Светлана Бень: Я хочу, чтобы ни одна улица в Беларуси не была названа в честь тех, кто убивал невинных людей

Известные белоруски и белорусы в  рамках кампании "Памяць народу" рассказали "Белорусскому документационному центру" о важности сохранения Памяти о сотнях тысячах невинно убиенных, замученных в тюрьмах, осуждённых на концентрационные лагеря жертвах сталинских репрессий. 

Светлана Бень — певица, музыкант, театральный режиссёр, поэтесса, актриса, лидер кабаре-бэнд «Серебряная свадьба»:


— Я не знаю фамилию своего прадедушки — деда моей мамы. «То ли Лобанов, то ли Лобанев» — сомневается мама. Она никогда не видела ни его, ни свою бабушку. Их увезли на телеге из деревни Мешки вместе с другими крестьянами, которые не вписались в советскую действительность. Увезли навсегда в неизвестном направлении. Бабушка о родителях говорила редко, и всё, что теперь есть у меня от корневой системы моего рода со стороны мамы — это неустановленная фамилия прадедушки и прабабушки и их семейное фото. И тянущее чувство, такое же неопределенное (или неопределимое) как эта фамилия.

Боль от того, что я хочу и одновременно не хочу знать, как и где они погибли и через что им пришлось пройти. Не хочу по причине вполне понятной — я боюсь. Боюсь узнать что-то, что будет непереносимо, что оставит тягостный след и будет всплывать во снах и мыслях, создавать тревожный фон. Боюсь узнать о людях и мире ещё что-то дополнительно кошмарное, что будет лишать меня чувства безопасности и доверия к этому миру. И это понятно: человеку свойственно избегать болевых точек. Но если ты кого-то защищаешь, то избежать боли невозможно.

А ОНИ — те, кто погиб так страшно и так несправедливо, нуждаются в нашей защите. В защите от окончательного забывания и зарастания густой травой. Их истории, их имена, «дела», фотографии, медицинские заключения, кости в земле, истлевшие ботинки, письма, песни, черепа с дыркой в затылке… Всё это есть, всё это желает быть названным, озвученным, проговоренным и услышанным. Один раз они уже были убиты, но забыть их — это значит уничтожить их окончательно. И такое уничтожение будет не менее несправедливым и жестоким, чем сфабрикованные обвинения и лагерные конвейеры смерти.

Мы часто говорим, что, сохраняя память о своей истории, мы пытаемся предотвратить повторение страшных ошибок. Я не имею полной уверенности, что это работает. Но вижу, что, если забрасывать печальные факты прошлого старой ветошью и хламом, не говорить об этом многократно и настойчиво, не трясти общество за шиворот, то все эти страшные ошибки возвращаются невероятно быстро.

В официальной истории есть «непопулярные» темы. Причины этого ясны: никто не хочет слушать о себе неприятные вещи. Такие истории подрывают авторитет власти, сообщают нам о том, что она время от времени бывает не права, что она бывает преступна, бесчеловечна и поэтому слепо доверять ей не стоит никогда. Но для авторитета и человека и целой страны куда хуже оставить страшное содеянное без должного осознания и покаяния. Уважения и симпатии это точно не вызывает. Но, определенно, вызывает настороженность.

История гибели моих прабабушки и прадедушки — «непопулярная» тема. Она не находится под запретом. Она просто стоит в даааалёком и пыльном углу огромного закрытого склада. И если никто не попросит ключи от склада, не разбудит сторожа, не полезет через кучи ржавых вёдер и поломанных лестниц, она так и останется тихо-тихо стоять в уголке, неопределенная как фамилии всех пропавших без вести.

Я хочу, чтобы ни одна улица в Беларуси не была названа в честь тех, кто убивал невинных людей, чтобы в День памяти жертв репрессий высшее руководство страны приходило в Куропаты с цветами и венками, чтобы во всех городах в этот день проходили Молитвы памяти, когда в течение дня читают списки всех погибших и молятся за упокоение их души. Хочу видеть мемориальные доски на каждом доме откуда кого-то увезли в лагеря или на расстрел, хочу открытые архивы... Потому что тогда мне будет жить не так страшно, как живётся сегодня, когда я постоянно чувствую за пазухой Государства спрятанный камень. Могильный такой...

Автор: Светлана Бень — певица, музыкант, театральный режиссёр, поэтесса, актриса, лидер кабаре-бэнд «Серебряная свадьба»

Светлана Бень проводит экскурсию по бывшему лагерю для военнопленных в Масюковщине

Приглашаем вас присоединиться к кампании "Памяць народу" (подробнее). Публикуйте истории о репрессиях против вашей семьи с хэштегами #ПамяцьНароду #PamiacNarodu в социальных сетях.

О ходе кампании «Памяць народу» следите на сайте https://bydc.info

На наших страничках в социальных сетях: Фэйсбук: Памяць народу, Беларускі дакументацыйны цэнтр и Школа поиска информации о репрессированных, Инстаграм

А также, по хэштегам #ПамяцьНароду #PamiacNarodu в Facebook

Смотрите также:

Светлана Бень провела бесплатную экскурсию по бывшему лагерю Шталаг-352 «Масюковщина»

 Известные белорусы рассказали о важности сохранения памяти о репрессиях

Белорусский документационный центр

Статьи по теме

  • 08.09.2015

    Евгений Васькович: «Я провел в камере ШИЗО 360 суток»

    Евгений Васькович: Силы черпал в осознании своей правоты. Бывший политзаключённый Евгений Васькович, освобождённый 22 августа 2015 года указом... Читать далее

  • 28.09.2015

    Комитет по правам человека ООН и белорусы: разъяснения юриста (продолжение)

    Читать начало статьи Комитет по правам человека ООН. Как Республика Беларусь реагирует на его решения?  Насколько выполняет свои международные... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры