Чекистские провокации против подростков: «Три плюс икс» и «Союз воинствующих евреев»

Автор: Дмитрий Дрозд

ОГПУ, НКВД, КГБ… — безусловно, серьезные организации. Но иногда, когда я знакомлюсь с документами о заведенных государственной безопасностью делах, хочется взяться за голову и воскликнуть: «Вы это серьёзно?». В постоянной необходимости доказывать свою нужность и незаменимость, а чаще в погоне за новыми постами, звёздами и орденами, какие только вражеские организации и дела не придумывали они! И ведь и сейчас продолжают работать по тому же сценарию.

Особенно просто было фабриковать подобные дела против детей и подростков. Когда дети, начитавших различных книг про героев, подпольщиков, разведчиков, создавали свои детские нелегальные организации, которые сотрудники госбезопасности элементарно переводили в разряд антисоветских и контрреволюционных. Тем более, что дети часто совершенно не представляли, какую угрозу для них таят придуманные уставы, программы, протоколы собраний и списки.

 

«Три плюс икс»

 

Про одну такую организацию «Три плюс икс» я писал в статье «Оршанский НКВД против подростков»

Имеющиеся тогда у меня документы позволили закончить эту историю фактически хэппи эндом, когда в Витебском окружном суде разобрались, что вся эта организация была чекистской провокацией:

«Суд вынес самим чекистам-провокаторам хоть и секретный, но все-таки приговор (правда, даже не ставший уголовным делом), попавший только в пояснительную записку для высшего руководства партии: «Расследование по настоящему делу проведено односторонне, не объективно. Организации «Три плюс Икс» дано неправильное освещение. Никакой необходимости в привлечении и содержании под стражей такой группы несовершеннолетних по настоящему делу не было, что и показало проведенное судебное следствие. Тем более, не было оснований подвергнуть аресту и привлекать суду людей, работавших по заданию органов НКВД, тем самым вынуждать их для оправдания себя, против выдвинутого обвинения, говорить об этом на суде, что органы, ведшие расследование, не могли не предвидеть».

Но, к сожалению, для подростков дело на этом не закончилось.

11 августа 1939 года Министерство юстиции БССР из Витебского окружного суда под грифом «совершенно секретно» переслало секретарю ЦК КП(б) Белоруссии тов. Пономаренко и секретарю Витебского областного комитета партии Стулову отчет о проделанной работе, за подписью председателя Витебского областного суда Грищенкова. Фрагмент из него приведен выше. А 24 мая 1940 года свою совершенно секретную докладную записку № 1/2904 на то же высокое имя партийного босса написал нарком внутренних дел БССР Лаврентий Цанава. Оказалось, что НКВД ничего не забывает и никого не прощает. И хотя эти событии развивались уже после «Большого террора» в период первой оттепели, чекисты вновь сделали попытку осудить подростков:

«В апреле 1939 году УГБ НКВД БССР в гор. Орше была вскрыта и ликвидирована антисоветская подпольная молодежная организация, именуемая «Три плюс икс». Следствием по делу установлено, что эта организация имела свою программу, устав, шифр для конспирации своей контрреволюционную деятельность, проводила нелегальные сборища, где велись контрреволюционные разговоры, направленные против политики партии и советского правительства. Организация ставила своей целью вербовку новых участников из числа антисоветской, морально разложившейся молодежи, обработку в антисоветском духе молодежи с последующей вербовкой в организацию, приобретение оружия, убийство представителей СВ и подготовляла своих участников для нелегального перехода за границу. Организация возглавлялась и практическая деятельность ее проводилась под руководством ОЛЕЙНИКОВА Александра АЛЕКСАНДРОВИЧА (сын белогвардейца), установки которого сводились к утверждению и идеализации политических и экономических основ буржуазной и фашистской системы, противопоставляемой диктатуре пролетариата. В результате конкретной практической деятельности, организацией за период ее существования проведено ряд нелегальных совещаний, где обсуждались вопросы контрреволюционную деятельность организации. Было завербовано 16 человек и подготовлено для вербовки еще 6 человек...»

И далее в таком же духе о вражеской сути подростковой организации. Но, конечно, главный удар Цанавы был направлен не против подростков, а против Витебского окружного суда, посмевшего своим оправдательным приговором не только уничтожить «работу» чекистов, но и обвинить их в сознательных фабрикациях и провокациях. По его мнению, всё это было сделано «с целью дискредитации органов НКВД»:

«…По совершенно необоснованным причинам Верховный суд БССР (далее ВС БССР) дело переправил для рассмотрения в Витебский областной суд. 2-5 августа 1939 года дело разбиралось Витебским окружным судом (далее ВОС) в составе: председателя — зам. председателя ВОС ГИНДИНА и членов: народных заседателей ДУХ и ЩЕРБАКОВОЙ с участием прокурора ЭСТЕРКИНА и защитников ХАЗАНОВА и ЛИВИТАНА… Зам. председателя ВОС ГИНДИН вместо серьезного и правильного разбора дела, на судебном заседании наталкивал арестованных на отказ от своих показаний, дал возможность арестованным переговариваться и т.д. с целью дискредитации органов НКВД.

Прокурор ЭСТЕРКИН, вместо того, чтобы всесторонне подойти к разбору дела, осудить преступную деятельность обвиняемых, взял на суде линию на дискредитацию органов НКВД, своими вопросами наталкивал арестованных на отказ от показаний данных ими на предварительном следствии, в результате взял обвиняемых под защиту и в своем заключительном выступлении заявил: «Я считаю, что эта организация не антисоветская и обвинять подсудимых отказываюсь». Защитник Хазанов на суде в своих выступлениях, репликах и т.д. Высказывал клевету на органы НКВД.

В результате явного антипартийного подхода к разбору дела со стороны Гиндина и Эстеркина ВОС своим приговором Олейникова А. Осудил на 5 лет ИТЛ, а остальных обвиняемых (8 человек) — оправдал.

Прокурор СССР тов. Панкратьев рассматривая это дело осудил неправильный приговор, констатировал доказанным виновность всех обвиняемых по делу и опротестовал приговор ВОС перед Верховным судом БССР. На основании этого протеста тов. Панкратьева, судебная коллегия по уголовным делам ВС БССР отменила приговор ВОС, как неправильно вынесенный и возвратила дело для дополнительного расследования со стадии предварительного следствия».

Ясно, что Цанаве было куда интереснее вскрыть враждебную деятельность судей и защитников, чем подростков, но и о них НКВД тоже не забыл. Подростки были снова арестованы, и следствие закрутилось опять. При этом сотрудники Витебского областного суда и прокуратуры продолжали, как могли, сопротивляться чекистскому беспределу:

«В связи с отменой приговора обвиняемые, ранее освобожденные судом, подлежали аресту. Прокурор по Витебской области Гуревич, который не остался в стороне при разборе дела ВОС и вынесении необоснованного оправдательного приговора, несмотря на имевшийся протеста прокурора СССР и решение ВС БССР об отмене приговора суда, — отказался дать санкцию на арест лиц, ранее освобожденных судом. Обвиняемые Закржевский, Страд, Фукс и др. после этого были арестованы 26.12.39 с санкции прокурора БССР».

Сопротивление областных прокуроров и судей было сломлено и дети опять оказались к «когтях ГПУ». Естественно, что «при вторичном следствии все обвиняемые подтвердили свои прежние показания, признали себя виновными в совершенных преступлениях».

10 марта 1940 года дело по обвинению членов придуманной чекистами антисоветской молодежной организации «Три плюс икс» было следствием вторично закончено. Окончание дела и направление по подсудности было санкционировано прокурором БССР. Дело было направлено для рассмотрения в ВС БССР, который вторично направил дело на рассмотрение ВОС. Столкнувшись с давлением такого уровня судьи стали куда более внимательными к предоставленным чекистами доказательствам и, очевидно, выбрали свою карьеру и свободу, пожертвовав подростками:

«26-28 апреля 1940 года ВОС вторично рассматривал дело по обвинению… изменил свое прежнее решение и приговорил Олейникова к 8 годам ИТЛ с поражением в правах по отбытии наказания на 5 лет, ЕВИКЕВИЧА к 4 годам ИТЛ, СТРАД и ЗАКРЖЕВСКОГО на 3 года каждого с поражением в правах, после отбытия наказания, на 3 года каждого».

Однако и в таких условиях судьи постарались спасти хоть кого-то:

"Вынося приговор, ВОС в своем приговоре констатировал доказанным контрреволюционные преступления обвиняемых Беккер, ФУКС и ВЕЗЕ, однако, несмотря на это совершенно необоснованно вторично оправдал последних. В качестве «мотивов» для оправдания БЕККЕР, ФУКС и ВЕЗЕ, ВОС в своем приговоре от 26-28.04.40 указал:

«...Судебным следствием установлено, что ФУКС, Беккер и ВЕЗе являлись членами организации «три плюс» икс», посещали нелегальные собрания, подчинялись ее дисциплине и установкам, а Беккер являлась секретарем организации, но последние были вовлечены в организацию руководителем Олейниковым, причем при вступлении в организацию обвиняемые имели от роду: Беккер — 15 лет, ВЕЗЕ и ФУКС по 16, что их взгляды формировались под влиянием руководителя Олейникова и той среды, в которой они находились и которая их окружала, и что они по своему возрасту и политическому кругозору не могли предвидеть политический вред организации и т.д.".

И здесь Цанава не согласился с подобным компромиссом и проявил свою кровожадность к подросткам. Он информировал Пономаренко: «Оправдательный мотив явно подтасован, т.к. Беккер была членом комсомола, училась в 9 классе, на следствии заявила, что в комсомоле была двурушницей и при вступлении в организацию знала, что она является антисоветской, в последнее время перед арестом фактически руководила организацией. Везе училась в 10 классе, отец ее выслан в 1933 году на 10 лет за вредительско-шпионскую деятельность. Фукс с первых дней основания организации являлся ее членом и т.д.»

Однако, похоже, что целью Цанавы были не сами подростки а непокорные судьи. Нарком доносил, что ВОС «нарушил ст. 15 УК БССР, грубо нарушил указания Совнаркома СССР, приказы НКВД, прокуратуры, наркомюста и Верхсуда ССР, а именно, после вынесения оправдательного приговора 29 апреля 1940 года, не имея согласия НКВД БССР, освободил из-под стражи ВЕЗЕ и БЕККЕР прямо из зала суда».

Похоже, что с такой хваткой Цанавы и этим подросткам предстояло попасть в тюрьму за свои наивные юношеские фантазии «отправиться в одну из капиталистических стран, для грабежа банкиров и дележа награбленного с беднейшим населением», а также «подготовить освобождение из фашистских застенок Эрнста Тэльмана».

Однако чекисты умудрились не только довести до суда и тюрьмы невинных подростков, но и заработать на этом ордена. Так в известном "списке Цанавы", опубликованном на нашем сайте, среди кандидатов на награждение значится начальник 2-го отдела УГБ НКВД БССР капитан госбезопасности член ВКП(б) Алексей Андреевич Сергеев. Среди его подвигов, что бы вы думали? Да. «В период работы начальником 2-го отдела, под его руководством разоблачены молодежные к/р организации: в гор. Орше — «три плюс икс» (Алейников, Зак, Фукс, Кузнецов и др.)…». В том числе и за этот «подвиг» товарищ Сергеев был представлен к ордену «Знак Почета».

   

«Союз воинствующих евреев»

  

Конечно, историю с молодежной организацией «Три плюс икс» можно назвать исключением. Мол, «лес рубят — щепки летят». Однако, к большому сожалению, подобное дело далеко не единственное. Возьмем к примеру ещё одно дело, читая которое можно схватиться за голову: «Гражданин нарком НКВД БССР, гражданин секретарь ЦК КП(б)Б, вы серьёзно?». Увы.

В том же году, 29 февраля 1940 Цанава отправил Пономаренко очередную совершенно секретную докладную записку №1/885. В ней он сообщал:

«В конце января 1940 года выявлено, что в средней школе №2 в гор. Лепеле Витебской области организуется учащаяся молодежь в основном 10 класса в разные кружки, присваивая специальные наименования. Из имеющихся материалов видно, что среди учеников названной школы с начала 1939-40 учебного года существовала группа так называемая «Союз воинствующих евреев» и, наряду с этим, среди девушек существовала группа «КНГ» (значение этого наименования пока не выявлено). Впоследствии эти группы объединились в организацию под названием «Союз Воинствующих Друзей» (СВД)».

Кажется, что уже этого достаточно, чтобы Пономаренко усомнился в серьезности товарища Цанавы. Но нет, тот совершенно серьезно далее перечислил всех юных участников группы, большинство из которой хоть и было комсомольцами, хорошо учились, но имели не безупречное социальное происхождение (а в СССР только на словах дети не отвечал своих родителей):

«В состав «СВД» входят в основном выходцы из семей кустарей, бывших бундовцев и значительная часть состава «СВД» — члены ЛКСМБ:

1. ЛЕЙБМАН Беба — сын владельца фотографии г. Лепеля, бывшего члена к/р партии «Бунд». Лейбман Б. в 1935 году, будучи в 5 классе, был замечен в распевании к/р песен, является секретарем «СВД»,

2. СОН Рува, 1923 г.р. сын кустаря-сапожника, бундовца. Сам является заместителем секретаря комитета ЛКСМБ школы, активный член «СВД».

3. МЕЛЬНИКОВ — сын кустаря кузнеца, является председателем «СВД».

4. ГРЕНАДЕР — из семьи служащего, член комитета ЛКСМБ и председатель Учкома школы, является активным членом «СВД».

5. БОРОВСКАЯ-ФИЛЯНДМУЖ, группорг класса. Отец осужден органами НКВД в 1929 г, мать работает в столовой и др.».

В чем же заключалось столь серьёзное преступление подростков, что нарком НКВД БССР решил обязательным информировать главного коммуниста БССР?

«Участники «СВД» систематически собираются один раз в шестидневку на частной квартир, где обсуждают организационные вопросы, вырабатывают устав и программу и устраивают вечера с танцами и выпивкой».

Конечно, наличие программы и устава это было уже первым шагом в застенки НКВД. Даже если они были следующего содержания:

«ПРОГРАММА «СВД».

1. Окончить среднюю школу.

2. Один за всех, все за одного.

3. На оскорбления отвечать репрессиями.

4. Долг каждого члена СВД каким угодно способом помочь и выручить из беды товарища по СВД.

5. Считать звание члена СВД — почетное.

6. Свободное время проводить вместе.

7. Вечера делаются сообща всем СВД.

8. К девушкам относиться вежливо.

9. Хорошо относиться к выполнению общественной нагрузки.

10. Вести дневник СВД.

 

УСТАВ «СВД»

1. Членом СВД может быть всякий наш одноклассник, заслуживающий внимание и доверие высокопочитаемых членов СВД.

2. Полная демократичность в разрешении всех вопросов.

3. Решения СВД, подписанные и утвержденные председателем и секретарем союза, выполняются членами СВД в обязательном порядке.

4. Заседания СВД созываются один раз в шестидневку.

5. Членские взносы вносятся в день очередного собрания всеми членами СВД в размере 10 копеек. Деньги идут на общее пользование или в индивидуальном порядке равномерно.

6. Чрезвычайные заседания СВД назначаются председателем СВД в день назначения заседания…»

Не знаю, с каким видом читал Пономаренко это донесение. Наверно, ждал, что дальше будут серьезные обвинения. И дальше было: «Все участники «СВД» присваивают себе псевдонимы, избирая для этой цели фамилии известных ученых как-то: ГЕР, ГЕГЕЛЬ, ГАУС и др.». Что ж, здесь уже при таланте чекистов можно было накрутить на что-то антисоветское, всё-таки, клички несоветских и даже нерусские. Однако следующий же документ должен был бы развеять любые подозрения:

«Декларация СВД

Возмущенные поведением некоторых наших одноклассниц, СВД 30 ноября с.г. в 20 ч. 30 м. Объявил бойкот им. В этой критической обстановке СВД, который всегда хотел и хочет жить в дружественных отношениях считает своим долгом и своей священной обязанностью взять судьбу урегулирования дружественных отношений в свои руки. СВД, который всегда уважал и терпел унижение со стороны некоторых соучениц, стал перед необходимостью объявить бойкот. Всему бывает конец, придет конец и нашему терпению.

Этот бойкот показал:

а. Все члены так называемого неофициального КНТ не поняли сущности данного вопроса, начали клеветать и сеять панику..

б. ДЫКМАН выявила себя не с хорошей стороны и показала, что ее действия производят к сеянию паники.

в. ГРИШАВЕНЬ и БОРОВСКАЯ не способны мыслить и думают, что они выше всех и оскорбляют некоторых членов СВД. Они показали своей политикой готовы предать интересы самостоятельности своего класса. С такой ложной политикой они далеко не уедут. Она разоблачена полностью. Учитывая всё это, СВД предлагает положить этому конец.

СВД ПРЕДЛАГАЕТ:

1. Самую настоящую здоровую дружбу.

2. Осудить поведение ЦИНМАНА, БОРДА, ДЫКМАН, ГРИШАВЕНЬ, БАЯНСКОЙ.

3. Объединиться в один общий союз под названием СВД, с признанием его программы и устава.

4. Добиться 100% выпуска.

Мы не сомневаемся, что образуемый нами объединенный союз с честью выполнит программу и устав СВД.

Председатель Гаус. Секретарь — Герц. Члены СВД — Гегель, Таллер, Гук, Ом.

Составлена 5 декабря 1939 г. в 21 ч. 30 мин.»

Хотя все приведенные документы раскрывали настоящую суть этой подростковой организации, бдительный Цанава дал «указания УНКВД по Витебской области о дальнейшей оперативной разработке существующих антисоветских молодежных групп в плоскости выявления идейного руководства ими со стороны враждебного нам элемента из взрослых».

Из приведенных документов видно, что подростки просто повторяли известный им взрослый советский мир с программами,  декларациями, собраниями и даже репрессиями. Скопировали они даже название с "Союза воинствующих безбожников". Никаких ни антисоветских, ни контрреволюционных целей это безобидное собрание подростков не преследовало. 

Дальнейшая разработка, которую проводил НКВД, нам пока неизвестна. Но известно, что эта «чрезвычайная ситуация» дошла и до самого верха комсомольской организации. Ровно через 5 месяцев, 29 июля 1940 года, на имя Пономаренко свою совершенно секретную справку «О проверке фактов в лепельской средней школе» направил секретарь ЦК ЛКСМ Беларуси Кривченок. В ней он утверждал, что раз группа именовалась «Союз воинствующих евреев», то это «свидетельствует о бундовских сионистических корнях этой группы». Это подтверждалось и тем фактом что «участник группы Лейбман систематически вёл дневник. Лейбман сын частного фотографа, который еще до сих пор имеет частную фотографию в прошлом с наемным трудом и ранее состоял в Бунде».

И это при том, что вся эта группа из 13 учащихся, «несмотря на общую низкую успеваемость 10-го класса, успевает в основном хорошо, активно участвовала в общественной жизни школы, самодеятельности, оборонной работе, в работе пионерской организации».

Однако и чекисты, и комсомольские вожаки чувствовали, что молодые люди уже встали на скользкую дорожку. Хотя секретарь ЦК ЛКСМ Беларуси утверждал, что «по имеющимся материалам группа ещё не имела открыто враждебного характера», очевидно, подчёркивая это ЕЩЁ. Главная ж крамола, несмотря на имеющиеся программы и устав, по мнению Кривченка состояла в том, что «это была группировка внутри комсомольской организации, и ее деятельность была направлена на бытовое разложение учащихся, факты которого имеются».

Пока неизвестно, чем закончилась эта шедевральная чекистская разработка. Впрочем, она по уровню своей абсурдности мало чем отличается от тех дел, которые клепают сегодня идейные потомки товарища Цанавы в Беларуси. В том числе и против подростков.

Автор: Дмитрий Дрозд, Белорусский документационный центр

Статьи по теме

  • 09.11.2015

    Ирина Халип: Власти рано или поздно самой понадобятся хорошие адвокаты

    В рамках общественной дискуссии по обсуждению Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об... Читать далее

  • 09.12.2015

    Юрий Рубцов: Решение мне далось очень тяжело...

    Среди вышедших на свободу перед выборами политических заключённых сложно выделить кого-то одного: все они ярчайшие личности, даже под гнётом... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры