Анкета БДЦ: Илья Добротвор

В рамках нашей рубрики «Анкета БДЦ» мы продолжаем рассказывать о политически активных гражданах Беларуси, прошедших через репрессии за свою гражданскую позицию. Нашим новым героем стал общественный активист и журналист Илья Добротвор:

 

– Илья, расскажите, где Вы родились, как проходило Ваше детство,  где учились?

– Я родился в городе Минске, в ещё действующем на тот момент роддоме №1, на улице Володарского. Детство проходило в основном в Минске и на даче недалеко от деревни Крыжовка, Минского района. Я родился в семье журналистов, и в связи с тем, что родители много ездили, учился в разных школах, в том числе и за пределами Беларуси. После 9-го класса по настоянию матери (отец к этому моменту уже умер) поступил в Кадетский юридический общеобразовательный корпус, который в 1999 году закончил. К сожалению, этот проект (КЮОК) так навсегда и остался лишь инициативой. Власти не пошли на регистрацию учебного заведения, и я получил диплом об окончании вечерней школы. Но в жизни знания по делопроизводству, праву и многим другим дисциплинам, преподававшимся лучшими на тот момент учителями из академии МВД, очень мне пригодились. У меня особенный диплом о высшем образовании. В 1999 году я поступил в один ВУЗ, а закончил другой. Отдельная история, как военкомат не дал мне стать журналистом, поэтому я выбирал специальность, близкую к журналистике – социальный психолог. Во время моей учебы наш ВУЗ поддержал президентскую кампанию Маринича, и после «выборов» были многочисленные проверки. Но институт выдержал, и я благополучно закончил его дневной факультет в 2004 году.

– Вы женаты?

– На мой взгляд, очень удачно женат, вместе боремся над воспитанием 5 детей.

– Чем Вы занимаетесь сейчас, что планируете?

– Сейчас я работаю в профсоюзе РЭП (радио электронной промышленности), планирую развивать деятельность. Также есть планы на «выборы» в палату представителей. Вообще планов много, а времени в сутках, почему-то очень мало. Активно работаю с «Альтернативой» Олега Корбана. Работаю журналистом – волонтёром на сайте «Беларуская праўда», администрирую несколько групп в социальных сетях.

– Илья, почему Вы решили стать гражданским активистом? С чего все началось?

– А это и не началось как-то вдруг, просто так воспитали. Нельзя пройти мимо, если человеку нужна помощь. Нельзя молчать, если что происходит не так. Нельзя быть равнодушным. Поэтому для меня это просто моя обычная жизнь.

– Сколько лет Вы занимаетесь активной общественной деятельностью?

– Наверное, лет с 12-13-ти я ещё подростком ходил практически на все оппозиционные митинги. Под бело-красно-белым флагом и «Погоней» прошли мои подростковые годы, и эти символы навсегда останутся для меня символами моей Родины, моей страны. В моей семье фраза «Кусок колбасы не заменит свободы слова» была живой, мои родители в это верили и меня так воспитывали. Любой Журналист не продаст свободу говорить и писать то, что ты думаешь, а не то, что «думают» за тебя. Но именно Журналист, а не журналюга.

– Сколько раз Вас задерживали, сколько суток Вы провели в местах лишения свободы (по уголовным и административным арестам)?

– Я как-то и не считал задержания, слишком много их было. Да и особо не акцентируешь внимания на сутках. Выйдешь, позлишься на бесцельно потраченное время – и снова катастрофически не хватает времени. Где-то в общей сложности более 2-х месяцев. А, если сложить всё время проведённое в различных отделениях и опорных пунктах, РУВД, то, наверное, лучше даже не прикидывать, сколько времени бесцельно потрачено.

– После стольких задержаний – что наиболее всего запомнилось из жизни за решёткой?

– Люди. Люди и с той и с другой стороны. Люди, которые остаются людьми вне зависимости от звания и положения, и животные, как в форме, так и без неё. Это опыт, а он бесценен. Главное, наверное, это понимание, какой ты. Есть большая разница тут и там. Я понял, для себя, что при серьёзной смене окружающих условий я остаюсь таким же. А больше всего мне запомнилась случайная встреча на прогулке с Егором Виняцким. Встреча, совершенно случайная, из-за сбоя системы, продолжавшиеся всего пару минут – потом охрана разобралась в своей ошибке. Но эмоции были очень запоминающиеся. И перекличка через стенки прогулочного дворика: «Дашкевич, ты тут?», и немного унылый ответ через стенку: «Тут». Там это многого стоит. И, конечно, ситуация, когда начинаешь ценить простые вещи, на которые на свободе не обращаешь внимания. Кусочек бумаги, не обнаруженной при «шмоне», становится неким глотком свободы, только твоим глотком. Он тебя держит, оставляет самим собой. Ну и, конечно, это твоя маленькая, пусть случайная, победа над системой.

– За что в основном Вас задерживали? Бывали ли превентивные задержания и аресты?

– За активную гражданскую позицию. Бывало всё: и перед акциями, и после. И за день, и через неделю после. Увольняли с работы за подпись под обращением об освобождении Козулина, насылали кучу проверок. Каждый раз, когда в стране проходят выборы, обо мне начинают «вспоминать» все службы. Начиная от налоговой и заканчивая социальной защитой. Несколько раз были неудачные попытки ударить по детям. Вообще, я понял давно, что у этой власти ничего святого нет, они же все атеисты. Чего от них ещё можно ожидать?

– Часто на судах над активистами в качестве свидетелей выступают работники правоохранительных органов. Считаете ли Вы это правомерным? И, как часто они давали правдивые показания?

– Нет, конечно, это не правомерно. Но, о каком законе или законности можно говорить, когда всё государство живёт «по понятиям»? Сегодня они лгут по административным делам, завтра начнут лгать по уголовным. Но я лично их прощаю и не осуждаю. Они совершенно осознано делают свой выбор. Любому животному нужен свой хлев, нора или будка. Я им этого дать не могу. Только, если они будут лгать, изворачиваться, предавать, то они смогут на старости разжиться своим персональным хлевом. При Лукашенко честно и законно заработать деньги и купить квартиру просто невозможно. Это система сделана специально так, чтобы все были правонарушителями. Причём абсолютно всё равно, как ты зарабатываешь на жизнь – ты всё равно нарушаешь какой-нибудь закон либо подзаконный акт. До определённого момента на это будут закрывать глаза, сотруднику, может, даже повезти, и он успеет умереть раньше, чем система начнёт работать против него. Этой системе нужны жертвы, и, к сожалению, сотрудники МВД забывают историю, причём, относительно недавнюю. Когда начали заканчиваться жертвы, уничтожать стали самих палачей. Почему сейчас Лукашенко заговорил об сокращении силовых структур? Да просто потому, что, если все продолжат работать такими же темпами, к следующим выборам на свободе не останется избирателей.

– Пробовали ли Вы обжаловать Ваши приговоры?

– Да, хотя особого смысла в этом я не вижу, я проходил всегда практически все инстанции. Доходил до Верховного суда и выше уже просто в нашей стране некуда подавать.

– Хотели бы Вы подать жалобу в Комитет ООН по правам человека?

– Сейчас как раз идёт процесс в суде по правам человека в ООН по одному из моих дел. Это длительная процедура, но я человек настойчивый. Смешит только то, что вскрывают конверты с ответом МИДа на мои обвинения. Или они не читают, что присылают в ООН?

– Слышали ли Вы о базе данных «Белорусского документационного центра», где можно разместить свои документы для хранения и доступа правозащитников, например, для написания обжалований? И, почему важно документировать все факты репрессий?

– Да, слышал и считаю, что это очень важная и нужная работа. Может быть, она сейчас не сильно актуальна, для настоящего момента, но пройдёт время, режим неизбежно рухнет, и тогда материалы, собранные «Центром», будут бесценны. Жизнь идёт, и я, например, даже сейчас, когда прошло совсем немного времени, не все документы смогу найти. Что-то просто забывается, ведь время лучший лекарь, что-то теряется. Понятно, что приспешники режима попытаются уничтожить все следы своей противоправной деятельности, поэтому эта информация очень нужна и важна. На мой взгляд, основная проблема в том, что система построена и держится на атеистах. Они сами себе судьи, поэтому до конца не верят, что возмездие их настигнет. В юриспруденции, специально для таких людей есть принцип неизбежности наказания для преступников. Уголовно-правовой принцип неотвратимости ответственности выражает идею о том, что всякое лицо, совершившее преступление, должно нести за него ответственность. Этот принцип конкретизирует более общие по содержанию принципы законности и равенства граждан перед законом.

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры