Москау, Москау, закидаем бомбами...

Автор: Дмитрий Дрозд

Пытаюсь понять людей, страдающих по развалу СССР, и не могу... Вот если бы сейчас каким-то волшебным образом это государство возродилось в тех же границах и со столицей в Москве, что я лично получил бы? Предположим, что оно лишено советской идеологии, и правят им Лукашенко или Путин, которые вроде уже и несоветские люди, вроде не самые безумные из пышущего психиатрическими диагнозами российского эстеблишмента. Что получу конкретно я, моя семья?

Ну, пусть преимущество это размеры государства… Но что лично мне с этих размеров? Безумная радость от того, что моя страна занимает аж одну шестую земной поверхности и омывается Тихим и Ледовитым океанами? И что? То, что я могу без визы поехать в Самару или Самарканд? Так я и так туда могу поехать без визы и, что-то, не еду.

А вот перспектива, что моего сына пошлют служить в армию куда-нибудь на Кушку, с древними армейскими традициями вроде дедовщины и землячества — вполне реальная. Да ещё не просто служить, а, например, проводить какую-нибудь очередную «антитеррористическую операцию», убивать совершенно далёких и не сделавших нам ничего плохого людей, пожелавших независимости где-нибудь в Чечне или Татарстане? Или куда-нибудь ещё дальше решать геополитические задачи великого государства где-нибудь в Афганистане или Анголе? Нужно ли мне или ему это? Думаю, что ответ на этот вопрос очевиден. Нет!

 Или, например, чтоб меня после каких-то событий вроде 2010 года (а они обязательно будут повторяться, пока у власти будут люди вроде Путина или Лукашенко, любой ценой готовые удерживать свою власть пожизненно) послали бы на зону не в Бобруйск, а куда-нибудь в Магадан или на Соловки, где в безымянной могиле лежит мой прадед Григорий Дрозд? Ну, круто, конечно… Северные морозы должны очень способствовать закалке организма, а прикосновение к великой российской уголовной культуре сделать из меня настоящего пацана… И те, кто не думает об этом, забывает, какое огромное количество людей в бывшем СССР прошло через тюрьмы и лагеря — даже не по политическим статьям. А сегодня перспективы отправиться чистить снег в Сибири за неправильный лайк в «Фэйсбуке» или «Одноклассниках» висит над каждым. Когда в стране не работают суды, то расстояние между арестом, криком «За что?» и тюремной робой может быть очень коротким.

Попытка объединить абсолютно разные народы в одно государство, разве это не попытка «впрячь в одну упряжку коня и трепетную лань»? Если взять, например, США, то там государство в той или иной степени однообразное. Конечно, есть различия между Техасом и Калифорнией, но они не такие, как различия между Беларусью и Тувой, Туркменистаном, Калмыкией, Дагестаном. Религия, традиции, ценности, культура, история, языки… Если по-честному, то у нас вообще нет никаких точек соприкосновения, кроме, скажем так, общечеловеческих, но как мне иногда кажется, что даже они у нас часто несовместимы: как например, европейские ценности с  шариатом и, тем более, джихадом.

Ладно, когда из Москвы пытались всех нас объединить марксисткой идеологией (правда, выходило не очень), мечтой о построении когда-то там, в светлом будущем, коммунизма, но что может нас объединять сейчас? Идея борьбы с «либерастами» и «пиндосами»? Идея «можем повторить» (1812 и 1945)? А если я не хочу повторять это бессмысленное смертоубийство ни ради амбиций отдельного царька, ни даже ради возбуждённого пропагандой «братского» народа, уверившего в очередной раз в свою миссию нести тёмным европейцам святое и светлое на острие русского штыка? Единственным, что смогло по-настоящему сплотить современную Россию, оказались ненависть и агрессия по отношению к Украине и остальному «не русскому» миру.

Даже, казалось бы, такая незыблемая скрепа, как русский язык, для большинства бывших республик уже вообще не скрепа, и молодые люди часто не знают этого чужого им и не нужного, если они не находятся на заработках в Москве, языка. А великая русская культура (которую, как и в любой империи, во многом создавали выходцы из покорённых народов, лишая этого величия свои национальные культуры) при падении железного занавеса оказалась всего лишь одной в ряду таких же великих немецкой, британской, американской, испанских, польской… культур.

Что ещё? Дешёвые энергоресурсы и прочее? Так разве ж средний россиянин, или даже россиянин, живущий на земле, заполненной алмазами, где-нибудь в республике Саха  живёт богаче нас? У него лучше дом, выше зарплата? Если он работает не в нефте- или газодобывающей промышленности, а например, как я, пишет статьи в газету? Так ведь даже если предположить, что лучше — что мешает мне сейчас поехать на заработки в любой регион России? Ничего.

Почему-то граждане Беларуси, мечтающие возродить СССР, думают, что мы каким-то волшебным образом сразу заживём лучше. Это «лучше» чаще всего подразумевает не лучше в материальном плане (здесь, похоже, ни у кого нет иллюзий), а лучше как-то в плане нравственности и смысла жизни. Т.е. если появится одна большая страна, пропадут наркоманы, алкоголики, проститутки… и будут только прихожане, комсомольцы, дружинники и добровольцы на какую-нибудь новую войну. Молодёжь будет не пиво пить по подъездам, а мечтать отдать жизнь за Родину и Сталина. Именно это считалось главной благодатью той жизни и даже долгом и счастьем: при необходимости ради чего-то отдать свою жизнь. А я вот не знаю, что нравственнее: пиво пить или ехать убивать людей в чужих странах, потому что нам из Кремля скажут, что их нужно убивать. Точнее, конечно, знаю.

А меньшим подвигом, зато обязательным, повсеместным и ежедневным, была готовность отказываться от своего личного блага и блага своих детей, ради пользы государства. Ах ты, мещанин, захотел своего маленького счастья, когда мы здесь новый мир строим! И доверчивые граждане отнимали будущее у своих детей, ради идеи, которая в один миг развеялась. И все многомиллионные жертвы оказались бессмысленными. В плюсе оказались как раз не те, кто жертвовал, а те, кто приказывал жертвовать.

Была ли жизнь человека в СССР безопаснее, чем сейчас? Надёжно ли закрывал нас ядерный щит? Я помню, как в 80-е во время какого-то очередного обострения (кажется, что после того, как сбили корейский «Боинг») над городом летали самолёты, а мы, дети, ждали, что вот-вот нас могут начать бомбить. Как с ужасом слушали «Москау, Москау, закидаем бомбами, будет вам Олимпиада, ха-ха-ха-ха…». Никого не интересовал настоящий перевод этой безобидной песни, и до сих пор она осталась для меня каким-то маленьким фрагментом детского ужаса ожидания войны. Конечно, каждый школьник должен был знать не только как стрелять из автомата, но и где находится ближайшее бомбоубежище, как и куда бежать в случае атомной бомбардировки и как правильно падать по команде «Вспышка слева»… Очевидно, что наш мир после краха СССР, пусть и однополярный, долгое время был безопаснее (войны не прекращались, но белорусы оставались в стороне от них). Пока наша соседка с востока не стала «подниматься с колен», и теперь бомбят совсем рядом, и на войне гибнут белорусы. Мы уже втянуты в новые геополитические игры с весьма печальным и предсказуемым результатом: мы и наши дети скоро опять будем знать, где находится ближайшее бомбоубежище.

Очевидно, что те, чья жизнь сейчас бессмысленна, не обретут этого смысла и в большой стране. Те, у кого нет здоровья, не станут здоровее. Те, кто жалуется на бедность, не получат достойного уровня жизни, ведь за 70 лет существования СССР люди так и не пожили не то что богато, но даже по-человечески не пожили. Надо знать, что не мы станем богаче, а нам придётся поделиться тем, что у нас есть, с теми республиками и регионами, кто сейчас живёт ещё хуже, чем мы. Так было в СССР, когда 3-4 республики, включая БССР, кормили десятерых.

Я мучительно пытаюсь понять: о чём тоскуют эти люди, и не понимаю. Если по своей молодости — то она не вернётся, ни красный галстук, повязанный на Красной площади, ни линейка в «Артеке», ни первые поцелуи на берегу Байкала в стройотряде, ни дембельский аккорд на берегу Белого моря… Ничего этого уже не будет. А вот реальные проблемы этой «великой страны» для нас и наших детей — обязательно будут. Да и в чём это величие кроме размеров и запасов полезных ископаемых? В типичном для России безразличии к судьбе каждого отдельного гражданина в стиле «бабы ещё нарожают»? Или в подходе к «братьям-славянам»: ты чего русский язык коверкаешь, мы ведь один народ (естественно, русский)?

Великость территории вовсе не равна великости страны и, тем более, не равна материальному благополучию каждого отдельного гражданина. В первых десятках распределения стран мира по территории полно бедных стран. С другой стороны, в рейтинге стран мира по уровню валового национального дохода на душу населения: на первых местах: Бермуды (!), Норвегия, Катар, Швейцария, Макао, Люксембург, Швеция, Дания, Сингапур, Австрия, Кувейт, Финляндия, Исландия, Бельгия, Исландия, Япония, Андорра… — и этот список можно продолжать. Т.е. размеры страны вообще не влияют на богатство граждан. Если исключить из этого списка нефтяные страны, то у остальных ситуация с полезными ископаемыми вполне сравнимая с Беларусью. Россия в этом списке всего на 57 месте, за Болгарией и Габоном! Так может, счастье не в размерах, а в разумном управлении и использовании имеющихся ресурсов и преимуществ?

Беларусь — это замечательная земля. Это наш (вовсе немаленький по европейским меркам) дом. Не большое общежитие, с большими общими проблемами, а именно свой дом. У нас есть всё для достойной жизни, пока разве что кроме руководства, но и у великой страны может быть невменяемый и бездарный правитель, также не думающий ни о чём кроме пожизненного сохранения своей власти. Нужно ли нам, чтоб эти безумцы, день и ночь орущие с российских телеканалов, стали нашими правителями и решали наши судьбы и судьбы наших детей? Думаю, что «да» ответит только тот, кто готов снова «лечь под танки» и лететь вместе с Россией в очередную бездну. Я не готов.

Я понимаю взгляд из Москвы: «кто не жалеет о развале СССР, у того нет сердца» — потерять такое количество потенциальных солдат. Но из Минска и других независимых столиц иначе: кто хочет возврата СССР, тот должен быть готов по приказу Москвы превратиться в лагерную пыль (приказ НКВД № 00447) или пушечное мясо (приказы № 270 и 227). Поэтому сохранение государственности Беларуси — это не какое-то отвлечённое понятие, а вполне практическая, прагматическая цель для каждого гражданина Беларуси. Чтоб не искать потом бомбоубежище.

Дмитрий Дрозд

Обратите внимание