Я создал национальный белорусский флаг (документы)

Судьба Клавдия Стефановича Дуж-Душевского была во многом типична для деятеля белорусского возрождения ХХ века: он сидел в тюрьме при поляках (1920), в концлагере при нацистах за укрытие евреев (1944), трижды был арестован (1940, 1946 и 1952) и отправлен в лагеря при большевиках. После последнего ареста 61-летний Дуж-Душевский был приговорён к 25 годам с конфискацией всего имущества! Ясно, что для человека в таком возрасте это означало пожизненное заключение, а, учитывая условия советских лагерей, фактически отсроченную мучительную смерть. Обвинялся Клавдий Стефанович за то, за что сегодня в Беларуси ему должны стоять памятники:

"Подсудимый Душаускас-Дуж являясь активным белорусским националистом в 1919 году в гор. Вильнюсе возглавил белорусское националистическое движение. Состоя председателем антисоветского националистического центра «Белорусский национальный комитет», проводил активную антисоветскую работу, направленную на отрыв Белоруссии от Советской России и создание так называемого «независимого» буржуазно-националистического государства, о чем вел переговоры,  просил поддержку у главы польского правительства Пилсудского и главы миссии США в Польше Моргентау…".

И так далее. Да, за попытку создания Независимой Беларуси! Это было самым тяжёлым обвинением в то время, когда нацистские пособники, непосредственно участвовавшие в уничтожении белорусов, получали гораздо меньшее сроки. Смягчением не послужило даже то, что большинство из предъявленных обвинением "преступлений" были совершены более 30 лет назад

 После обжалования срок был сокращён до 10 лет. Смерть Сталина принесла сотням тысяч узников советских концлагерей, свободу. Но политические освобождались после уголовников. Правда, Дуж-Душевский был освобожден не по амнистии, а по состоянию здоровья. Как правило, если советское государство проявляло милосердие по этой причине, то это означало, что узнику осталось жить совсем мало. К сожалению, это не стало исключением и в случае Клавдия Стефановича. После возвращения из лагеря он прожил всего 4 года и умер в 1959 году

Представляем нашим читателям фрагмент автобиографии Клавдия Стефановича Дуж-Душевского, написанной им в 1931 году на литовском языке. То, что этот документ создавался в независимой Литве, позволило автору максимально подробно написать о многих фактах своей биографии. В том числе, не без гордости Клавдий Стефанович рассказал о создании им в 1917 году белорусского национального бело-красно-белого флага. К сожалению, этот документ после войны попал к чекистам, был переведен на русский язык и из него внимательный следователь навыковыривал дополнительных фактов для обвинения Клавдия Стефановича (в документе подчёркнуты). Перевод сохранился в архивно-следственном деле Дуж-Душевского в Особом архиве Литвы. В выписке указано место хранения оригинала автобиографии на момент заведения уголовного дела  ЦГА МВД ЛССР г. Вильнюс  фонд 257 дело 1082 листы 8-12. 

 

Архивная копия

Перевод с литовского 

Автобиография

Инженера ДУШАУСКАСА - ДУЖ

 Родился в 1891 году 27 марта в мест. Глубокое в Дисненеком уезде, бывшей Вильнюсской губернии, но прописан к городу Тракай. В 1912 году окончил Вильнюсскую реальную школу, сдал конкурсные экзамены и поступил в Петроградский горный институт, где учился до января 1919 года. Диплома и даже свидетельство об окончании института не получил и поэтому решил поступить в литовский университет, чтобы легализовать свой ценз. В 1927 г. окончил строительное отделение технического факультета в литовском университете и приобрел диплом инженера по строительству. 

Служба и стаж 

Мой дядя и отец были строителями. С юных лет я участвовал в строительстве, помогал мастерам, чертил, составлял сметы домов, костела, строительства шоссе и небольших мостов. Являясь учеником старших классов, я уже руководил небольшими строительными работами и по указаниям отца составлял проекты. 

Будучи студентом, я работал в разных отраслях, как практикант на заводах, в шахтах и т.д. В Сибири самостоятельно работал на гидрогеологических работах, сначала как мастер, позже как гидротехник. В Жигулеве на Волге работал на цементном заводе при проведении геологических работ.

Ещё будучи студентом, в марте 1917 года поступил на службу в министерство пищевой промышленности, где после двух месяцев работы меня назначили начальником отдела место V класса. Эти обязанности я выполнял до 25 октября 1917 года, т.е. до большевистского переворота

Некоторое время нигде не служил, но летом меня призвали на службу в комиссию по эвакуации Петрограда, как "старшего специалиста", здесь я прослужил до осени 1918 года.

В августе 1918 года мне удалось побывать в Вильнюсе и Берлине, где я участвовал в делегации к Ерсбергу. После возвращения в Петроград урегулирования дел в горном институте, т.е сдачи оставшихся отчетов, в январе 1919 года поступил в сельскохозяйственный комиссариат города Минска, где получил место губернского геолога, В этом же году 15 апреля был командирован в гор. Вильнюс для закупки оборудования и обеспечен авансом в сумме несколько тысяч рублей.

19 апреля Вильнюс был занят польскими войсками, аванс я возвратил только в 1920 году, теми же самыми деньгами, которые я получил тогда, когда Советские войска были в Вильнюсе, и я мог поехать в Минск и рассчитаться с деньгами.

Во время первой польской оккупации Вильнюса я работал как белорусский общественный деятель, преподавал в гимназии и на курсах учителей, работал в кооперации, выпускал газету… 

Архивная копия

Перевод с литовского 

ОБЩЕСТВЕННАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 

Дед моей матери ВРУБЛЕВСКИЙ по происхождению был боярин и дворянин Полоцкого уезда. Погиб в 1831 году во время восстания поляков. Отец моей матери ВЫСОЦКИЙ погиб во время польского восстания в 1863 году. Моя мать первые годы своей жизни провела в Антакольской тюрьме города Вильнюс.

Мои родители считали себя белорусссами польской культуры. Само собой разумеется, что я, являясь еще учеником младших классов, я был втянут в польские конспиративные кружки. Здесь, я познакомился с КОВАЛЬКОВСКИМ, АРЦИШЕВСКИМ, КОСТЯЛЬКОВСКИМ и другими современными польскими дипломатами и общественными деятелями, но столкнувшись приблизительно в 1910 году с белорусскими деятелями – профессором ИВАНОВСКИМ, ЛАСТОВСКИМ В., ЛУЦКЕВИЧЕМ А., - я скоро понял, что я не поляк и сразу присоединился к движению белорусского пробуждения. Уже начал читать лекции на белорусские темы в польских кружках, где меня считали белоруссом.

В это же время я познакомился и с литовским национальным пробуждением. Участвовал в общих собраниях с ЖМУЙДЗИНАВИЧЕМ, ЯНУЛАЙ…, инженером КАЙРИС и другими. Хорошо знал об Антанасе СМЕТОНА, ксендзе ТУМАС, БАСАНАВИЧУСЕ, БИРЖИШКЕ, ЖЕМАЙТИСЕ и других.

В 1912 году я окончил реальную школу и поступил в Петроградский горный институт, где все свободное время от учебы посвящал белорусскому пробуждению и в течение 7 лет фактически руководил белорусским движением в Петрограде. Был председателей Союза белорусских студентов и в белорусской кассе взаимной помощи, участвовал в организации белорусского хора, регентом которого были литовцы ШИМКУС и … КЕЛПША,

В 1913 году участвовал в тайной литовско-польско-украинской организации. От белоруссов был я и ТАРАШКЕВИЧ, от литовцев адвокат ?, фамилию другого не помню, от украинцев КУШНИР и еще кто-то, от поляков РАТМАН. Протоколы этой конференции у меня не сохранились, о чем я сожаленю.

В это же время я выпускал белорусский журнал "Ранница", по-русски «Утро», и под руководством профессора литовца ВОЛЬТЕРИС участ­вовал в работах и изданиях Петроградского университета, где помещались мои и профессора ВОЛЬТЕРИС статьи.

Приблизительно в это время я с другими белоруссами редактировал и выпускал белорусские газеты "Дзианница" и "Светоч" в Петрограде. В это время интеллигенция была весьма малочисленна, и нам приходилось много работать по всем линиям.

В начале войны и революции я работал в комитете по обеспечению изгнанников. В это время я познакомился с ксендзом ТУМАС, членами государственной думы ЯНУШКЯВИЧУСОМ Н., БАЛИС и другими литовцами, с которыми пришлось участвовать в конференциях, совещаниях...

Интересно отметить, что белоруссы считали своим государственным флагом такой же флаг, как и литовцы, т.е. белый всадник на красном фоне. Но национального флага тогда еще не было, и мне пришлось сделать несколько проектов национального флага, один из которых был принят, а именно белая, красная и белая полосы. С этого времени этот флаг и является белорусским национальным флагом.

В 1918 году участвовал при преобразовании (провозглашении? – Д.Д.) Белорусской народной республики. В 1918 году мне пришлось в составе делегации ездить в Берлин и разговаривать с ЭРЦБЕРГОМ. После возвращения из Берлина я участвовал на совещании по вопросу литовско-белорусских отношений, где была выставлена моя кандидатура на пост Министра по делам белоруссов в Литве, но я, желая закончить горный институт, отказался и предложил (в чем сожалею) выставить кандидатуру ВОРОНКО И.

В 1919 году во время польской оккупации 8 июня на съезде делегатов Вильнюсского и Гродненского краев был избран Вильнюсский и Гродненский белорусский комитет. На собрании боролись белорусско-литовское и белорусско-польское направления. Адвокат АЛЕКСЮК руководил белорусско-литовским направлением. Белорусско-литовское направление победило и меня, как сторонника литовской ориентации, выбрали председателем комитета. Было принято также мое предложение послать приветственную телеграмму правительству Литвы в Каунас. Этим последним шагом были очень обеспокоены польские власти и полковник СЛАВЕК хотел уговорить меня снять с повестки дня вопрос о посылке телеграммы в Каунас, тем более, что съезд не собирался послать никакой телеграммы правительству Польши. Телеграмму литовскому правительству съезд все-таки принял. Я точно не знаю, получили ли телеграмму в Каунасе, но в протоколах съезда об этом указано.

Позже поляки мне все-таки отомстили, написали в некоторых газетах, что я будто был во главе делегации к правительству Польши и заявил, что белорусский народ хочет быть зависимым от Польши, хотя среди белоруссов такой вопрос не поднимался. Мне пришлось писать в газеты опровержения. Ксендз ТУМАС тоже откликнулся на эту весть и написал статью в "Свободной Литве", где не проверив польских источников, поспешил выразить свое отрицательное мнение в отношении этого фиктивного факта и на некоторое время испортил белорусско-литовские отношения в такое напряженное время, когда белоруссы всеми силами искали сближения с Литвой. 

МОИ ОТНОШЕНИЯ С ПОЛЯКАМИ

 В Польше я имею много товарищей по учебе и вообще хороших знакомых среди польских политических руководителей. Я хорошо знаю пол­ковника СЛАВЕКА, ЕНДЖЕЕВИЧ, КОСТЯЛКОВСКОГО, АБРАМОВИЧ, СКИРМУНТА, АРЦИШЕВСКОГО, знаком с Иосифом и Яном ПИЛСУДСКИМИ и т.д., но я всем искренно говорил, что я против соединения белорусских земель с польским государством и вообще против глубокого сближения белоруссов с поляками. Я им подчеркивал, что я только тогда буду дружелюбно относится к полякам, когда они оставят наши земли и уйдут за Буг и Нарев. Со стороны поляков были попытки передать в мои руки крупную сумму денег для "белорусского пробуждения". От этого я отказался и указал адреса культурных и благотворительных учреждений, которые нуждаются в деньгах и могут честно эти деньги употребить. Эти учреждения до сего времени денег не получили.

Я не скрываю, что я являюсь романтиком белорусско-литовского сближения.

Наконец поляки меня арестовали и продержали три недели в тюрьме Лукишки. Потом отпустили, и я уехал в Литву.

Позже в газетах Варшавы ЕНДЖЕЕВИЧ писал, что поляки сделали ошибку, не сумев из Душаускаса сделать своего сторонника. я несколько в раз в течение последних лет был в Вильнюсе и каждый раз поляки мне делали предложение переехать в Польшу, но я каждый раз подчер­кивал свои отрицательные взгляды в отношении Польши, хотя надо признать правду, что многие из политиков Польши являются лично талантли­выми и симпатичными людьми, а также джентльменами, но это не может изменить взглядов в отношении польского государства. 

МОИ ВЗГЛЯДЫ В ОТНОШЕНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ ЛИТВЫ 

Пока Литва является независимой, белоруссы могут надеяться установить независимость Белоруссии. Литва является одной из частей бывшего Литовско-белорусского и Жемайтского Великого Княжества. Эта часть снова приобрела независимость. Эту независимость надо укрепить делами самих белоруссов. т.е. другой частью бывшего великого княжества.

Для белоруссов Литва являлась форпостом против немецкого «Дранг нах Остен». Слабая Литва не могла бы устоять против немцев, а сильная Литва могла бы защитить себя и Белоруссию от Германии. Белоруссия не имеет выхода к морю, а Литва имеет такой выход и свой порт Клайпеду. В будущем Белоруссия могла бы по соглашению с Литвой совместно пользоваться портом.

Из всего этого вытекает, что Белоруссия не только должна быть заинтересованной в независимости Литвы, но и в равной степени и ее могуществе и силе, тем более, что история не знает факта войны между литовцами и белоруссами. 

ПРАВИТЕЛЬСТВО ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ БЕЛОРУССКОЙ РЕСПУБЛИКИ 

В конце 1919 года я был послан на Прибалтийскую конференцию в гор. Тарту и назначен представителем белорусского правительства в Прибалтике. В Тарту я искал сближения с представителем Литве доктором ШЛЮЦЕРОМ (?) но к сожалению пришлось убедиться, что он был настолько плохо проинструктирован и видимо от Министра ВАЛЬДЕМАРАС получил также инструкции, что с ним было трудно договориться. Жаль, но можно было бы избежать в то время многих ошибок, если бы было больше доверия и доброй воли... 

МОИ НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫЕ РАБОТЫ ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ 

1. Кинотеатр "Метрополитайн" и дом по улице Лайсвес ал. 41

2. Дом доктора ПУРИЦКОГО по ул. Вайжганто.

3. Дом гражд. Аукштуолис, Аушрос такас 1.

4. -"- Антулис, по ул. Проспект Витаутаса.

5. -"- угол улицы Шаулю.

5. Дом адвоката Пожела, площадь Венибес 10.

6. Дом инженера Реклайтис, - " -

7. Беконная фабрика в Каунасе.

8. -"- в Паневежисе.

9. Масляный холодильник в Клайпеде.

10. Фабрика по обработке кишок в Каунасе.

11. Свинарник для 1000 шт. в Каунасе.

12. Здание почты в Рассейняй.

 13. Дома ЖАКЕВИЧЕНЕ и ГАРУНГШТИСА, ул. Траку 15.

 14. Здание почты и здание автом. телеграфной станции в Шанчай

 

 Инженер К. ДУШАУСКАС-ДУЖ

?-VIII - 31.

Основание: ф. № 257 д. № 1082 № 8-12 хран. в ЦГА МВД ЛССР г. Вильнюс.

ПЕРЕВЁЛ: ПОМ. ОПЕРУПОЛНОМОЧЕН. 3 ОТД-Я 2 ОТДЕЛА МГБ ЛССР

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ – АНДРУШКЯВИЧУС

Верно: Ст. научный сотрудник ЦГА МВД ЛССР Кресина (?)

7 декабря 1951

 

Клавдий Стефанович Дуж-Душевский был фактически уничтожен большевиками в лагере и прожил всего 4 года после освобождения по состоянию здоровья. Но созданный им бело-красно-белый флаг и более чем через 100 лет вновь развивается над Беларусью, став символом Независимости и протеста против фальсификаций итогов выборов, лжи и насилия. 

 Читать по теме: 

Около ста историков (более 20 докторов, 40 кандидатов, 15 магистров исторических наук) выступили в защиту бело-красно-белого флага

Белорусский документационный центр

Статьи по теме

  • 08.09.2015

    Евгений Васькович: «Я провел в камере ШИЗО 360 суток»

    Евгений Васькович: Силы черпал в осознании своей правоты. Бывший политзаключённый Евгений Васькович, освобождённый 22 августа 2015 года указом... Читать далее

  • 28.09.2015

    Комитет по правам человека ООН и белорусы: разъяснения юриста (продолжение)

    Читать начало статьи Комитет по правам человека ООН. Как Республика Беларусь реагирует на его решения?  Насколько выполняет свои международные... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры