Неизвестный молодой белорусский поэт, бросивший вызов сталинизму и пропавший в лагерях

 Сегодня в Беларуси всё чаще вспоминают 1937 год. Действительно, многие сами, а у большинства родственники, друзья, коллеги или соседи прошли через аресты, судилища, отбывали «сутки», а сотни человек находятся в тюрьмах по уголовным обвинениям прямо сейчас.

По состоянию на 17 февраля в Беларуси признаны политическими заключенными 255 человек. Однако это огромное число пока далеко от своего предела. Вчера, сегодня и завтра в Беларуси проходили, проходят и пройдут новые аресты, обыски и новые судилища против участников «выборов» 2020 (начинается судилище над главным конкурентом Лукашенко, Виктором Бабарико) или протестов, последовавших после оглашения фантастически недостоверных результатов. Сегодня в Беларуси развязан настоящий государственный террор против всех несогласных. Сталинские репрессии, так недавно казавшиеся нам далёким прошлым, ворвались в нашу жизнь, стали обыденными. Незаконная власть делает всё, чтобы задушить народные протесты.

Однако, как показывает исторический опыт, даже после самых масштабных репрессий, вошедших в нашу историю как «Большой террор», сталинским палачам не удалось подавить все протесты в Беларуси. На место арестованных, высланных в лагеря и расстрелянных белорусов становились их сыновья и дочери.

Правда, знаем мы о них сейчас совсем немного. Их маленькие личные Подвиги, совершенные против преступной власти, были не только старательно стёрты из нашей истории (вспомните, как с фотографий пропадали когда-то известные партийные, государственные, военные, культурные и прочие деятели). Но и современные потомки чекистов — хранители архивов КГБ Республики Беларусь — твёрдо стоят на защите тайн государственных преступников из уже несуществующего скоро как 30 лет государства.

Но изредка нам удаётся узнать новые имена их жертв.

В фонде ЦК КП(б) Белоруссии сохранился интересный документ — свидетельство борьбы белорусов против сталинской оккупации. Документ уникальный и тем, что касается судьбы совсем молодого – 15-16-летнего борца с большевизмом. И тем, что свою борьбу он вёл как Поэт – отправляя в разные учреждения свои пусть абсолютно несовершенные юношеские стихи, в которых не просто описывал тяжёлую жизнь белорусского крестьянина в годы «коллективизации», но и открыто призывал к восстанию против большевиков. И тем, что его стихи написаны на белорусском языке.  

А теперь сами документы:

 

Совершенно секретно

Секретарю ЦК КП/б/ Белоруссии

товарищу Пономаренко.  / Лично /

Минск.

 Спецсообщение

В марте 1940 года в адрес Белорусского комитета радиовещания поступило анонимное письмо контрреволюционного содержания, написанное в стихотворной форме на белорусском языке, исходящее из Городокского района Витебской области.

В письме автор всячески дискредитировал колхозный строй, описывал клеветнические измышления о жизни колхозников, одновременно призывая население к восстанию против советской власти. Копию письма прилагаю.

При проверке был выявлено, что в феврале месяце 1940 года поступило аналогичного содержание письмо в адрес директора Александровской школы, Городокского района.

Принятыми агентурно-оперативными мероприятиями установлено, что автором их является КОВАЛЕНКО Иван Николаевич, 1924 года житель колхоза им. Молотова Городокского района, выходец из крестьян-середняков, в 1939 -1940 дважды исключался со школы за хулиганство.

Нами даны указания УНКВД Витебской области КОВАЛЕНКО И.Н арестовать и провести следствие.

Результаты сообщу.

Народный комиссар внутренних дел Белорусской ССР Л. Цанава.

24 августа 1940 года.

№ 1/5184

2 отдел УГБ. Минск.

 

К спецсообщению были приложены и отпечатанные на машинке два стихотворения Ивана Коваленко. Несомненно, что оригиналы были написаны от руки, так как вряд ли в глухой деревне нашлась бы печатная машинка, доступная простому парню. Этим вызваны и некоторые ошибки, сделанные чекистом-переписчиком.

Повторюсь, что стихи не претендуют на литературный шедевр, хотя сам Иван и называет себя Поэтом (даже придумал себе творческий псевдоним Іван Зацяты). Здесь совсем иное. Здесь юношеская дерзость, человека, выросшего уже при преступной "советской власти", не знавшего ничего другого, но способного даже после всего оболванивания в советской школе и коммунистической пропаганды  отличить добро и от зла. И не промолчать, а назвать зло — злом. И не только назвать, но и призвать с ним бороться. При этом Иван не сомневается: скажи правду  гнить в тюрьме!  В стихах Ивана Коваленко угадывается так хорошо знакомая нам тяжкая судьба белорусского крестьянина, известная нам ещё из классики ХIХ и начала ХХ веков. Большевистская революция только обокрала белорусов и превратила их в крепостных, которые сами не имеют даже хлеба.

Как знать, попади он не в лагеря в 16 лет, а к толковому учителю литературы, или его стихи к профессиональному редактору, может, белорусская литература получила бы нового Янку Купалу. Но увы.

Сейчас мы даже не знаем, как и когда закончилась жизнь юного белорусского поэта. Моя попытка получить информацию из сохранившегося в архиве КГБ по Витебской области уголовного дела Ивана Коваленко закончилась предсказуемо. Ссылкой на удобный для всех хранителей чекистских тайн закон о реабилитации, а не на закон об архивном деле, который ограничивает доступ к несекретным документам 75 годами.

А теперь два стихотворения Ивана Коваленко (с небольшими редакторскими правками там, где переписчик допустил очевидные ошибки)

  

Вось для нас якія правы

 

У калгасе працаваў,

Целае лета

І, што ж думаеце, вось

Я атрымаў за гэта?

 

Чатыры кіло жыта,

Сем кіло аўса.

Вось і расплата

За працу маю ўся.

 

Працаваў я лета,

Зрабіў чаго шмат,

Іду за расплатай 

Заплаці назад!

 

“Помніш, браў каня?” —

Пачуў я адказ,

Абдзяром, як ліпку,

Калгаснікаў вас.

 

І за што ж людзі Вы скажеце,

Мы так мучаемся на свеце?

Куска хлеба мы не маем

І век сваю долю праклінаем.

 

А ў гарадах заселі

Жулік і яўрэй,

Тут калгасніку не месца,

Выхадзі хутчэй.

 

Табе адна работа:

Ары, касі, сей.

Так сказаў нам жулік,

А яўрэй — даўней.

 

Табе адзін савет наш добры,

Ці ты рабочы, ці мужык:

Не стой ты тут, не муль нам вочы,

Ідзі ў калгас, працуй, як бык.

 

І вось ад гэтага савету,  

Наш мужык не ўбачыў свету

І ад гэтых добрых слоў

Наш мужык прішоў дамоў.

 

Ох, ці доўга, брацця, будзем

Мы жыццё сваё хваліць,

Абадраны я, галодны,

Сэрца ные і баліць.

 

Для нас права напісана

І карыстацца ім сказана,

Скажы праўду, дык табе

Цэлы век гніць у турме.

 

Ох, як цяжка жыць нам стала

Ў краіне саветаў,

Але цяжэй будзе нам,

Яшчэ не ўсё гэта.

 

Скажы праўду, дык табе

Ногі моцна закуюць,

Хлеба дзвесце грам дадуць

І канал капаць пашлюць.

 

Мужык — ціхі чалавек,

За то гаруе ўвесь свой век,

Але цяпер няма ў нас хлеба,

Ды й  паўстанне рабіць трэба.

 

Мужыкі, паўстаньце!

Скінем гэта царства,

Разгонім калгасы,

Разаб’ем пролетарства!

 

Пісаў Іван Зацяты,

Хоць Вамі ён пракляты,

Неўзабаве падніму паўстанне

І знішчу ўсіх я вас да звання.

 

Няхай мяне за гэта судзяць

Ці закатуюць, ці заб’юць,

Але вось гэтай слаўнай праўды

Я не аддам і не адбяруць.

 30. ІІІ. – 40 г.

Іван.

Гарадоцкі раён.

Верно: нач. 4 отделения 2 отдела УГБ НКВД БССР Дечко.

 

 

 

 

Жыццё калгасніка

 

 Ой няшчасце і гора там

У калгасніка ў хаце:

Дзяцей семяра адбзертых

Сядзяць на палацях.

 

“Мама, есці хачу” —

Раздаўся голас Насці,

Каб яны ўжо пагарэлі

Гэткіе ўласці.

 

Сам калгаснік абадраны,

Савецкай уладай абсмеяны,

Згорблены, худы

І весам два пуды.

 

Дастае ён лапці,

Рваную сермягу,

Хто ж яго не знае

Такога рабацягу.

 

Працуе ён улетку

І ўзімку працуе,

У цёпленькія ночкі

Дома не начуе.

 

Працаваў ён годзік,

Працаваў ён два,

А хлеба ўсё роўна

У яго няма.

 

Заробіць капейку,

За хлебам бяжыць,

Што ж ты тут паробіш,

Трэба яму жыць.

 

Для яго год вялікі

Цяжка пражыць,

Каб зарабіць капейку,

Усюды бяжыць.

 

Цяпер дазволь, чытач, паэту

Расказаць пра ўладу гэту,

Што цяпер у нас існуе

І штогод няшчасці нам даруе.

 

Расіяй кіруюць

Вор і гультай,

Аб гэтым, чытач,

Ніколі не забывай.

 

І як прыдзе час,

Уладу змяніць,

Гэта цвёрда ведай,

Што іх трэба біць.

 

Мужікі, паўстаньце!

Разганіце калгас,

А іначэй ўсіх

Падавяць вас.

 

Мужыкі, паўстаньце

І на волю гляньце,

Бо вы так памучаны,

Горш той анучыны.

 

Пісаў Іван Зацяты,

Ён у барацьбе заўзяты,

Рыхтуецца да нападу

На Савецкую ўладу.

 

21. ІІІ. – 40 г.

Верно: нач. 4 отделения 2 отдела УГБ НКВД БССР Дечко.

  

Дальнейшая судьба молодого поэта была предсказуема:

Коваленко Иван Николаевич, родился в 1924 г. в д. Лобуны Городокского р-на Витебской обл.; белорус; образование начальное. Проживал: Витебская обл., Городокский р-н, д. Лосвидо. Арестован 16 августа 1940 г. Приговорен: ОСО 14 июня 1941 г., обв.: 72 УК БССР - антисоветская агитация. Приговор: 5 лет ИТЛ. Реабилитирован 7 июня 1989 г. Прокуратура Витебской обл.

 

К сожалению, пока не удалось пробить стену, выстроенную чекистами в архивах КГБ. Ответ из Управления КГБ Республики Беларусь по Витебской области.

 

 

Дрозду Д.М.

 

 

Заявление, поступившее в управление КГБ Республики Беларусь по Витебской области, рассмотрено.

Сообщаем, что в архиве управления хранится прекращенное уголовное дело за 1940-1989 годы по обвинению Коваленко Ивана Николаевича, 1924 года рождения, уроженца д. Лобуны Городокского района Витебской области (так в деле, административно-территориальное деление на момент рождения не указано), реабилитированного органами прокуратуры 7 июня 1989 года.

В соответствии с п. 6 постановления Верховного Совета Республики Беларусь от 6 июня 1991 года № 847-XII «О порядке реабилитации жертв политических репрессий 20-80-х годов в Республике Беларусь», право на ознакомление с документами имеют реабилитированные лица, а с их согласия или в случае смерти последних - их родственники. С учетом изложенного, удовлетворить Вашу просьбу о предоставлении копий документов уголовного дела Коваленко И.Н. не представляется возможным. Порядок и требования, предъявляемые к обращениям граждан для получения архивной информации изложены на официальном сайте Комитета государственной безопасности Республики Беларусь www.kgb.by на главной странице в разделе «Центральный архив».

В случае несогласия с ответом на Ваше обращение, в соответствии со ст. 20 Закона Республики Беларусь от 18 июля 2011 года № 300-3 «Об обращениях граждан и юридических лиц», Вы имеете право обжаловать его в Комитет государственной безопасности Республики Беларусь.

Начальник управления  О. В. Столярчук

Я уверен, что со временем мы узнаем гораздо больше не только о судьбе Ивана Коваленко, но и о подобном белорусском литературном сопротивлении. Хочется верить, что «рукописи не горят» (хотя, конечно, это не так, увы).

Возможно, что кто-то из читателей "Белорусского документационнгоо центра" знает что-то о судьбе Ивана Коваленко. 

 

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры