Неопубликованный документ 1988 г. по материалам уголовного дела о захоронениях в лесном массиве "Куропаты" (из фондов НИМРБ)

Автор: Роман Крицук

Я являюсь старшим научным сотрудником отдела археологии, нумизматики и оружия ГУ "Национальный исторический музей Республики Беларусь" (далее НИМРБ). Обычно область моих научных интересов – это фальшивомонетничество в ВКЛ и Речи Посполитой и денежные депозиты XVII века. Но несколько лет назад, работая с коллекцией "нумизматика", я обнаружил, что там хранятся материалы из археологических работ на месте захоронения жертв тоталитарной советской сталинской системы террора – Куропаты. И эта тема не оставила меня равнодушным. 

            В данный момент я готовлю подробную статью о предметах из Куропат, связанных с нумизматикой – это как сами монеты, так и многочисленные кожаные кошельки. Данные материалы были переданы в фонды НИМРБ (а тогда ещё в Государственный музей БССР) 11 июля 1990 года следователям по особо важным делам Прокуратуры БССР Язепом Бролишсом. Помимо этих предметов в фондах есть золотая зубная коронка (КП 45358), найденная в Куропатах у грабительской ямы в 1999 году. Место хранения материалов следующих эксгумаций неизвестно. Изначально в музей поступило 494 предмета, но после работ по их промывке, консервации и реставрации был составлен соответствующий акт, согласно которому 133 предмета не могут быть приняты в музейный фонд, так как они: «пришли в негодность / не выдержали чистки из-за плохой сохранности». Остальные материалы были приняты в научно-вспомогательный фонд музея в коллекции «нумизматика» и «археология» (номер 29917 / 001-361).

            Научная обработка этих материалов изначально была затруднена. Проблема в том, что прокуратура БССР передала их без какого-либо провенанса (истории обнаружения). В случае с нумизматикой, подробности особенно важны – по составу закрытого комплекса (кошелька с монетами) можно легко датировать могильную яму, в которой было произведено захоронение. В археологических публикациях (например. Курапаты. / З. С. Пазьняк [і інш.] – 2 выд., пашыранае. – Мн. : Тэхналогія, 1994.) связанных с работами 1988 года, был напечатан отчет, являющийся важным источником информации. Раскопками руководили три человека – Зенон Станиславович Позняк, Олег Вильгельмович Иов и Николай Николаевич Кривальцевич. Они писали, что обнаруженные в результате раскопок неповрежденные кошельки с монетами ими не вскрывались, а передавались экспертам криминалистам. Заключение криминалистов, находится в уголовном деле, хранящемся в прокуратуре, его частично цитировал в своей работе последний прокурор БССР Георгий Тарнавский (Тарнавский, Г. С. Куропаты: следствие продолжается / Г. Тарнавский, В. Соболев, Е. Горелик  – Минск: Юридическая литература, 1990).

Несмотря на два обращения от имени музея в прокуратуру РБ, последняя, прикрываясь грифом "секретности", отказала в возможности ознакомиться с материалом уголовного дела:

"В Генеральной прокуратуре рассмотрено ходатайство о предоставлении научному сотруднику музея Крицуку Р.И. материалов уголовного дела об обнаружении массовых захоронений в урочище «Куропаты» для ознакомления с правом копирования. С учетом содержащихся в материалах уголовного дела секретных сведений Ваша просьба удовлетворению не подлежит. С уважением, Заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь Г.И. Дыско".

При этом в телефонном разговоре со мной следователь интересовался, на каком основании материалы раскопок были переданы в музей – ведь у их нет сопутствующих актов передачи. 

             Кроме самих предметов, в фонды музея была передана копия (ксерография, НД 29918) постановления о прекращении уголовного дела от 14.11. 1988 г. составленная следователем Я. Брошлисом. Данный документ нигде не публиковался и содержит краткий пересказ всех выводов, к которым пришла генеральная прокуратура БССР с ссылкой на тома уголовных дел. Прокуратура РБ своими действиями всячески мешает исследователям сталинского террора работать с оригинальными документами и этим придерживается государственного курса по отбеливанию преступлений эпохи сталинизма, но она не может запретить печать данного документа. Конечно, он не даёт исследователям полного ответа на все вопросы, но представляет собой краткие выводы дела 1988 года.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о прекращении уголовного дела

14.11.88

г.Минск

 

Следователь по особо важным делам при Прокуроре Белорусской ССР советник юстиции Бролишс Я.Я., рассмотрев уголовное дело о захоронениях в лесном массиве "Куропаты", УСТАНОВИЛ:

В апреле-мае 1988 г. во время производства земляных работ по прокладке газопровода, а также при проведении игры "Зарница" учащимися в лесном массиве между кольцевой дорогой г.Минска и шоссе Боровая - Заславль на территории Боровлянского сельского Совета Минского района обнаружены человеческие черепа, кости скелета и предметы обуви.

т.1 л.д.9-17

3 июня 1988 года в газете "Літаратура і мастацства" опубликована статья научных сотрудников института истории АН БССР т.т. Позняка 3. и Шмыгалева Е. под названием "Куропаты - дорога смерти" В статье утверждается, что в указанном лесном массиве, именуемом Куропатами, захоронены жертвы репрессий 1937-1941 годов.

т.1 л.д.6-7

По факту обнаружения захоронений Прокурором Белорусской ССР 14 июня 1988 года возбуждено уголовное дело.

т.1 л.д.1

В ходе следствия произведен осмотр лесного массива. Установ­лено, что на территории около 30 га расположено 510 предполагаемых захоронений, представляющих собой впадины с признаками оседания грунта. Глубина впадин до 0,4 - 0,5 м, размеры 2 х 2,5 - 4 х 5 м.

т.1 л.д.18-23

В целях проверки наличия в этих впадинах останков людей произведена выборочная эксгумация. К участию в эксгумации привлекались специалисты - археологи института истории АН БССР, судеб­ные медики, криминалисты, а также представители общественности - депутаты местного Совета, работники Минского райисполкома.

Раскопки производились по археологической методике вскрытия захоронений. Ход и результаты работ фиксировались в протоколах и на схемах, а также путем фотографирования и видеозаписи.

В процессе эксгумации проверено 8 впадин, расположенных в разных участках лесного массива. Установлено, что одна из впадин образовалась не в связи с захоронением и была вырыта для костра. Вторая впадина могла образоваться на месте захоронения, однако каких-либо костей в ней не обнаружено. В шести остальных найдены человеческие останки, в виде 313 черепов, значительного количества других костей скелета, 340 зубных протезов из желтого и белого ме­таллов. Обнаружены личные вещи, в том числе 41 расческа, 3 женских гребешка, 35 зубных щеток, 5 мыльниц, 33 кошелька, 28 очков, 14 металлических и керамических кружек, 3 кольца, цепочка, медальон с цепочкой, 2 медальона из желтого и белого металлов, большое ко­личество предметов обуви и их фрагментов, остатки одежды, а также 177 гильз и 28 пуль.

т.1 л. д. 30-90

По обнаруженным останкам произведены судебно-медицинские и криминалистические экспертизы.

Согласно заключению комплексной судебно-медицинской и криминалистической экспертизы костные останки, обнаруженные при эксгума­ции, принадлежат не менее 356 человекам, а также найденные строи­телями и учащимися - не менее 35 человекам. Из них мужского пола 114, женского 21. Остальные кости не пригодны для установления по­ла. Возраст захороненных людей от 20 до 60 лет.

На 227 черепах и их фрагментах выявлены огнестрельные повреж­дения, причиненные оболочечными пулями, в состав которых входит медь. Повреждения пяти черепов являются слепыми, о чем свидетель­ствует обнаружение в костях черепов пяти пуль. В остальных черепах и их фрагментах повреждения являются сквозными.

Из-за изменений в области повреждений, связанных с длитель­ным нахождением костей в земле, калибр оружия, из которого произ­ведены выстрелы, установлен ориентировочно: 7,0-7,65 мм. Пять пуль, обнаруженных в черепах, являются частями патронов калибра 7,62 мм к револьверу "Наган" образца 1895 года.

Количество повреждений, их направление и относительное распо­ложение свидетельствует о том, что все они причинены" одиночными выстрелами.

В 192 случаях из 213 исследуемых выстрелы произведены в заты­лок, в 26 случаях - в височно-теменные области.

В связи с отсутствием на костях мягких тканей, на которых отображаются необходимые для исследования признаки, решить вопрос о дистанции выстрелов не представляется возможным.

В 184 черепах тлеются по одному входному отверстию, в 29 - по два входных отверстия и в 5 черепах - по три входных огнестрель­ных отверстия.

Установить по имеющимся костным останкам причину смерти не представляется возможным. Однако, огнестрельные повреждения, как причина смерти потерпевших, не исключается.

Давность захоронений в период с 1937 по 1945 гг. не исключается, так как время нахождения костных останков в земле соответ­ствует нескольким десятилетиям. Отсутствие научно обоснованных методик не позволяет дать более конкретный ответ на этот вопрос.

Среди обнаруженных костных останков имеется расхождение между количеством черепов, их фрагментов и другими костями скелетов. Это несоответствие может быть объяснено значительной фрагментацией костей вследствие длительного нахождения в земле и наличием огне­стрельных повреждений.

т.З л.д. 15-43-99

Судебно-баллистическим исследованием установлено, что обнаруженные в захоронениях 164 гильзы и 21 пуля являются частями патронов для револьвера системы "Наган" - образца 1895 года. Одна гильза является частью пистолетного патрона калибра 7,62 мм, предназначенного для стрельбы из пистолета "ТТ".

Имеются 8 снаряженных револьверных патронов калибра 7,62 мм, предназначенных для стрельбы из револьвера "Наган".

Из-за сильной коррозии и окисления металла 13 гильз и пуль при исследовании разрушились.

Все перечисленные боеприпасы изготовлены заводским способом в СССР в период времени с 1928 по 1939 гг.

т.4 л.д.121-128

По извлеченным из захоронений предметам обуви и личным вещам произведена криминалистическая экспертиза, которой установлено следующее.

Исследованы 184 предмета обуви. Их размеры 37-46. Судя по размеру и фасону, 18 предметов являются женской обувью. Остальная обувь мужская.Согласно заводской маркировке, 45 единиц обуви изготовлены в СССР, в том числе 4 на Московской фабрике "Красный богатырь", 28 на Ленинградской фабрике "Красный треугольник", 13 на заводе "Резинотрест". 21 предмет обуви производства заграничных фирм, в том числе 7 предметов изготовлено в Германии, I в Латвии в г. Риге, 10 в Польше, 3 в Чехословакии. 25 единиц обуви кустарного производства. Место изготовления остальной обуви не определено из-за отсутствия маркировки. По этой же причине не установлено время ее изготовления.

Экспертами исследованы 41 расческа, 3 женских гребешка, 35 зубных щеток. Часть этих изделий имеют заводскую маркировку, сог­ласно которой 2 расчески и 7 зубных щеток изготовлены в СССР, 20 расчесок в Австрии, I расческа и I щетка в Польше, I-расческа и I щетка в Чехословакии, 7 расчесок и 3 зубные щетки имеют марки­ровку на французском языке, I расческа и I щетка - на английском языке. На одной расческе имеется рукописный текст, выполненный на польском языке при помощи острого предмета. В переводе на русский он означает: "тяжелы минуты заключенного. Минск 25.04.1940 мысль о Вас доводит меня до отчаяния. 26.04. расплакался - тяжелый день".

8 из 14 обнаруженных в захоронениях кружек имеют маркировочные знаки, судя по которым 5 кружек изготовлены в СССР (гг. Шклов, Луганск, Ростов на Дону), 3 в Польше.

Остальные расчески, гребешки, зубные щетки, кружки, а также мыльницы, кошельки, очки и другие, извлеченные из захоронений пред­меты, не имеют признаков маркировки, в связи с чем место и время, их изготовления не определены..

В 6 кошельках обнаружено 78 монет, достоинством 2, 3, 5, 10, 15, 20, 50 копеек. Все монеты выпущены в СССР в 1925, 1926,1928-1933, 1935, 1936 годах.

т. 4 л.д. 1-120

В целях уточнения места и времени изготовления обнаруженных в захоронениях, изделий по делу назначена судебно-товароведческая экспертиза, производство которой поручено специалистам торгово-промышленной палаты БССР. Однако, из-за отсутствия каталогов и прейскурантов довоенного времени на предметы галантереи, обуви и хозяйственные изделия, установить точное время и место выпуска этих изделий не представилось возможным.

т.4 л.д.129-133

Произведена лесотехническая экспертиза, согласно которой возраст деревьев в лесном массиве, где обнаружены захоронения, . составляет 35-46 лет.

т.4 л.д.134-136

Участвовавшими в эксгумации археологами Позняком З.С., Кривальцевичем Н.Н., Иовом О.В. представлен отчет о выполненной работе, утвержденный на заседании отдела археологических исследо­ваний института истории АН БССР от 01.08.88. Отчет содержит выводы о том, что территория расстрелов заполнялась могилами с востока на запад во второй половине 30-х годов. Судя по характеру и номенклатуре обнаруженных вещей, захоронены выходцы в основном из Белорус­сии, в том числе из западных областей и, возможно, из Прибалтики.

Большинство захороненных, за исключением отдельных групп, относились к рабочим, крестьянам, мелким служащим, сельской интел­лигенции.

Кроме того, по мнению авторов отчета, 6 обследованных захоро­нений ранее были раскопаны, часть останков из могил извлечена. С учетом этого в каждой могиле первоначально было захоронено в сред­нем около 200 трупов. При наличии 510 могил общее количество захо­роненных составляет более 100000.

т. 2 л.д. 1-131

Другие доказательства, подтверждающие выводы археологов об имевших место раскопках и извлечении из могил части останков, следствием не установлены. В связи с этим и учитывая, что решение воп­роса о предшествовавшей эксгумации могил имеет существенное значе­ние для определения количества захороненных, по делу назначена судебно-археологическая экспертиза, производство которой поручено Институту археологии Академии Наук СССР.

По заключению экспертизы от 02.08.88, выполненной директором института археологии АН СССР, академиком Алексеевым В.П., выводы археологов института истори АН БССР о том, что вскрытые в настоя­щее время захоронения ранее подвергались эксгумации с извлечением части останков, являются маловероятными.

т.2 л.д. 132-136-137

Принимая во внимание, что выводы археологов института исто­рии АН БССР оспариваются заключением судебно-археологической экс­пертизы и не подтверждаются другими доказательствами, количество захороненных в 6 вскрытых, а также в остальных 504 могилах определено ­

исходя из фактических данных, установленных эксгумацией и комплексной судебно-медицинской и криминалистической экспертизой.

Согласно заключению названной экспертизы, из 6 эксгумирован­ных захоронений извлечены останки, принадлежащие не менее 356 че­ловекам.

Среднее количество захороненных в каждой могиле составляет не менее 59 (356 : 6 = 59,3).

Осмотром лесного массива "Куропаты" выявлено 510 предполага­емых захоронений.

Следовательно, общее количество захороненных в лесном массиве составляет не менее 30000 (510 х 59 = 30090).

В ходе расследования установлены очевидцы событий, имевших место в лесном массиве.

Лантасова М.Н. 1914 г.р., Комаровская О.С. 1919 г.р., Червинская О.В. 1915 г.р., Мацкевич Е.А. 1924 г.р., Хомич Н.Е. 1922 г.р., Ермолович В.И. 1922 г.р., Пригодская О.А. 1920 г.р., Гурская И.А. 1902 г.р., Боровская О.Г. 1927 г.р., Карпович Н.В. 1919 г.р., Товстик Д.И. 1911 г.р., Шаханова В.М. 1929 г.р., Патершук М.Г. 1911 г.р., Богайчук Е.Н. 1913 г.р., Матусевич Т.В. 1906 г.р., Нехайчик Н.В. 1905 г.р., Панкевич М.М. 1917 г.р., Толстик А.П. 1921 г.р., Хмелъникова С.Ф. 1921 г.р. и другие, всего 55 свидетелей из числа жителей деревень Цна, Подболотье, Дроздово, расположенных вблизи лесного массива, показали, что в 1937-1941 годах работники НКВД на крытых автомашинах привозили в лес и рас­стреливали граждан. Трупы расстрелянных закапывали в ямы. Расстрелы начались в 1937 году и продолжались до начала войны в 1941 году. Участок леса, где осуществлялись казни, в 1937-38 годах был обнесен забором из досок, высотой до 3 метров. Забор во время оккупа­ции местные жители разобрали на дрова. На месте расстрелов свиде­тели видели свежевыкопанные, а также засыпанные могилы, наблюдали приезды и отъезды крытых грузовых автомашин, на которых доставля­лись подлежащие расстрелу граждане, слышали выстрелы и крики жертв, встречались и разговаривали с работниками НКВД, охранявшими огоро­женную забором территорию.

т.5 л.д. 1-19, 20-27, 36-48, 58-82, 89-94, 101-103, 109-120, 130-131, 134-135, 139, 151-157, 161-162, 167-168, 173-174, 185-188, 196-199

т. 6 л. д. 1-6, 13-14, 19-19, 20-25, 29-37, 40-42, 45-48, 56-64, 103-111.

Сведения, сообщенные перечисленными свидетелями, подтвержда­ются Лозовой А.П. 1923 г.р., Пацай Л.Б. 1913 г.р., Толстик А.С. 1913 г.р., Новицким И.А. 1912 г.р., Тарасевичем СМ. 1907 г.р., Бабицкой С.Р. 1913 г.р., Скворчевской С.И. 1910 г.р. и другими, всего 45 допрошенными в качестве свидетелей жителями указанных выше деревень, которые не были очевидцами расстрелов, но знали о происходящем в лесу от своих родителей, родственников, соседей по месту проживания.

т.5 л.д. 52-55, 95-100, 104-108, 121-123, 128-129, 132-133, 136-139, 142-147, 159-160, 163-164, 169-177, 180-182, 189-190, 194-195;

т.6 л.д. 7-12, 15-17, 26-28, 38-39, 50-53, 65-77, 86-99

Показания названных свидетелей не содержат существенных противоречий. Имеющиеся расхождения в части расположения ворот в возве­денной вокруг места казни ограде, о наличии отверстий в ограждении, о возможностях наблюдения за огражденным участком, о деталях формен­ной одежды работников НКВД, охранявших участок и другие, тому подоб­ные, неточности не являются значительными, объясняются видоизмене­нием объектов и давностью событий, наблюдаемых свидетелями в 1937-1941 годах.

Свидетельские показания о расстрелах подтверждаются другими нижеследующими доказательствами.

1.          Из показаний очевидцев следует, что расстрелы в 1937-1941 годах производились в лесном массиве,"расположенном между шоссе Боровая - Заславль и д. Цна Минского района.

Осмотром места происшествия и эксгумацией, захоронения обнаружены на участке местности между названными свидетелями шоссе и деревней, расположение которых с довоенных лет не менялось.

2.          Во время следственного эксперимента свидетель Карпович В.Н. в лесном массиве указал место, где в 1937 году видел незасыпанную могилу, наполненную трупами.

В ходе эксгумации в указанном Карповичем В.Н. направлении об­наружено захоронение (в протоколе эксгумации обозначенное № 8), из которого извлечено 50 черепов, кости скелета, обувь, другие пред­меты и их фрагменты.

3.          Свидетели показали, что лес на месте расстрелов во время оккупации был вырублен.

По заключению лесотехнической экспертизы, возраст деревьев вокруг захоронений составляет 35-46 лет, то есть лесной массив образовался не ранее 1942 года.

4.         В захоронениях обнаружены монеты выпуска 1925-1936 гг., находившиеся в обращении в указанный свидетелями период расстре­лов в 1937-1941 годах. К этому же периоду времени относится выяв­ленная криминалистической экспертизой надпись на извлеченной из захоронения расческе, датированной 25-26.04.1940 года.

5.         Обнаруженные боеприпасы, по заключению баллистической экспертизы произведены в 1928-1939 гг. и могли использоваться во время расстрелов в 1937-1941 годах.

6.         Согласно показаниям свидетелей, во время расстрелов из леса раздавались одиночные выстрелы.

Экспертным исследованием извлеченных из захоронений костных останков установлено, что имеющиеся на них огнестрельные поврежде­ния причинены одиночными выстрелами.

7.         Заборонько Т.А., Козич С.А., Нехайчик И.В. (т. 6 л.д. 81-82 101-103, 153-155) и другие свидетели показали, что охранявшие место расстрелов работники НКВД были вооружены револьверами или пистолетами.

Экспертизой установлено, что извлеченные из захоронений гиль­зы и пули стреляны из револьверов "Наган" и пистолета "ТТ". Повреж­дения на костных останках могли быть причинены выстрелами из этого оружия.

8.         Согласно свидетельским показаниям, среди казненных были женщины.

Судебно-медицинским исследованием установлено, что часть костных останков принадлежит не менее 21 женщине.

О наличии среди расстрелянных лиц женского пола свидетельствуют также обнаружение в захоронениях предметов женского туалета - гребешков, перчаток, туфель и т.п.

Расследованием установлено, что соответствующие документы по Минскому району за 1936-1941 гг. уничтожены во время войны ив государственном архиве Минской области не сохранились. В связи с этим определить следственным путем ведомства, которые являлись землепользователями лесного массива в указанный период времени,

установить служащих этих ведомств и допросить их в качестве свидетелей не представляется возможным.

т.7 л.д. 87-89

По данным Военного комиссариата БССР воинских захоронений в лесном массиве, где обнаружены останки, не имеется.

т.7 л.д. 98

Согласно показаниям жителей населенных пунктов, расположен­ных неподалеку от лесного массива "Куропаты", в этом месте во время оккупации Белоруссии фашистскими захватчиками каких-либо расстрелов и захоронений не производилось.

Показания свидетелей подтверждаются данными КГБ БССР о том, что во время оккупации в "Куропатах" концентрационные и иные лагеря не располагались.

т.7 л. д. 4-64

В ходе следствия в КГБ и МВД БССР, в порядке ст. 44 УПК, направлены поручения об изучении архивных материалов и установле­нии места, времени, причин и оснований расстрелов граждан, выявлении личности казненных и их количества. Запрошены данные о сотруд­никах НКВД, имевших отношение к исполнению приговоров и решений о высшей мере наказания в 1937-1941 гг.

т.7 л.д. 1-3, 65-68

Согласно поступившим ответам, комитет государственной безо­пасности не располагает документальными данными о местах приведения в исполнение приговоров и решений внесудебных органов за 1937-1941 и 1944-1953 годы. Отсутствуют также сведения о лицах, исполнявших в указанные годы приговоры и решения о высшей мере наказаний. Ока­залось невозможным установить количество расстрелянных, так как "архивные уголовные дела в отношении лиц, обвинявшихся в государ­ственных преступлениях, приговоры и решения об исключительной мере наказания в отношении которых приведены в исполнение в 1937-1941 гг., хранятся в общем массиве уголовных дел. Из-за большого количества единиц хранения выборка дел требует значительных усилий и в корот­кий срок выполнена быть не может. Она будет произведена нами в про­цессе работы, связанной с реабилитацией лиц, необоснованно репрес­сированных в 30-40 годы и в начале 50-х годов".

Какой-либо полезной информации по данным вопросам не представи­ло и МВД республики.

Изучением архивных уголовных дел в отношении так называемых "врагов народа", расстрелянных в 1937-1941 гг. установлено, что в материалах дел имеются выписки о приведении приговоров в исполне­ние в г.Минске без указания конкретных мест расстрелов и захороне­ния казненных.

Учитывая, что в эксгумированных могилах обнаружены личные вещи производства западных, в том числе польских фирм, не исклю­чается, что среди казненных в "Куропатах" были выходцы из запад­ных областей Белоруссии. В этой связи бывший работник МГБ БССР Михаевич В.Н. на допросе в качестве свидетеля показал, что в на­чале 50-х годов по роду службы имел доступ к архивным уголовным делам в отношении перебежчиков в 1937-1939 гг. из западной Бело­руссии. Таких дел в архиве МГБ было большое количество. В них находилось несколько протоколов допросов обвиняемых, которые приз­нали себя шпионами иностранных разведок. Большинство из них были расстреляны.

т. 8 л.д. 44-45

Следствием установлены лица, перешедшие в 1937-1938 гг. в БССР из западных областей Белоруссии. В их числе Рапацевич И.Н., Волк П.У., Игнатчик В. И., Киричук И. Т., Лоско М.И., Ковальчук И. В., Волошко В.Д. Будучи допрошенными, они показали, что спасаясь от репрессий властей буржуазной Польши, нелегально проникали в Бело­руссию. После перехода границы были арестованы органами НКВД, со­держались в минских тюрьмах, где к ним применялись насильственные методы ведения следствия, в результате чего они оговорили себя, признаваясь в государственных преступлениях, которых фактически не совершали. Совместно с ними в тюремных камерах содержалось большое количество таких же перебежчиков из западных областей Белоруссии. Большинство из них были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны. В отношении места исполнения таких при­говоров Ковальчук И.В. показал, что следователи угрожали ему расстрелом в "Куропатах". Согласно показаниям Лоско М.И. и Рапацевича И.Н., арестованные от тюремных надзирателей знали, что приговоренных к высшей мере наказания увозили в направлении Комаровского рынка и расстреливали в районе Зеленого Луга. Указанные ими направ­ление и расположение места расстрелов не исключает лесной массив "Куропаты".

т.6 л.д. 142-174

Изучением архивных материалов Прокуратуры БССР определен круг прокурорских работников, в 1937-1941 годах осуществлявших надзор за следствием в НКВД. Из числа таких лиц установлен Ручан Г. И. На допросе в качестве свидетеля он показал, что следствие по так называемым "спецделам" о государственных преступлениях вели следователи НКВД. Дела ими расследовались необъективно, доказательства подменялись доносами и признательными показаниями, полу­ченными в результате физического воздействия на подследственных. Решения по делам принимала "тройка". Мера наказания определялась в виде расстрела или лишения свободы на длительные сроки. Приз­нанных виновными в государственных преступлениях расстреливали где-то под Минском, но конкретное место казни ему неизвестно. За отказ санкционировать направление таких дел на рассмотрение "трой­ки", в конце 1939 года он был отстранен от занимаемой должности.

т.7 л.д. 99-109

т.8 л.д. 66-71

Установлен и допрошен работавший в 1934-1938 годах председателем спецколлегии Верховного Суда БССР Карпик В.С. Он показал, что спецколлегией Верховного Суда рассматривались уголовные дела, расследованные НКВД БССР. Предварительное следствие по делам велось с обвинительным уклоном. Допускалось своеволие, непорядоч­ность со стороны следователей. Руководство НКВД республики поощря­ло применение насильственных методов во время допросов. В делах отсутствовали доказательства, подтверждающие признательные показа­ния обвиняемых. Он неоднократно направлял такие дела на дополни­тельное расследование. За это был обвинен в либерализме, в 1938 году отстранен от должности и исключен из партии.

т.8 л.д. 53-55

В ходе расследования выявлен ряд бывших работников НКВД БССР, которые служили в этих органах в довоенный период. В процес­се допросов многие из них заявили, что не имели отношения к расследованию дел и исполнению приговоров в отношении так называемых "врагов народа". Лишь двое из них дали показания, имеющие значение по делу. Так, Харитонович С.Н., 1912 года рождения, показал, что охранял заключенных по внутренней тюрьме НКВД БССР. В 1937-1938 гг. арестованных вывозили из тюрьмы на расстрел в автомобиле "черный ворон" группами по 15-20 человек. В одном случае ему приказали участвовать в засыпке могилы после расстрела. Для этого вывезли

в лес примерно на 4 км от г.Минска по Логойскому шоссе. (Указан­ное расстояние и направление не исключают лесной массив "Куропаты"). т.8 л.д. 20-24

Допрошенный в качестве свидетеля, Давидсон М.А., 1915 года рождения пояснил, что, работая шофером НКВД, примерно в 1935 году вывез автозаком группу арестованных для расстрела в лес по Москов­скому шоссе в район д.Степянка.

т. 8 л. д. 3-5

Изучением архивных уголовных дел на реабилитированных в 1950-1960 годах граждан выявлено более 40 бывших работников НКВД БССР, принимавших участие в 1937-1941 гг. в расследовании государ­ственных преступлений. Часть из них, в том числе бывшие начальник следственного отдела НКВД Волчек А.С, зам. начальника отдела Кунцевич И.И., следователи Быховский В. Э., Ермолаев В.А., Кулешов К.Д. и др. в 1938-1941 гг. привлечены к уголовной ответственности за нарушение законности и приговорены к лишению свободы. Из приобщен­ных к делам справок видно, что они по указанию руководства НКВД БССР систематически применяли насилие к подследственным.

По данным адресных бюро республики указанные граждане, проживающими в БССР не значатся. Не представилось также возможным установить, живы ли они в настоящее время.

В свою очередь, бывшие в 1936-1941 гг. народными комиссарами НКВД БССР, лица за нарушения социалистической законности и другие государственные преступления были привлечены к уголовной ответственности, впоследствии расстреляны либо покончили с собой.

Так, Молчанов Т.А., 1897 года рождения, бывший наркомом с 28.11.36 по 04.02.37, приговорен к высшей мере наказания 2 ноября 1937 года.

Берман Б. Д., 1901 года рождения, работал в указанной долж­ности с 04.03.37 по 22.05.38 года, после чего 22 февраля 1939 года приговорен к расстрелу.

Наседкин А.А. 1887 года рождения, являвшийся наркомом с 22.05. по 17.12.1938 года, 25 января 1939 года приговорен к смертной казни.

Цанава Л.Ф., 1900 года рождения, в названной должности с 17.12.1938 по 30.10.1951 года. 12 октября 1955 года в связи с расследованием против него уголовного дела покончил жизнь самоубийством.

Таким образом, следствием достоверно установлено, что с 1937-1941 гг. в лесном массиве "Куропаты" органами НКВД производились массовые расстрелы граждан. Определить их личность и конк­ретные основания казни не представилось возможным. Исходя из того, что в указанный период времени в БССР незаконно репрессировано значительное количество так называемых "врагов народа", большинство из которых впоследствии реабилитировано, не исключается захороне­ние многих из них в лесном массиве "Куропаты".

Принимая во внимание, что виновные в этих репрессиях руково­дители НКВД БССР и другие лица приговорены к смертной казни либо умерли, на основании изложенного, руководствуясь п. 1. ст. 208 и п.п. 8,9 ст. 5 УПК БССР,

ПОСТАНОВИЛ:

Уголовное дело, возбужденное 14 июня. 1988. года Прокурором Белорусской ССР по факту обнаружения захоронений в лесном массиве "Куропаты" прекратить.

Следователь по особо важным делам при Прокуроре БССР советник юстиции     Я.Я. Бролишс.

 

Автор: Роман Крицукстарший научный сотрудник отдела археологии, нумизматики и оружия ГУ "Национальный исторический музей Республики Беларусь".

 

Статьи по теме

  • 16.09.2017

    12 фактов из истории «Володарки», которые нужно переписать

    Автор: Дмитрий Дрозд СИЗО №1 города Минска – место, где на стадии следствия содержалось большинство белорусских политических заключённых, в том... Читать далее

  • 29.05.2015

    12 неизвестных фактов из истории «Володарки» (продолжение)

    (Начало)  Дмитрий Дрозд Уделим внимание Рудольфу Пищалло, взявшему 200 лет назад подряд на строительство Минской тюрьмы. О нем тоже ходило много... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры