Большинство самых громких покушений, терактов и погромов были организованы самими спецслужбами

Автор: Дмитрий Дрозд

Силовые ведомства всегда одинаковы — особенно во времена экономических проблем, когда у государства закончились деньги — и ограбив всех, кого можно ограбить безболезненно: учителей, медиков, почтальонов (помните их заявления: просим уменьшить нам зарплату?) — в последнюю очередь власть начинает пилить сук, на котором держится любая диктатура — сокращать силовые структуры: армию, милицию-полицию, госбезопасность… 

Но они не учителя и не врачи — они свои деньги и власть так не отдадут. Они не рабочие — они так просто не позволят себя сократить. Они люди, ничего другого не умеющие, кроме как «быть силовыми структурами» — куда им идти? — на завод? Или вернуться обратно в свои деревни, где, зная их способности трудиться, их даже в колхоз не возьмут? Они люди не просто с возможностями и фантазией, они люди с оружием. И самое первое, что делали силовые структуры во все подобные времена: они пытались показать и доказать свою жизненную необходимость для режима. А самый простой путь для этого — это контролируемый хаос (который довольно часто выходил из-под контроля, и начинались настоящие революции), запугивание террористической или внешней угрозой. Лучший способ не только не позволить себя сократить, но даже наоборот — выбить повышение финансирования и, главное, получить практически неограниченные возможности по контролю и репрессиям над обществом — это напугать власть. А напугать человека в возрасте, который больше всего дорожит своей собственной властью и хочет только одного: тихо и мирно досидеть до своей смерти в кресле президента и передать его своим детям — несложно. И во все времена для этого спецслужбы использовали любые методы: «кровавое воскресение», «покушение на губернатора Курлова» и тысячи подобных спецопераций.

Могли ли спецслужбы задержать анархистов не так — без формы, в общественном транспорте, на виду десятков камер, а, например, ночью позвонив в дверь их квартиры? Ведь эти нелепые аргументы, мол, люди прячут свои лица, и мы их не можем идентифицировать — только для бабушек на лавках — все всех знают и на каждого из них уже лежит личное дело с фото и видео. Могли, конечно. А задержание нескольких десятков журналистов? — чтобы все независимые СМИ (и иностранные) обрушили свой гнев на режим, вызывая его в сотнях тысячах читателей? Разве это не абсурд: массово задерживать журналистов во время интернета и стримов, когда каждый, у кого есть смартфон, может стать журналистом? То, как это было сделано, и то, какой эффект это вызвало — взрыв народного гнева против режима и силовиков — разве не такая цель стоит у подобных задержаний? Спецслужбы своими действиями не сбивают протесты, а, наоборот, разжигают их. Общество, и без того справедливо возмущённое и обнищанием, и безработицей, и дурными декретами и налогами, открыто провоцируют выйти из русла мирных протестов в жёсткое противостояние с жертвами против Лукашенко и силовиков, чтоб репрессии выглядели бы как вынужденная защита. Так после курловского расстрела объяснили, что стрелять в толпу начали после выстрелов из толпы, в ответ, а на БТ в страшилках рассказывали, что на Майдане некие третьи силы стали убивать и протестующих, и силовиков.

То, какие большие были глаза у Лукашенко совсем недавно, когда он вносил изменения в свой же декрет «о тунеядцах», рассказывал о «майданутых», его призывы «выковырять изюм из булок» и вернуть всех, выпущенных обратно в тюрьмы, наспех скроенные страшилки по ТВ и последовавшие за этим массовые задержания и суды — когда счёт осуждённым, в том числе, на невиданные уже более полутора года «сутки» — показывает, что спецслужбам удалось его напугать, и они получили полный карт-бланш на «выковыривание изюма». Его попытка запугать беларусов Майданом — совершенно искренняя — это единственное, чего он боится по-настоящему — ведь после майданов диктаторы отправляются на свалку истории или даже в тюрьмы, а вместе с ними и большинство их приближённых. А они туда, конечно, не стремятся — они хотят и дальше ощущать своё всесилие и жить в уютных коттеджах за миллион долларов.

Государственная пропаганда, выполняя заказ, уже села на обкатанного конька для компрометации народного возмущения: мол, это не народ, это оппозиция рвётся к власти и готова к любым преступлениям. Во-первых, это совершенно нормальное явление — стремиться к власти — гарантированное Конституцией. Ненормально эту Конституцию менять, лишать народ выборов, а стало быть, легальной возможности смены власти, обеспечивая себе кресло президента до самой смерти, для сохранения которого режим как раз-то и готов на всё. И, поверьте, что возможности безоружной, обескровленной, разобщённой, запуганной тюрьмами оппозиции, а также гражданских активистов, да и самого общества против режима со всеми его многочисленными силовыми структурами вовсе неравнозначны. У народа фактически и осталась одна возможность — это массовый мирный протест. Но и за участие в мирном протесте и даже без участия в нём каждого гражданина могут отправить на нары. Терять свою власть, уходить — Лукашенко органически не согласен. Поэтому его личный интерес и интересы спецслужб сошлись: чтоб сохранить свою власть эти люди пойдут на всё. И значит, нас ждут новые аресты, «страшилки» про террористические акты, и не дай бог, и сами эти акты. Но, кто стоит за большинством подобных терактов в мировой истории — рано или поздно отвечает сама история. Огромная часть самых громких покушений, убийств, терактов, массовых беспорядков, погромов, поджогов и т.п. не обошлись без прямого или косвенного участия спецслужб или проходили под их полным контролем. А часто через них под контролем соседних государств.

Без общественного контроля силовые структуры превращаются в государство в государстве со своими законами, понятиями, интересами, а когда им грозит опасность —  даже в своеобразные государственные террористические организации. Поэтому белорусское общество не должно быть послушной овцой, которую разные силы в своих интересах ведут на заклание. Кроме права мирного протеста у каждого есть возможность реагировать на факты проявления силовиками агрессии, требовать, чтоб сотрудники правопорядка сами соблюдали законы, не превращались в банду. Нужно писать заявления о нарушениях прав граждан в белорусские суды (даже без надежды на решение этих вопросов здесь и сейчас) и доводить дела до международного суда. Не оставлять без внимания факты запугивания общества террористическими актами, факты ограничения свободы слова, факты репрессий против журналистов, правозащитников, активистов, а также попытки ограничения права на мирный протест. Массовые уличные протесты должны быть подкреплены такими же массовыми юридическими протестами в прокуратуру, Верховный суд, администрацию Лукашенко, Комитет по правам человека ООН. Общество должно научиться защищать себя, так как надежды, что это будут делать силовые структуры, нет. Они всегда будут защищать только свои интересы, которые могут совпадать, а могут и не совпадать даже с интересами их господина, и очень часто с трона сбрасывали не народные протесты, а дворцовые перевороты.

Дмитрий Дрозд

Обратите внимание