Участь неугодных на зоне: Пыль на полке, паук на стене – год тюрьмы

Автор: Людмила Кучура, супруга осужденного Петра Кучуры, представитель гражданской инициативы «За справедливый суд в Беларуси»

В очередной раз обратить внимание общества к вопросу  применения ст.411 УК РБ в местах лишения свободы призвали нас сами осужденные. Пресловутая 411-я статья в уголовном праве нашей страны вызывает много споров. Кратко ее суть такова: за нарушения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений осужденный привлекается к уголовной ответственности. Правильно ли это? Кто заинтересован в бесконечном продлении сроков заключения? Служит ли такое наказание основному принципу уголовного преследования – исправлению?

Напомним, что уголовная ответственность за злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, предусматривает наказание только в виде лишения свободы. Нарушитель привлекается вначале к дисциплинарной ответственности. Затем за эти же нарушения наступает уголовная ответственность, что противоречит принципу: никто не должен за одно и то же деяние наказываться дважды.

В 1983 году, когда эта норма вносилась в уголовное законодательство, преследовалась цель противодействия «ворам в законе», злостным рецидивистам. Она применялась к нарушителям, отказывавшимся от работы на производстве, проявлявшим и поддерживающим криминальную субкультуру. Количество осужденных по данной статье в СССР было невелико, в том числе и в БССР, и затем в Республике Беларусь. Однако в последнее время в Беларуси число осужденных по этой статье растет, достигло не менее сотни в год, хотя устойчивой криминогенной обстановки в местах лишения свободы нет. Согласно официальным данным, опубликованным на сайтах Верховного Суда и Министерства юстиции, с 2000 по 2019 г. в Беларуси ст. 411 УК применялась 1339 раз!  При этом прослеживается отчетливая тенденция увеличения случаев ее применения (от примерно 9-30 случаев в первые годы указанного периода до примерно 60-90-100 и даже 162 в последующие!).

В то же время с 1985 по 1996 г. включительно ст. 184-3 УК 1960 г. (ныне ст. 411) судами БССР применялась всего 58 раз, т.е. в среднем не более 5-6 раз в год!

Тревогу правозащитников вызывает то, что в нормах УК, УИК, иных нормативных актах, в том числе определяющих права и обязанности осужденных, нет конкретного разъяснения термина «злостное неповиновение», «иное противодействие администрации в осуществлении ее функций». Администрация исправительных учреждений произвольно, расширительно, пристрастно толкует данные понятия.

Нередко осужденные привлекаются к дисциплинарной, а затем и к уголовной, ответственности за мелкие проступки: пыль на шкафчиках, иных местах, некачественная уборка, приветствие не по форме, опоздание в столовую и т.п. Как ни странно, этот «набор» нарушений, одинаков во всех местах лишения свободы. И такие нарушения пытаются представить и расценить как некое «противодействие администрации в осуществлении ее функций». Хотя под такого рода противодействием вообще-то понимаются более серьезные правонарушения (срыв работы производственных подразделений, проводимых администрацией мероприятий). К сожалению, суды поддерживают эту практику, вынося обвинительные приговоры именно за совокупность проступков, однозначно не попадающих под криминальную ответственность.

Стало опасной тенденцией применение   дисциплинарных взысканий «за пыль» и последующее привлечение к уголовной ответственности в качестве меры репрессий, мести в отношении неугодных осужденных.

Необходимо подчеркнуть, что действующее уголовно-исполнительное законодательство (ст. 112 УИК) предоставляет администрации исправительных учреждений широкий выбор мер воздействия: от выговора, лишения права на получение посылки, передачи, свидания до водворения в штрафной изолятор (ШИЗО), в помещения камерного типа (ПКТ), в одиночные камеры, в тюрьму .

Как правило, прежде всего осужденный лишается передач и свиданий, которые и так крайне ограничены. Далее следует водворение в ШИЗО, причем это может происходить неоднократно. И таким образом срок нахождения в ШИЗО может длиться без перерыва (или с небольшим перерывом) несколько десятков дней и даже не один месяц. Условия отбывания и ограничения, существующие в ШИЗО, ставят осужденного на грань выживания.

Безусловно, справедливое применение указанных строгих мер воздействия, наряду с иными мерами воспитательного характера, способно обеспечить правопорядок в колониях.

Кроме того, законодательством предусмотрены широкие возможности воздействия на поведение бывших осужденных и после их освобождения. Это регулируется главами 26, 27 УИК и отдельными законами.

Наличие и практика применения ст. 411 УК в нашей стране противоречит также международным стандартам прав человека.

Так, в соответствии с Минимальными правилами обращения с заключенными, принятыми Генеральной Ассамблеей ООН в 2015 году (Правило 39), меры взыскания в отношении заключенных могут вводиться только согласно принципам справедливости и надлежащей правовой процедуры. Заключенный никогда не должен подвергаться повторному взысканию за одно и то же деяние или нарушение; тюремная администрация должна обеспечивать соразмерность дисциплинарного взыскания и нарушения, за которые такое взыскание назначается.

Серьезные опасения вызывает возможность неоднократного применения ст. 411 УК к осужденному, что и делается на практике. Наиболее одиозным является факт девятикратного (!) осуждения В. Бондаренко по ст. 411 УК, что увеличило срок его первоначального наказания фактически вдвое. По 2-3 раза осуждались А.Иванов, А.Ковальчук, В.Гуторов, Д.Макс, А.Логинов и другие. Надо отметить, что за аналогичные «правонарушения» осуждались политзаключенные  Дмитрий Дашкевич и Николай Дедок, ставший широко известный осужденный Святослав Баранович.

Родственник осужденных и сами осужденные прислали автору  приговоры по 411-й статье. Даже их кратчайший анализ ярко отражает все вышеприведенные проблемы.                                              

1. Так, 23 сентября 2019 года судом г. Жодино по ч. 2 ст. 411 УК осужден Тиханков Алексей Владимирович. Ему назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. Основные нарушения Тиханкова: находясь в ШИЗО, в утреннее или дневное время спал, лежа на полу. За данные нарушения Тиханкову объявлялись выговоры, он помещался в ШИЗО, за период с 23.11.2018 г. по начало марта 2019 г.  более 70 суток, находился в ШИЗО, ибо наказания «за сон» следовали одно за другим. Безусловно, сон в неположенное время - это нарушение режима, за что Тиханков был достаточно серьезно наказан, в основном помещением в ШИЗО на длительное время. Но представлять это неким его стремлением создать препятствие в осуществлении функций администрации тюрьмы (хотя имеем просто физиологическую потребность во сне) и карать второй раз уже дополнительным сроком лишением свободы, – наказание явно непропорциональное. 

2. 6.11 2018 года судом Ивацевичского района по ч. 2 ст. 411 УК на один год 6 месяцев осужден Макс Денис Анатольевич. Это его второе осуждение по ч. 2 ст. 411 УК (первый раз осужден в этом же году на полтора года лишения свободы). Три его нарушения: будучи дежурным, не представился и не доложил о состоянии порядка и количестве осужденных в камере; 2 раза не произвел уборку прогулочного дворика. И как результат – срок неотбытого наказания у осужденного увеличился более чем на год.

3. 21 июня 2019 года судом Ленинского района г. Могилева по ч. 2 ст. 411 УК на два года лишения свободы осужден Абдуразаков Евгений Русланович. Основные его правонарушения: нахождение в камере в спортивном костюме; 24.07.18 г. был небрит; будучи дежурным, при докладе не сообщил о количестве осужденных в камере. За указанные правонарушения Абдуразаков подвергался взысканиям в виде выговоров и помещения в ШИЗО, где находился более 50 суток. Как результат – срок неотбытого наказания у Абдуразакова Е.Р. увеличился более чем на полтора года.

4.  Денисюк Андрей Ефимович в марте 2019 г. получил наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. Нарушения: отказался произвести уборку прогулочного дворика, не сделал физзарядку, спал днем, лежа на полу, переговаривался с соседом по камере. За данные нарушения Денисюк дважды помешался в ШИЗО, лишен краткосрочного свидания, получил выговор. Характерно, что все нарушения и воздействие заняли 14 дней.

5. 10 мая 2017 года судом Горецкого района по ч. 2 ст. 411 УК на 2 года лишения свободы осужден Ковальчук Александр Петрович.  В вину Ковальчуку вменялось совершение трех проступков, за один из которых он был направлен в ПКТ, за остальные – в ШИЗО (отказ от уборки умывальника; уборки помещения отряда). Срок отбытия наказания Ковальчуку увеличился почти на два года.

6. Отдельного внимания заслуживают два приговора в отношении Логинова Александра Ивановича, от 4 августа 2017 г. и 20 марта 2019 г. Как указано в них, основные правонарушения Логинова: при обходе территории учреждения не поприветствовал начальника, вечером, в тот же день, нарушал форму одежды; не возвратился в столовую, которую покинул без разрешения; не выполнил команду «Подъём», отказывался от уборки помещений отряда и территории учреждения, спал на полу в дневное время.  Уголовное преследование, по мнению А. Логинова, обусловлено тем, что он первоначально осужден за преступление, от которого потерпел хоккейный тренер М. Захаров, близкий к президенту, а в прессе звучали фамилии сыновей президента, бывших свидетелями инцидента.

Вывод из данных (и остальных из десяти представленных) приговоров можно сделать следующий. Общее во всех приговорах – либо необоснованность, либо неконкретность, спорность выводов, почему нарушения признаются злостным неповиновением, противодействием администрации в осуществлении ее функций. Фактически любые дисциплинарные проступки возводятся в ранг злостных и переводятся в уголовно наказуемое деяние.  Уже одно это свидетельствует о незаконности приговоров.

В совокупности с вышеприведенными теоретическими посылами ясно, что наличие и практика применения ст. 411 УК противоречит принципам гуманности и справедливости. 

Правозащитные сообщества, движения, отдельные лица обращались в парламент и другие соответствующие госучреждения с предложениями об исключении из УК ст. 411.  Ответы были отрицательны. Необходимо отметить, что в них не имелось ни одного конкретного и убедительного довода парламентариев и иных официальных представителей власти о невозможности декриминализации ст. 411 УК. Например, ссылки, что ее отсутствие может привести к ухудшению  криминогенной ситуации в учреждениях ИК, носят характер предположения, сводятся к голословным рассуждениям и утверждениям. Нет ни одного конкретного исследования в обоснование мнения, что наличие широкого арсенала мер дисциплинарной ответственности, в том числе возможность изоляции осужденных от остальных путем помещения в ШИЗО и ПКТ, тюрьму недостаточны для поддержания порядка в учреждениях уголовно-исправительной системы, и одиозная ст. 411 УК для этого необходима. Эта правовая норма не имеет места в Европе. Из 15 республик бывшего СССР данная статья осталась только в уголовных кодексах Украины (ст. 391), Республики Казахстан (ст. 428) и Республики Узбекистан (ст. 221). Причем в комментариях украинских юристов имеется разделение тяжести проступков, например, не признается злостным неповиновением нарушение формы одежды, опоздание на построение и иные малозначительные нарушения. Тем не менее, одним из аргументов ответов о необходимости сохранения данной статьи является ссылка именно на эти три государства, а не на опыт большинства стран.

Если  на одну чашу весов правосудия положить сегодняшние реалии применения данной статьи, а на другую – бесценное право человека на свободу, – стрелка весов должна качнуться в сторону свободы.

Имеется еще ряд публикаций на эту тему:

Уголовный кодекс Республики Беларусь. Что не так с гуманностью и справедливостью?

Близкие осужденных просят депутатов инициировать исключение 411 статьи из УК

Особенности применения ст. 411 обсудили эксперты «круглого стола», организованного «БелГазетой»

Требуем отменить статью 411 УК Республики Беларусь!

   Автор: Людмила Кучура, супруга осужденного Петра Кучуры, представитель гражданской инициативы «За справедливый суд в Беларуси»

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры