Дмитрий Дрозд: только 10 ноября 1937 года в Орше было расстреляно более ста человек

 Автор: Дмитрий Дрозд

Всему миру известны минские Куропатыместо Памяти жертв сталинских репрессий, что же могут представлять собой захоронения такого скромного районного центра как Орша? На сегодняшний день там известны два таких места (сами расстрелы производились и в оршанской тюрьме): на Кобыляцкой горе и в конце улицы Могилёвской, в Харьковском лесу. Но каков масштаб расстрелов?

Поклонники коммунистической идеи возмущаются, когда ставится знак равенства между сталинским и гитлеровским режимами. Однако 1937-1938 годы для многих семей оказались вполне соизмеримы по своим катастрофическим последствиям с ужасами нацистского Холокоста. Были уничтожены целые семьи: белорусские, польские, еврейские… Советский Холокост был основан не на национальном фундаменте, но разве от этого легче? В архангельские и свердловские леса были высланы десятки тысяч белорусских семей, откуда из-за высочайшей смертности вернулись далеко не все. Но были и примеры почти нацистского уничтожения целых семей, правда, советская власть пыталась не просто выполнить план по уничтожению, но и придать этому Холокосту вид законности. Но что это значило для простых людей можно проиллюстрировать на примере белорусской семьи Ашкер из деревни Малые Жаберичи Крупского района Оршанского округа. 

22 марта 1937 был арестован 25-летний Григорий Самуилович Ашкер, который работал кладовщиком на оршанском камнедробительном заводе. 24 августа были арестованы его брат Михаил (1902 г.р.), бухгалтер сельпо, и отец Самуил Семёнович 1870 года рождения (67 лет!). Отец был неграмотным и, несмотря на преклонный возраст, ещё работал в колхозе «Победа». Там же работала его жена, 60-летняя крестьянка из деревни Шавры Софья Ермолаевна и их незамужняя 30-летняя дочь Надежда. За обеими пришли 7 октября. Уже 20 октября (через 13 дней после задержания женщин!) Комиссия НКВД СССР и Прокурор СССР приговорили Григория, Михаила, Самуила и Надежду по ст. 68 УК БССР: шпионаж в пользу польской разведки. Приговорили к высшей мере наказания. 22 октября решением «тройки» к смерти была приговорена и Софья Ермолаевна. 10 ноября 1937 года все пять членов семьи были расстреляны в оршанской тюрьме.

От ареста женщин семьи Ашкер до их расстрела прошёл месяц и три дня!!!

От уничтожения удалось спастись только старшему сыну Георгию Самуиловичу (родился в 1901 г.), который на тот момент жил в Москве по адресу Верхне-Тишинский переулок д. 5, кв. 2. Несмотря на возраст, он уже значился пенсионером. Сложно представить состояние этого человека, когда в мирное время он узнал о мученической смерти всей своей семьи… Но скорбеть ему пришлось совсем недолго... Уже 14 ноября он сам был арестован в Москве. 15 марта 1938 года та же Комиссия утвердила приговор: Высшая мера наказания. «За участие в контрреволюционной организации, готовящей акты против руководства партии». Утверждение или неутверждение приговора уже не имело для Георгия никакого значения, так как уже 28 февраля 1938 он был расстрелян на Бутовском полигоне.

Менее чем за один год была уничтожена вся белорусская семья Ашкер.

Естественно, уже через 20 лет, в 1958 году все они были признаны невиновными и реабилитированы.

Хочется верить в то, что приведённый пример был чем-то исключительным, но, увы... «Белорусский документационный центр» уже писал о трагических судьбах семей, расстрелянных в Орше: Ходавцевых-Каменских и Квартёнков. В том, что большевистская коса выкашивала целые семьи, легко убедиться, читая списки репрессированных, в том числе списки приговорённых к высшей мере наказания.

В тот же день в Орше были расстреляны и другие жители деревни Малые Жаберичи два брата Максим и Пётр Иванович Лапаревичи, братья Илья (р. 1912) и Фёдор (1893) Окуневичи, братья Александр (1911), Пётр (1916) и Фёдор (1906) Околовичи.  На сегодня нам известно о расстреле около 20-ти человек только из одной этой деревни. Но в этот день были расстреляны братья Севастюки Викентий и Иван, братья Борис (1908 г.р.) и Вячеслав (1902) Стибло, позже, 26 ноября был убит их третий брат Адольф (1906). Этот день вполне может быть внесён в историю Беларуси как один из самых чёрных дней.

Всего 10 ноября 1937 года только в Орше были расстреляны более 100 человек!!!

Но расстрелы в Орше не начались в этот день и не закончились. И до этого, и после, в один день или с небольшой разбежкой уничтожались близкие люди: братья, сёстры, родители и их дети… Вот только маленький перечень этих преступлений большевиков, когда приговоры были приведены в отношении родственников:

10 октября 1937 года в Орше были расстреляны белорусы, жители д. Переспа братья Николай и Пётр Синиченко.

13 октября — братья Пётр и Прокофий Свиридовы.

16 октября — крестьяне д. Стражево братья Емельян и Кузьма Шакуны.

11 ноября — жители Ляхович братья Владимир и Николай Ивашины, три брата Владимир, Иосиф и Казимир Нарейко, а также братья Адольф и Антон Мелешкевичи. Причём и Нарейко, и Мелешкевичи были арестованы 24 сентября, осуждены 1 ноября, а через 10 дней уже расстреляны. Т.е. весь путь от ареста до расстрела занял менее 50-ти дней.

Но и это не рекорд. Например, Пётр Иванович Вишневский был арестован 25 июля, приговорён к расстрелу 14, а расстрелян 21 августа.

Т.е. для убийства человека понадобилось всего 27 дней.

Конечно, при таких темпах не может идти никакой речи о расследовании и правосудии: это было уничтожение. Перемолов сотни жизней в одной только районной Орше, красное колесо покатилось дальше:

13 ноября здесь были расстреляны жители д. Кривое Село братья Константин и Игнатий Гладкие и д. Цэйки Заславского района братья Григорий и Иосиф Нартовичи.

В ноябре и декабре 1937 года расстреляны четыре брата Антон, Иосиф, Казимир и Франц Зуевские.

19 и 22 ноября — как польские шпионы расстреляны 72-летний (!!!) Доминик Валентинович Воротницкий и его дети Виктория и Антон.

17 декабря — крестьяне д. Дворище братья Сокол Иван (1906 г.р.) и Степан (1902). В этот же день — жители Дзержинска три брата Скоробогатые: Владимир (1908), Иван (1911) и Иосиф.

19 декабря — жители Чашников братья Григорий (1902 г.р.) и Пётр (1907) Ворошко.

21 декабря —   жители д. Литовск братья Иван (1898) и Сидор (1900) Долиненко.

16 января 1938 года — жители д. Юзефатово братья Кузьма и Константин Гришкевичи.

16 и 17 января — жители д. Бортники Дзержинского р-на братья Антон и Пётр Севруки.

28 января — жители д. Руденск братья Антон (1903) и Иосиф (1902) Гурские. В тот же день расстреляны жители г. Лепеля Бронислав и Иван Закржевские

Период массовых репрессий в СССР начался сразу после революции и закончился ХХ съездом. За тот короткий период, который мне удалось отследить по далеко неполным открытым источникам (первые расстрелы зафиксированы в августе 1937, а последние в ноябре 1938, т.е. это около 15 месяцев Большого террора) можно назвать минимальное число расстрелянных.

Всего за 15 месяцев 1937-38 годов Орше было уничтожено не менее 2.000 человек, среди них не менее 50 женщин.

2000! Но, скорее всего, это всего лишь треть от реального количества!!! Здесь расстреляны не только местные жители, но и привезённые сюда приговорённые к смерти жители Минской области.  Все они были реабилитированы. Думаю, что после открытия архивов КГБ мы сможем существенно увеличить число известных нам жертв расстрелов.

Исследователь сталинских репрессий Земсков называет точное число приговорённых к расстрелу по всему СССР в 1937-1938 годах: 681 692 человека. Можно найти данные и о максимальном числе расстрелянных в один сутки в отдельных городах: в городе Минусинск  в ночь на 8 декабря 1937 года — 222 расстрела, в Славгороде «рекорд» был поставлен 22 января 1938 года (298 расстрелов), в Тобольске 14 октября 1937 года (217 расстрелов). Учитывая, что Орша находилась в местности гораздо более населённой и зная приграничное положение БССР, можно предположить, что и число «врагов» у нас должно быть не меньше, чем в этих городах. Так что и рекорд кровавого дня 10 ноября 1937 может оказаться всего лишь половиной от реального числа расстрелянных в этот день.

Поэтому вполне актуальным представляется тот факт, что в Орше создана гражданская инициатива «Расстрелянные в Орше», цель которой не только наведение порядка на местах массовых расстрелов жертв сталинского террора, но и создание там, если не Мемориала, то хотя бы установление памятных знаков. Это наш долг перед невинными жертвами одного из самых кровавых режимов за всю историю человечества. Это и наша ответственность за будущее наших детей: ведь и в наши дни сталинисты открыто проповедуют свои идеалы, надеясь на реванш...

На памятник жертвам репрессий в Орше мы уже можем нанести 2000 имён и фамилий невинно убиенных граждан Беларуси. 

 

Дмитрий Дрозд, специально для "Белорусского документационного центра"

Обратите внимание

Наши партнеры