Дмитрий Дрозд: События осени 1939 г. вряд ли когда-то получат одинаковую оценку по обе стороны белорусско-польской границы

Автор: Дмитрий Дрозд

Европарламент 19 сентября 2019 г. принял резолюцию «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы» к 80-летию начала 2-й мировой войны. В ней указывается, что начало «самой разрушительной войны в европейской истории, было прямым результатом» так называемого пакта Молотова–Риббентропа, (на самом деле, Сталина–Гитлера). За договором последовало совместное нападение двух режимов, стремящихся к мировому господству, на Польшу. В 1940 г. СССР начал войну с Финляндией, занял часть Румынии и аннексировал Литву, Латвию и Эстонию. Война привела к краху нацизма, но после неё последовала полувековая оккупация некоторых стран Центральной и Восточной Европы коммунистами.

Резолюция констатировала, что «нацистские и коммунистические режимы совершали массовые убийства, геноцид и депортации и привели к гибели людей и потере свободы в ХХ веке в масштабах, невиданных в истории человечества». Европарламент осудил «все проявления и другие действия, пропагандирующие тоталитарные идеологии, такие как нацизм и сталинизм». Парламентарии уравняли вину Германии и СССР за развязывание войны. Хотя и указали, что «Россия [правильней: страны, входившие в СССР, в том числе и Республика Беларусь — Д.Д.] остаётся главной жертвой коммунистического тоталитаризма, и процесс её становления как демократического государства будет сталкиваться с препятствиями до тех пор, пока её правительство, политические элиты и пропаганда продолжают обелять преступления коммунистов и прославлять советский тоталитарный режим».   

Резолюция вызвала возмущение в России. Только в 2019 г. В. Путин шесть раз обращался к этой теме, в том числе и прочитав часовую лекцию президентам стран СНГ. Во время своих выступлений он ссылался на некие архивные документы, называя причиной войны Мюнхенский договор, и даже пытаясь свалить вину на саму Польшу. Его выступления принимали очень жёсткую форму: «Мы обязательно создадим центр кино- и архивных материалов. И мы обязательно заткнём рот тем, кто пытается переиначить историю, подать её в ложном свете и принизить роль наших отцов, дедов — наших героев, которые погибали, защищая мир от "коричневой чумы" — от нацизма... Мы не позволим эти попытки представить историю в другом свете. Ещё раз подчеркну — мы этот поганый рот заткнём документами навсегда, чтобы неповадно было». Это вызвало протесты Института Национальной Памяти, МИД и официальных лиц Польши. Вскоре Россия подлила масла в огонь, выборочно рассекретив документы о Варшавском восстании.

Беларусь остаётся в стороне, как будто не её западная часть была яблоком раздора между СССР и Польшей. В череде пактов и договоров никто не вспомнил Рижский сговор 1921 г., разделивший нашу республику между государствами, отнесшимися к ней как к своей исконной вотчине. А ведь судьба Польши созвучна судьбе Беларуси: разделенная могущественными соседями пополам, потом оккупированная нацистами и освобожденная от них большевиками, сохранившими своё присутствие и власть вплоть до краха СССР.

Впрочем, свой официальный взгляд на события 1939 г. главные белорусские историки и чиновники выразили ранее. В журнале администрации президента «Беларуская думка» в августе 2019 г. появилась статья «К вопросу об исторической политике». Авторы отметили, что «наблюдается целенаправленная работа по нагнетанию противостояния в общественном сознании с широким использованием исторических фактов», среди которых назвали: «…9) Искусственное раздувание темы трагедии политических репрессий 1920-30-х гг. с целью огульного очернения советского прошлого Беларуси. 10) Трактовка воссоединения Западной Беларуси с БССР в 1939 г. не как акта исторической справедливости, а как некоего неправомочного события с точки зрения международного права и создание тем самым основы для потенциальных претензий Польши на западные территории Республики Беларусь. 11) Совершенно необоснованное с научной точки зрения уравнивание политических режимов в СССР и нацистской Германии с целью переложить вину за развязывание Второй мировой войны со стран Запада на Советский Союз...».

Авторы защищают советские ценности и однозначно называют главных виновников войны: страны Запада. Отмечается, что Беларусь находится на «геополитическом разломе» между Западом и Востоком, где с одной стороны нам угрожают русофобия, антисоветизм и антикоммунизм, а с другой: идеи «русского мира», антизападность, реваншизм после развала СССР. Однако в большинстве из приведенных угроз читается готовность белорусских «правительства и политических элит» встать на защиту советского прошлого. И эти «ценности» входят в противоречие с резолюцией Европарламента. Сомнительно, что создание независимой белорусской истории возможно на фактически марксистко-ленинском фундаменте.

Никто не заставляет белорусских чиновников и чекистов декларировать своё родство с теми, кто идеологически обосновывал и непосредственно осуществлял репрессии или оккупацию против соседних стран. Каждый из них может со спокойной совестью сказать: это не наши преступления! Однако эти «органы» по-прежнему отсчитывают свою родословную не с появления Республики Беларусь, а с 1917 года, добровольно взваливая на себя эту ответственность. И как святая святых хранят в своих архивах имена людей, совершавших преступления против белорусов.

В связи с этим интересно особое мнение судьи Конституционного суда России К.В. Арановского, выраженное под постановлением КС РФ от 10.12.19. Судья оспорил положение РФ как правопреемника СССР и заявил: «…Даже в условном юридическом смысле России незачем навлекать на свою государственную личность вину в советских репрессиях… Непоправимая катастрофа в судьбах народов и миллионов людей с безмерными потерями и отнятым будущим представляет собою «вред, реально неисчисляемый и невосполнимый»… С такой виной государственность не вправе и не в состоянии правомерно существовать, оскорбляя собой справедливость, свободу и человечность... Репрессии представляли собой не эксцесс и не серию нарушений, а саму политику… Российское государство учреждено не в продолжение коммунистической власти, а в реконструкции суверенной государственности с ее возрождением на конституционных началах; оно воссоздано против тоталитарного режима и вместо него… РФ не продолжает собою в праве, а заменяет на своей территории государство, незаконно однажды созданное, что и обязывает ее считаться с последствиями его деятельности, включая политические репрессии…».

В Беларуси же замалчивание или оправдание преступлений большевиков происходит, скорее, в силу убеждений бывших коммунистов по-прежнему находящихся у власти в Беларуси. Во многих странах, испытавших большевистскую оккупацию, открещивание от этого кровавого наследия произошло быстро и безболезненно. Но в Беларуси, где сохранились все памятники коммунистическим деятелям и улицы в честь людей, руководивших репрессиями, сложно надеяться даже на гипотетический катарсис Homo soveticus. Во время сохранившегося только в Беларуси праздника бесплатного труда — ленинского субботника 21.04.19 А. Лукашенко посетил «Линию Сталина», где сказал, что, создавая этот музей, он «не имя Сталина возрождал, хотя он этого заслуживает».

Всё это совпало с атаками на один из известнейших памятников жертвам сталинских репрессий на постсоветском пространстве — Куропаты. Они подвергались неоднократным нападениям вандалов, найти которых белорусская милиция оказалась неспособной. На недавно поставленном памятнике были нарисованы шестиконечные звёзды, разбита «лавка Клинтона» (создана в память визита американского президента), спилены кресты. Но всё это меркнет перед масштабами государственного вандализма, когда при помощи строительной техники среди белого дня были снесены десятки крестов, установленных общественными активистами. Кадры этого кощунства обошли весь мир. За 25 лет своего правления Лукашенко ни разу не был в Куропатах.

К сожалению, мало надежды и на смену поколений, так свои ценности и мифы коммунистам удалось внедрить в образование. Например, в учебнике истории Беларуси для 11 класса 2009 г., можно было прочитать о Катынском расстреле: «...В некоторых исторических исследованиях утверждается, что «это преступление было осуществлено органами НКВД по решению Политбюро ЦК ВКП(б)». На сегодняшний день упомянутая версия не имеет документального подтверждения...». И это после того как этот факт признан президентами России! В новом учебнике о Катыни не упоминается вовсе.

События осени 1939 г. вряд ли когда-то получат одинаковую оценку по обе стороны белорусско-польской границы. То, что на западе от этой границы будет называться катастрофой, на востоке от неё будет — «актом исторической справедливости». Но бесспорно, что у граждан суверенной Республики Беларусь сегодня есть все основания иметь и свой суверенный взгляд на историю своей страны, не исходя из концепций соседей ни с запада, ни с востока.

Точно так нет оснований замалчивать страшные преступления, совершенные большевиками сначала против граждан БССР (в том числе по социальному или национальному признаку), а после и против бывших граждан Речи Посполитой Польской на территории воссоединенной, пусть и не ставшей независимой белорусской республики. Многие действия (взятие заложников, убийства, Катынский расстрел, репрессии против идеологических противников, массовые депортации…) попадают под категорию военных преступлений и преступлений против человечества и не имеют срока давности.

Правда, отвечать за них некому. Ни идеологов этих преступлений, ни палачей, ни самого советского государства уже не существует. Тем более, не может отвечать за них, как и за преступления нацистов, Республика Беларусь. И использовать словосочетание «белорусский Катынский список» так же оскорбительно, как называть Освенцим «польским концлагерем». Не белорусский! Не польский! И единственным судом может стать Трибунал над коммунистической идеологией вообще, её запрет и наказание за умалчивание или оправдание преступлений, как это сделано по отношению к нацизму.

  Автор: Дмитрий Дрозд, Белорусский документационный центр

Обратите внимание