Без формы, знаков отличия и документов — вы бандиты

Автор: Дмитрий Дрозд

В последние дни независимые СМИ и социальные сети вновь наполнились транслируемыми, часто в прямом эфире, видео с задержаниями политиков, журналистов, общественных активистов, обычных граждан. В большинстве случаев все эти захваты производят люди в штатском, не предъявляя ни своих документов, ни постановлений о задержании…

Человеческое общество прошло довольно большой, часто кровавый исторический путь, что позволило ему выработать кое-какие законы и правила, позволяющие или, по крайней мере, стремящиеся сделать этот мир лучше и безопаснее и повысить ценность человеческой жизни. Касается это даже такой крайней формы человеческой деятельности как ведение войны. 

В Положении о законах и обычаях сухопутной войны Конвенции «О законах и обычаях сухопутной войны», принятой ещё 18 октября 1907 года, была «Глава I . О том, кто признается воюющим» указано, что ими признаются те, кто:


1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

2) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

3) открыто носят оружие и

4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Как видим, одним из основных принципов ведения войны было и остаётся, что воюющая сторона должна отличаться от гражданского населения. Это обеспечивает дополнительную защиту, как мирному населению, так и защищает самих военных. Если ж кто-то не имеет ни формы, ни знаков отличия, то они, по сути, является бандитским формированием, а не армией, и на её распространяются уже совсем иные законы. Именно поэтому немцы называли партизан — бандитами, ибо те в большинстве случаев нарушали этот международный закон ведения войны. 

Если такие законы распространяются даже во время войны, когда, казалось бы, вообще нет никаких законов, насколько забота о гражданском населении и людях, находящихся при исполнении своего долга, должна быть выше в мирное время. Казалось бы, что подобные разумные законы должны быть придуманы и работать и для других вооружённых людей, обязанных охранять правопорядок. Уж они-то точно должны быть в форме. Так и есть… Только в цивилизованном мире, а не Беларуси. 

В «Европейском кодексе полицейской этики», принятом Комитетом министров Совета Европы 19 сентября 2001 года, сказано:

14. Полиция и сотрудники полиции, работающие в форме, должны быть легко узнаваемыми. 

К этой статье есть развёрнутый комментарий: «излагается принцип, имеющий ключевое значение для традиционной полиции в демократическом обществе, где доминирует право; люди должны иметь возможность легко узнавать полицейские посты и полицейских в форме. Это относится и к используемому полицией оборудованию (автомобили и т.д.). В этой статье указывается, что за исключением особых причин — например, связанных с необходимостью должным образом выполнять функции полиции, полиция должна носить легко распознаваемые знаки, отличающие ее от других органов. Это является составной частью общего требования открытости и прозрачности полиции, но служит также и для облегчения доступа к полиции в срочных случаях».

Т.е. полицейские должны не только носить форму, но эта форма должна быть заметной и легко узнаваемой. И подчеркну, что это «принцип, имеющий ключевое значение для традиционной полиции в демократическом обществе, где доминирует право». 

Что же в Беларуси? В старом Законе Республики Беларусь от 26 февраля 1991 г. №637-XII «О милиции» было сказано:

«Раздел VII. СЛУЖБА В МИЛИЦИИ. Статья 35. Работник милиции

Работником милиции является лицо, состоящее на должности в органе, подразделении, учебном заведении или учреждении милиции, которому в установленном порядке присвоено специальное звание. Работникам милиции бесплатно выдается форменное обмундирование, образцы которого утверждаются Советом Министров Республики Беларусь. Работники милиции имеют знаки отличия и служебное удостоверение».

Современный "ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 17 июля 2007 г. № 263-З "Об органах внутренних дел Республики Беларусь" как-то обошёл вопрос формы, знаков отличия и удостоверения стороной. В этом он не совсем соответствует международной практике. Да сама логика жизни подсказывает, что работники милиции обязаны иметь и форменное обмундирование, и знаки отличия, и удостоверение. И те, кто не имеет чего-то из этого списка или не предъявляет при задержании — не может рассматриваться гражданами, как сотрудник милиции.

Ясно, что работа бывает разной. И если следователь сидит в кабинете и работает с бумагами, то он может быть хоть в трусах. И если оперативник следит за преступной группой, он может маскироваться даже под окружающую его среду, изображая из себя куст. Но если работники милиции вышли в город на работу по охране порядка, то они обязаны при себе иметь: бесплатное форменное обмундирование, знаки отличия и удостоверение. Подобные правила должны соблюдаться, когда работники милиции присутствуют на массовых мероприятиях, производят обыски около рамок металлодетекторов и, тем более, когда они проводят задержания. Ну, с какой стати гражданин должен реагировать на замечания некоего незнакомого ему человека или группы в чёрных куртках, спортивных штанах, кроссовках и чёрных шапках? И почему он должен ему подчиняться, рискуя своим здоровьем, а может и жизнью? Я ж не знаю, кто это — может, грабитель, может, бандит. Тем более, когда эти граждане в спортивных штанах набрасываются на меня — я должен оказать сопротивление. По всем международным законам я имею полное право защищать свою жизнь, здоровье, честь и свободу. Точно также как по Уголовному Кодексу Республики Беларусь:

Статья 34. Необходимая оборона

1. Каждый гражданин имеет право на защиту от общественно опасного посягательства. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

2. Не является преступлением действие, совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите жизни, здоровья, прав обороняющегося или другого лица, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Более того, когда я вижу, что рядом подобные типы тянут кого-то в свой автомобиль, я обязан оказать человеку помощь – иначе я становлюсь или соучастником, или преступником: 

Статья 307. Непринятие мер по спасанию людей. 

Непринятие мер по спасанию человека при угрозе или в условиях стихийного бедствия, катастрофы, аварии и в иных случаях, когда жизни или здоровью людей угрожает опасность, либо несвоевременное или ненадлежащее выполнение обязанностей по спасанию лицом, ответственным за спасание людей, повлекшие по неосторожности смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения, – наказываются штрафом, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения». 

Т.е. каждый гражданин не только имеет право защищаться, но даже более того, обязан оказать помощь тем, кого хватают люди в штатском. В итоге подобная ситуация опасна для всех участников конфликта. Один уверен, что на него нападают бандиты — и сопротивляется всеми силами, другие уверены в своей безнаказанности, так как думают, что они представители власти. На миг представим подобную ситуацию в США, где разрешено ношение оружия — наверняка, были бы жертвы с двух сторон. 

То, что уже не первый год практикуется в Беларуси — когда политиков, журналистов, общественных активистов и просто граждан, т.е. безоружных людей, заведомо не представляющих серьёзной опасности, хватают люди в штатском, не предъявляя им никаких ни своих документов, ни постановлений о задержании, и волокут их в такие же автомобили без опознавательных знаков — это, как мне кажется, можно рассматривать как проявление государственного бандитизма.

Безусловно, что форма — это дополнительная защита и для сотрудника милиции. Кроме того, она его дисциплинирует, "представитель власти" вынужден остерегаться опорочить честь мундира, а стало быть, и саму эту власть. А люди в штатском часто и ведут себя как дворовые «гопники». При этом министр МВД Шуневич, в праздничные дни предпочитающий форму НКВД, которая стала символом карателя, любит говорить о том, что кто-то пытается специально опорочить милицию. Так, может, для начала попытайтесь сами стать, действительно, законными стражами общественного порядка, а не вести себя как карательные или оккупационные войска? С какой стати мы должны уважать такую милицию, которая сама стесняется своей формы (так как, наверно, начальство, дающее приказы производить задержания в штатском, понимает, что творит не совсем правое, и тем более, не правовое дело), нарушает законы и рассматривает общество, как своего врага? 

 Дмитрий Дрозд, специально для Белорусского документационного центра

Обратите внимание