подкосил его не тиф, а воспаление лёгких: «усердный труд при тюремном замке окончательно изнурил его дряхлеющий организм. В немецкоязычной метрической книге об умерших Минского евангелического-лютеранского прихода мы находим запись о смерит статского советника доктора Гинденбурга, последовавшей 6 февраля 1877 г. в 9 часов». Хотя, безусловно, нервное и физическое истощение, вызванное тяжелой ситуацией в вверенной ему тюремной больнице могло сыграть отрицательную роль в жизни пожилого человека. «В течении небольшого промежутка времени, – поясняет фон Роткирх, – достоуважаемый старик 4 раза заболевал воспалением лёгких – и четвёртый раз уложил его в могилу».

Благодеяния этого врача, отдавшего всего себя своим пациентам, в том числе и арестантам Минского тюремного замка, были по заслугам оценены ещё при жизни. Мало того, что был он очень богатым человеком (хотя бедных лечил бесплатно, никому не отказывая), но по многим восторженным воспоминаниям Вильгельм Гинденбург, действительно, не жалевший себя и буквально сгоревший на работе,  пользовался всенародной любовью. Как пишут участники его похорон: «Не было, кажется, ни одного человека, который бы не пошёл поплакать над ним и целовать его ноги, в особенности бедные еврейки, которым он так много помогал, плакали и молились, чтоб он попал в рай». К сожалению, сейчас имя этого врача, отдавшего всего себя минчанам, известно только специалистам (более подробно о жизни этого доктора можно прочитать в статье Ю. Снапковского  "Штаб-лекарь и акушер Вильгельм Данилович Гинденбург".). В то время как многие улицы города носят имена людей, не только никогда не бывших в Минске, но и прославившихся, разве что, своими преступлениями против человечности…

Врача Минского тюремного замка Гинденбурга похоронили при большом стечении народа, и как отмечали очевидцы – это были самые торжественные похороны в Минске на их памяти… Совсем незаметно проходили в Минске другие проводы... В конце марта о них, а также об общей  медицинской ситуации в тюрьме сообщил приемник Гинденбурга новый штатный врач больницы Минского тюремного замка Высоцкий:

Его Превосходительству Господину Минскому гражданскому губернатору

Штатного врача больницы Минского тюремного замка

Рапорт

Честь имею донести Вашему Превосходительству 1. что во вверенной мне больнице тюремного замка состоит больных арестантов 65, в числе этом 9 больных тифозною горячкою... С общего числа больных выздоровело 3, осталось 60 в том числе 12 помещены в околотке, которые по случаю поправки здоровья, состоят на улучшенной только порции, не получая более других медицинских пособий. Что же касается того, что число больных арестантов не уменьшается, то это происходит от скучения воздуха в тюрьме по многочисленности арестантов, содержащихся, и в особенности пересыльных, которые чаще заболевают, и 2. что в упомянутой больнице в кроватях недостатка не предстоит по случаю постройки; столики для больных хотя и построены, но не поставлены в больнице; плевательниц ещё не построено... Постель больничная, как не вся построена, не принята и в больнице не имеется. 

Штатный врач больницы Минского тюремного замка Высоцкий

19.03.1877.

Из этого рапорта, в котором кроме всего прочего упоминается, что «число больных арестантов не уменьшается», столики не поставлены, плевательницы и больничная постель не построены, мы исключили несколько слов: из сих больных двое с 18-го на 19-е число сего месяца Волею Божиею умерли…

Автор Дмитрий Дрозд