« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

Новости

Отрицатели Куропат: ещё один фокус с картами

Дмитрий Дрозд 03.03.2021

Продолжение

Начало:

Глава 1. Газета министерства обороны «Во славу родине» противоречит официальной политике партии

Глава 2. Отрицатели Куропат — между «уродливым мифом», «пиком идиотизма» и «распятыми мальчиками»

Глава 3. Манипуляции при «идентификации местности» по версии отрицателей Куропат («За Зеленым Лугом»)

Глава 4. Манипуляции при «идентификации местности» по версии отрицателей Куропат («За Выставкой»)

Глава 5. Отрицатели Куропат: Карты, или Заблудился в трёх соснах

Глава 6.  Установлена личность и найдены фото расстрелянного в Куропатах Мордыхая Шулькеса?

Глава 7. На сайте «Архивы Санкт-Петербурга» найдена метрика о рождении Мордхая Шулькеса (документ)

Глава 8. Большевистские репрессии против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в 1939-41 годах (начало)

Глава 8. Большевистские репрессии против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в 1939-41 годах (продолжение)

Глава 9. Отрицатели Куропат: свидетели - особисты

В главе «Спиленный лес» отрицатель Куропат Плавинский демонстрирует ещё один фокус с картами: «В дополнение указанным в письме данным привожу карту расположения частей 100-й ордена Ленина стрелковой дивизии по состоянию на 25–26 июня 1941 года. Согласно данной карте, между деревней Цна-Йодково и посёлком Готище перед войной никакого леса уже не было. Сама же линия обороны проходила через так называемое урочище Куропаты. Будь там до войны лес, линия обороны пролегла бы вокруг этого леса!». 

Здесь подполковник внутренних войск МВД демонстрирует удивительные военные знания. Конечно, «линия обороны пролегла бы вокруг этого леса». Именно, вокруг! Вот так бы прямо взяли и окружили этот лесок окопами и защищали его до последнего патрона. А раз его не окружили, значит, леса не было! Правда, защищают обычно не леса, а населенные пункты, дороги или стратегические высоты. 

Вообще, конечно, говоря об участке земли в 1,5 гектара (в приводимом здесь же показании полковника военной контрразведки в отставке П. А. Астапова это вообще «клочок земли»), то лучше приводить карту с как можно более мелким масштабом. Идеально судить об этом участке по глобусу или по фотографии из космоса. Ведь если даже карту подобного масштаба увеличить, то, не дай бог, читатель сможет разглядеть важные нюансы.

Во-первых, Плавинский как человек, носящий погоны, должен бы знать, что карты бывают не только разного масштаба, но и разного назначения. Бессмысленно искать леса, например, на картах административного деления. Или, в случае с отрицателями, пожалуй, наоборот. Если вам нужно, чтобы зритель на карте не нашёл леса, там, где он есть в реальности, приводите именно те карты, на которых леса вообще не могут быть отмечены по определению. Или, например, схемы. Очевидно, что представленная Плавинским картинка — это только прорисовка с карты, которая не создавалась для того, чтобы показать леса или горы да и вообще все объекты. На ней пространства между дорогами представляют собой в районе Куропат вообще белые участки, в которых, похоже, нет вообще ничего. Кстати, на этой схеме даже высоты не обозначены. В том числе, и та самая высота 231,9, расположенная рядом с Куропатами. По логике Плавинского, её уже не было на 1941 год, раз она не отмечена на этой карте. Предположим, что её срыли. А потом снова насыпали.

Во-вторых, при внимательном взгляде на представленную Плавинским схему видно, что она никак не отрицает существование в 1941 году в Куропатах леса. Хотя он здесь не прорисован, как и все прочие мелкие лесные участки. В этом легко убедиться, сопоставив эту схему и приведенные ниже более подробные карты. И показанная на карте условная линия обороны как раз и проходит, огибая куропатский лес с запада, и, конечно, не ЧЕРЕЗ него.

Очевидно, что никто не будет копать окопы в глубине леса, разве что партизаны. Такую естественную преграду как лес разумно иметь сзади обороны, чтобы не дать обойти себя танкам, а при случае прорыва обороны скрыться. На окраине можно спрятать артиллерию, но никак не в глубине леса, чтобы потом ничего не видеть (а всё-таки была середина лета, а не зима) и стрелять по деревьям. Так же, очевидно, что такие естественные преграды как реки всегда используются наоборот, оставляя их перед своими окопами. И на схеме именно так.

На этой прорисовке сплошные белые пятна и достоверных объектов, за которые можно надёжно зацепиться для ориентации, в этом месте очень мало. По сути, это только два перекрестка больших дорог, по которым видно, что линия обороны заходит с северо-востока под очень острым углом к Заславской дороге приблизительно на равном расстоянии между этими перекрестками и идёт между рекой Цна и Куропатским лесом. Южнее Заславской дороги линия идёт точно так как находящаяся на подробной военной карте на западе от Куропат просёлочная дорога

Вообще вся эта непрерывная линия обороны, конечно, совершенно схематична и выглядит такой только на рисунке. Построение каких-то укреплений в условиях недостатка времени, тем более, рытьё многокилометровых окопов перед непроходимым участком из реки и торфоразработок, расположенных выше Куропат, вызывает сомнение. Вообще это только на схеме оборона выглядит некими сплошными линями. В реальности же так не было. Главной угрозой здесь были дороги, которые и должны были перекрыть воинские подразделения. Однако по имеющимся журналам боевых действий никаких серьёзных боёв, которые были бы зафиксированы в документах, именно в этом месте не было. Главные события проходили севернее в районе Острошицкого Городка. 

  Если Плавинский утверждает, что леса там в 1941 году не было, неплохо бы объяснить, куда он же он делся за два года? Ведь им же самим на странице 47 приведена подробная военная карта этой местности за 1939 год, где куропатский лес есть. Вообще там есть всё, вплоть до отдельно стоящих домов, деревьев, так как всё это при ведении военных действий может служить ориентирами. Тем более, там есть все высоты.

Сложно предположить, как шла бы современная война, если бы у командиров полков и дивизий были бы только карты масштаба, предоставленного Плавинским. Очевидно, что у всех этих командиров были совсем другие карты, созданные на основе топографических карт РККА и подробность их, по возможности, повышалась. Так по окрестностям Минска кроме километровок у нас есть и пятьсотметровки, и даже более подробные карты. При этом делалось всё, чтобы эти карты не попали к противнику, все они носили гриф «Секретно».

Сейчас нам доступны те карты, которыми во время войны пользовались командиры РККА всех уровней. И если для командармов это карты, охватывающие максимальную территорию, то для комдивов и комбатов, это те самые пятьсотметровки или более подробные карты. При этом карты многократно рисовались и перерисовывались, чтобы отображать максимально актуальное положение враждующих сторон.

Вот, например, подробнейшая карта 1933 года, созданная специально для РККА. Про то, что в Куропатах расположен хвойный лес, указывает символ ели.

И так как отрицатели любят выискивать различные лазейки для своих фантазий, то, наверняка, они скажут, что командиры частей, расположенных в непосредственной близости от Куропат, пользовались устаревшими картами. Возможно. Но у нас есть данные немецкой аэросъёмки, где, очевидно, в первые дни войны лес есть!

Возможно, что в одной из будущих глав я подробно рассмотрю ход боевых действий в первые дни войны на севере от Минска до его занятия немецкими войсками. Сейчас же я приведу несколько из многочисленных сохранившихся карт, которые были созданы в эти трагические дни. На них командиры отобразили размещение своего подразделения накануне начала боевых действий и при необходимости нанесли и леса.

Например, район военного городка Масюковщина на приведенной Плавинским схеме выглядит одним белым пятном, что, конечно, не соответствует реальности точно так, как и район Куропат (похоже, что на этой схеме вообще военный городок 355 сп переместился из Масюковщины район Кунцевщины). На более подробной карте, отправленной своему командованию начальником штаба 355 стрелкового полка мы видим все мелочи, важные для обороны: высоты, даже самые мелкие лесные участки, отдельные дома и деревья. В первый день войны, 22 июня, всем подразделениям было приказано укрыться в ближайших лесах, что и отмечено на схеме. 

А на карте 46 гап, расположенного в непосредственной близости от Куропат, есть и лес в районе деревни Зелёный Луг, отсутствующий на схеме, приведённой Плавинским. 

 Таких карт можно привести десятки. Конечно, командир части, расположенной и до войны на Логойском тракте, отлично знал местность вокруг военного городка и не только по картам. И рисовать лес, там, где его уже нет, он бы точно не стал. При всей подробности сохранившейся документации частей, защищавших Минск, никаких сведений о подразделениях, рывших окопы или просто расположенных рядом с Куропатами, и, тем более прямо в них, не обнаружено. 

Впрочем, дело даже не в масштабах карт, так как тот же куропатский лес нанесён и на карте масштаба, близкого опубликованной Плавинским.

«Схема сборного пункта по боевой тревоге 2 атб 100 сд», созданная начальником штаба 2-го автомобильного батальона старшим лейтенантом Дорофеевым 22 июня 1941 года и адресованная начальнику штаба 100 стрелковой дивизии, зелёным цветом показывает тот же известный всему миру лес.

Таким образом, мы видим, что отрицатели Куропат в расчёте на неосведомлённого читателя не брезгуют никакими, даже самыми грубыми махинациями. 

К сожалению, и этой статьёй не исчерпывается тема манипуляций. Неделю назад отрицатели выступили с новыми картами и новыми «сенсационными» заявлениями: «"Вычесть из 1988 всего 46. Правильно, будет ровно 1942. Не больше и не меньше — "Как малым детям объясняет зачем-то подполковник КГБ СССР в отставке Емельян Николаевич Лепешко»… Почему при всей мнимой простоте и очевидности 1988 – 46 ≠ 1942 — в следующей главе.