12 неизвестных фактов из истории «Володарки» (часть первая)

Дмитрий Дрозд

СИЗО №1 города Минска – место, где на стадии следствия содержалось большинство белорусских политических заключённых (в том числе и автор этой статьи с февраля по май 2010 года).

Особенно тесно здесь было после президентских выборов 2010 года, когда после разгона мирной акции протеста на площади Независимости уголовные обвинения получили более 50-ти человек. В 2010-м практически в каждой камере для «первоходов» (ранее несудимых) был один «политический» – традиционно «подельники» не содержатся вместе.  Естественно, в связи с этим возрос интерес и к самой «Володарке» – одной из самых старинных тюрем Беларуси.

Это довольно приличное по своим размерам здание (тем более для начала 19-го века). Хотя находится тюрьма в самом центре Минска (в сотне метров от Дома Правительства и площади Независимости), здание практически со всех сторон укрыто от глаз туристов. И большинство из них, если изучают Минск без гида или путеводителя, наверняка пройдут мимо одной из главных достопримечательностей в городе. Благодаря войнам и чиновникам подобных строений у нас сохранилось не так уж и много.

Здание Минской тюрьмы интересно хотя бы тем, что все свои почти 200 лет не только оставалось местом заключения, но всё это время неофициально именовалось «Пищаловский замок». Связано название с человеком, о котором достоверно никто ничего не знает. В последнее время  «Пищаловский замок» уступил в популярности более простому и понятному, созвучному с другими известными тюрьмами, такими как «Таганка» или «Бутырка», хотя и совсем не романтичному: «Володарка» – от улицы Володарского, на которой здание расположено.

Среди всех архитектурных строений, пожалуй, больше всего окружены мифами и легендами именно замки и тюрьмы. И в этом главной минской тюрьме повезло вдвойне – она и замок, и тюрьма одновременно. Но, к сожалению, многие истории, «кочующие» из одной статьи или книги в другую, попавшие даже в серьезные исследования, и уж, конечно, в «Википедию», часто совершенно далеки от правды. Много ошибок закралось и в биографию человека, давшего замку одно из его неофициальных названий – Рудольфе Станиславовиче Пищалло (в документах часто используется «Пищало» или даже склоняемый вариант «Пищала»). Попробуем уточнить некоторые из уже ставших догмами фактов истории Минского тюремного замка и жизни господина Пищалло.

Многих ошибок удалось бы избежать, если бы исследователи ознакомились с опубликованной ещё в 1869 году в «Минских губернских ведомостях» статьёй «Материалы, касающиеся деятельности Минского комитета попечительства о тюрьмах со времени его существования». В ней излагается краткая история строительства Минского тюремного замка. Много информации я нашел в Национальном историческом архиве Беларуси в процессе работы над книгой об истории «Володарки».

Искажение фактов связано с происхождением названия “Пищаловский замок» и первоначальным предназначением здания.

1. Минский тюремный замок изначально был жилым дворцом или замком Пищаллы, а также использовался как оборонительное сооружение.

На самом деле, замок – традиционное в Российской империи название тюремного здания, наравне с тюрьмой или острогом. Минский тюремный замок (именно такое название учреждения наиболее часто встречается в официальных документах), изначально был построен как тюрьма и почти 200 лет своей истории был только тюрьмой. «Материалы…» свидетельствуют: «Нынешний Минский Губернский острог построен в 1825 г. по предположению на 246 человек…». По причине ветхости старого острога «в 1821 году бывший Минский Губернатор Гецевич вошёл с представлением к Министру Внутренних Дел о постройке каменного острога в г. Минске». На что Строительный Комитет выделил смету в 239.283 рубля 20 копеек ассигнациями, «на каковую сумму и объявлены были в Губернском правлении торги, состоявшиеся в декабре того же года». Торги были наиболее распространённым способом получить для государственных заказов  подрядчика, способного предложить наиболее выгодные условия.

2. Пищалло был архитектором замка.  

Вернёмся к тексту «Материалов…», рассказывающих о результате состоявшихся в Минске в декабре 1821 года торгов: «На этих торгах постройка осталась за помещиком Рудольфом Пищалою, бывшим потом Председателем Палаты и Членом, а затем Директором Тюремного Комитета, взявшимся построить каменный замок с таковою же оградою и железною крышею за 226.850 рублей 50 копеек ассигнациями», что в пересчёте на серебро составило 64.814 рублей. «По контракту он обязался приступить к постройке с 15 мая 1822 года, а кончить никак не позже 15 мая 1825 года. В декабре 1824 года Пищалло донёс, что постройка уже кончена». Будучи подрядчиком, он   просил выдать ему оставшиеся деньги и принять тюрьму в казённое ведомство, что и сделала авторитетная комиссия 30 января 1825 года (таким образом, в этом году «Володарка отметила своё 190-летие). Говоря современным языком, Пищалло просто выиграл тендер, предложив построить тюрьму за меньшие деньги и быстрее, чем другие. Потом вся эта экономия  вылилась в частые ремонты, что не удивляет, так как  у этого человека не было ни строительного опыта, ни специального образования.

3. Минский тюремный замок построен по проекту минского губернского архитектора Казимира Хрщановича.

Казимир Хрщанович (или Хрщонович), действительно, долгие годы был Минским губернским архитектором, считался  настоящим специалистом своего дела. По его проектам в Минске построено немало зданий. Безусловно, подобный проект был ему по силам. Но…

Он не был не только автором проекта, но, вообще не принимал никакого участия в строительстве Минского тюремного замка. В доказательство могу процитировать  документ, который я нашел в архивах: «Губернское Присутствие, слушав предложение Минского г. Гражданского Губернатора и Кавалера от 8 октября за № 9053, коим изъясняя: что по поводу подачи Его Превосходительству Минским Губернским Архитектором Титулярным Советником и Кавалером Чеховским прошения, об увольнении его по старости лет и болезни, вовсе от службы, избрав на его место бывшего Виленского Императорского Университета Архитекторского помощника, Кандидата Философии Казимира Хрщоновича». И это заседание состоялось 27 октября 1825 года, т.е. через 10 месяцев после приёмки тюрьмы комиссией.

Таким образом, если проект тюремного замка и был разработан местным архитектором, то это был не Хрщанович, на плечи которого легли только неоднократные дорогостоящие ремонты здания. А оно «выстроено было не совсем хорошо и прочно, так что в 1826 г. Хрщанович требовал уже ассигновки денег на починку потолков и железной крыши в количестве 1246 рублей ассигнациями». В результате «сэкономленных» Рудольфом Пищалло денег и явных ошибок строительства (например, тюремная церковь была устроена не по правилам (алтарём на восток, а наоборот, на запад), ввести её в строй удалось только в 1829 году. Очевидно, из-за несовершенного проекта за 40 лет на ежегодные ремонты было потрачено 32.261 рублей серебром, т.е. половина стоимости самой постройки. Кроме капитальных ремонтов, во время которых несколько раз перекладывались все деревянные перекрытия и железная крыша, здание претерпело и более серьёзные изменения. Например, к стенам с четырёх сторон были пристроены деревянные туалеты, так как изначально построенные в нём каменные были неудобны для очистки и заполнили всю тюрьму постоянным зловонием.

4. Пищаловский замок построен по оригинальному архитектурному проекту.

Вот, пожалуй, самые романтичные определения стиля, в котором выстроен замок: «замковый комплекс в псевдоготическом стиле», «здание в стиле раннего классицизма», «в стиле классицизма», «замок относится к памятникам раннего периода неоготики», «по классическому проекту готического замка, какими их строили на белорусских землях», «в его основу положили типовую конструкцию западноевропейского готического замка» и т. п. На самом деле, над стилем никто особенно задумывался: проект Минского тюремного замка был типовым для тюрем Российской империи! Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на изображения построенных приблизительно в это же время губернских тюремных замков в Астрахани (построен в 1822-24 годах, архитектор Депедри, теперь СИЗО № 1 «Белый лебедь»), Нижнем Новгороде, Харькове (1822-23, архитектор Шарлеман-Боде) и даже известный Владимирский централ (СИЗО-1 г. Владимира). Определенное сходство можно найти и у башен «Володарки» с башнями «Бутырки».

5. Минский тюремный замок был построен как трёхэтажное здание.

Изначально Минский тюремный замок был двухэтажным, правда, в нём имелся подвальный этаж, где размещались камеры для секретных арестантов, кухня, мастерские и прочее. По причине постоянной переполненности тюрьмы (доходившей во времена восстаний или с прибытием очередных этапов до 450 человек) в 1884 году встал вопрос о постройке в Минске новой тюрьмы или хотя бы дополнительного здания. Но в Главном тюремном управлении МВД нашли нецелесообразным тратить деньги на новое строительство и предложили просто достроить третий этаж. Даже беглого взгляда на тюрьму достаточно, чтоб разглядеть «шов» от этой пристройки, законченной в 1890 году.

Автор: Дмитрий Дрозд

Продолжение

Обратите внимание

Наши партнеры