Раиса Михайловская: «Мы собираем документы»

Наша работа – сбор документальной информации о нарушениях прав граждан. Ни чьё-то мнение,  ни воспоминания, ни чья-то рефлексия, а только юридические материалы.  

- Само название – «Документационный центр» – предполагает коллекцию огромного числа документов из самых разных областей деятельности. Казалось бы, это довольно скучно, если  смотреть на документы как на бумажки, хранящиеся «для истории». Для чего вы собираете весь этот материал, и есть ли тематическое ограничение?

- В нашей базе данных хранится  уже около 20 тысяч документов.  Никаких тематических рамок нет, единственное, что нас интересует: документ должен подтверждать нарушение прав применительно Международному Пакту о гражданских и политических правах. Скучными я бы эти «бумажки» не назвала. Многие наши материалы не имеют открытого статуса, но они настолько поразительны, что  со временем по ним можно будет и фильмы снимать, и статьи писать. А когда на сайте БДЦ реально заработает интерактивная кнопка «Свяжись с нами», появятся  и «свежие» истории. 

- Почему вы думаете, что люди станут присылать вам свои документы?

- Потому что  мы готовы предавать гласности абсолютно все факты нарушений их прав на местах. Причем делать с помощью современных информационных технологий, инфографики. Со временем мы создадим «наглядное пособие»: карту нарушений прав человека в Беларуси со всеми  фамилиями чиновников, госслужащих, причастных к этим нарушениям (если это подтверждено документально). Информация о них  также будет храниться в наших реестрах. Нарушений в стране так много, что у меня нет сомнений в том, что карта Беларуси будет заполнена информацией! Это очень важно для изменения психологии среднего белоруса. В основном наши люди сначала возмущаются, потом обижаются, а потом  опускают руки. И почти всегда боятся связываться с чиновниками. Нужно все время им говорить:  есть закон – сообщайте о его нарушениях, заходите на наш сайт, присылайте свои юридические документы!  Только так можно добиться соблюдения Закона  чиновниками всех уровней. 

- Зачем это нужно  «среднему белорусу»? 

- Это нужно, во-первых, для истории. Во-вторых, для гласности. Чиновники наши  не боятся народа, но зато боятся начальства, а вместе они  боятся гласности. Почему на Западе власть значительно реже идет против закона? Потому что там это легко становится объектом гласности и рождает общественное мнение.  Со всеми вытекающими последствиями. Постепенно это у них стало нормой: закон нарушать нельзя. А у нас можно, потому что никто, кроме пострадавшего, все равно ничего не узнает и не предпримет. 

Если чин, нарушивший закон, будет знать, что документ  с его подписью, фиксирующий его действие  в отношение того или иного гражданина, будет опубликован, а факт останется в истории (будет занесен на карту нарушений и в реестр), он 10 раз подумает, прежде чем ставить свой автограф. Не сразу случится такая оглядка, но я уверена, что все дело во времени. Наша задача -  убедить людей, объединять факты, усматривать тенденции, причинно-следственную связь, рассказывать истории, то есть, ярче работать. До чиновников быстрее дойдет, что слепо исполнять чей-то приказ нужно тоже подумавши: а не нарушаю ли я этим закон?

- Почему вы думаете, что чиновники  будут бояться попасть в ваши реестры?

- Одна знакомая женщина мне рассказывала: когда ее мужа незаконно осудили, она стала ходить по инстанциям, и не могла ничего добиться. И в одном кабинете довольно крупный госчиновник  посоветовал ей обратиться … к нам – к правозащитникам, которые предадут это дело публичности! Он так и сказал: я не могу этого сделать, а они могут!  Понимаете?  Он сам намекнул на то, чего боятся государевы люди. 

И вообще, сейчас жизнь быстро меняется. Многое может другим боком повернуться. И я даже не имею в виду политическую ситуацию. Уже сейчас можно напомнить Минюсту, например, о документе, который был рожден в недрах этого министерства. В 2011 году  Минюст лишил лицензии адвокатов, защищавших кандидатов в президенты и членов их команд. Смотрим мотивацию (все записано, документы лежат у меня):  причина лишения лицензий в том, что адвокаты  «защищали участников массовых беспорядков». Так и написано.  И подписи стоят. Если мы посмотрим на дату, то увидим, что документ появился до  приговора суда! То есть, само министерство юстиции, нарушая презумпцию невиновности, высказывает мнение  об участниках акции как о преступниках!  Второй момент: кем бы ни были клиенты адвокатов, они ПО ЗАКОНУ  имеют право на защиту. Адвокаты должны защищать всех! Защитники есть у убийц, педофилов и прочих ужасных преступников.  Конституция гарантирует любому  право  на защиту, на адвоката. Но, оказывается, по мнению Минюста,  тот, кого еще только подозревают в участии в  неких беспорядках, защищаться не может!  Адвокатам-то запрещено его защищать! …Очень интересный  документ для истории. Ведь с точки зрения ЗАКОНА, который Минюст защищает, – это нонсенс! 

Документы иногда вскрывают такие факты, что равнодушным остаться не получится. Особенно, когда можно уже говорить о тенденциях. 

Вот, к примеру, те же  документы о лишении лицензий адвокатов, защищавших кандидатов в президенты на последних выборах. Очень интересно их связать с недавним  судебным процессом над  членами   Квалификационной комиссии самого  Минюста.  В апреле Мингорсуд огласил приговор: бывшая начальница  Управления адвокатуры и лицензирования юридической деятельности Минюста Гришковец приговорена к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества за взятки и злоупотребление служебным положением. А ее заместитель Березовская получила 4 года.  Именно эти преступницы лишали адвокатов возможности работать! Лишали лицензий за…  честную профессиональную деятельность!  И это при том, что Гришковец и Березовская  уже тогда были взяточницами.  (Там за несколько лет более 30-ти доказанных эпизодов). Спустя год уже никто не вспомнит о связи этих чиновниц с делом адвокатов. И о них не вспомнят. А нам надо помнить, кто именно и по какой причине решился на такое вопиющее беззаконие  в отношении адвокатов - от имени государства подписывался под  предполагаемой честностью взяткодателей. Если сопоставлять факты, делать выводы, то порой результат может повергнуть в шок. А нам всем нужна эта эмоциональная составляющая. Только когда мы будем потрясены, удивлены, шокированы, тогда и сделаем выводы. 

- А если шокировать каждый день не получится?

- Да пусть хотя бы люди задумаются, уже хорошо. Вспомним  документы об аресте Павличенко –шикарный материал! Ну как тут не быть в шоке, если, оказывается, что закон писан не для всех? Постановление об аресте есть, об освобождении – нет. И человек до сих пор гуляет на свободе без справки об освобождении.  Освободили законно? Дайте справку! Не даете –  тогда по закону он должен быть в розыске. Почему другие заключенные СИЗО не могут взять и просто пойти домой? Ну, почему? Никто  за 15 лет не задумался! …При таком обилии информации, которая сваливается на нас ежедневно, перекрывая одна другую,  сконцентрироваться, сделать вывод или выжать из себя эмоцию очень трудно. Я верю, что  наши документы дождутся своего часа: жанр документального расследования вернется,  даст нам необходимую эмоциональную встряску и будет очень актуален и востребован.

- Какова конечная цель – все-таки сбор материала или его препарирование?

- Документальное подтверждение нарушения  прав человека – вот наша цель. Власть всегда меняется. Рано или поздно придут другие люди, которые не станут никого прикрывать. Смысла в этом не будет. И если документ сохранен… Очень хочется верить, что кого-то эта простая мысль остановит. И тогда я буду считать, что наш сайт это своего рода превентивная  мера.  Уверена, что  сохраненные нами документы будут задействованы  в процессах по реабилитации,  возможно, люстрации,  в восстановлении исторической справедливости.  

- Временные рамки для документов существуют? 

- Мы аккумулируем юридические свидетельства  новейшей истории, начиная с 1994 года.

- Почему именно с 1994-го? Это связано с началом президентского правления?

- Нет. Так получилось, что самые ранние реальные (документально подтвержденные)  нарушения закона  и прав человека датируются у нас именно этим годом.  И от этого года мы решили отталкиваться. Мы знаем,  как проходили процедуры люстрации при смене власти в странах бывшего соцблока: и в Польше, и  в Германии,  и даже в Украине: документы уничтожались, архивы сжигались тоннами. К сожалению, так бывает при каждой смене власти.  У нас на сайте этому будет посвящен отдельный раздел. А человеческая память короткая, много объективных форс-мажорных обстоятельств, люди умирают, свидетельские показания могут исчезнуть, все это не способствует облегчению восстановления исторической справедливости.  Административные документы вообще хранятся только три года. Поэтому все важное нужно собирать вовремя,  в режиме «онлайн»,  и потомки скажут  нам спасибо. А сейчас по мере того, как мы разбираем свои мешки с документами,  вопросы нарушения прав человека сами просятся на публичную площадку. 

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры