« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

Новости

Граждане борются за отмену статьи 411 УК Республики Беларусь

10.03.2021

Я к вам пишу — чего же боле?

Известные строки из письма Татьяны к Онегину, на самом деле написанные А.С. Пушкиным, ассоциируются у нас с сегодняшним временем, вернее с нашим письмом в адрес Совета Министров Республики Беларусь.

Итак, история в письмах. Да-да, в отличие от Татьяны мы написали их несколько, но отказ «Онегина» был неминуем.

В декабре 2020 года мы, как представители инициативы граждан, письменно обратились в Совет Министров Республики Беларусь с просьбой поддержать наше предложение по исключению из Уголовного Кодекса Республики Беларусь ст. 411 («Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы»). Мы обратили внимание данного органа на то, что к уголовной ответственности (причем, только в виде лишения свободы) привлекаются лица, которые уже были дисциплинарно наказаны за конкретное нарушение правил отбывания наказания, т. е. фактически за одно и то же деяние наказываются дважды. Серьезные опасения вызывает возможность применения данной статьи к осужденному неоднократно. Достоин, очевидно, рекордов книги Гиннесса факт девятикратного (!) осуждения В. Бондаренко по ст. 411 УК, что увеличило срок его пребывания в местах не столь отдаленных фактически в два раза по сравнению с первоначальным приговором, отправившим человека в эти места.

Нет смысла здесь приводить многочисленные доводы, подтверждающие наше мнение. Они были изложены на 13 листах Анализа практики применения ст. 411 УК и также находились в обращении (да, в отличие от Татьяны, мы попытались серьезно обосновать свое письмо).

Объект нашей надежды — Совет Министров — был выбран неслучайно: это орган, обладающий правом законодательной инициативы, т. е. именно он может внести в законодательный орган страны предложение о декриминализации ст. 411 УК. Более того, именно Правительство выполняло поручение Президента по обеспечению разработки законопроекта, направленного на системное усовершенствование кодексов об уголовной ответственности.

Ответ не заставил себя ждать. Нам сообщили, что обращение направлено для рассмотрения в МВД, который обязывался дать ответ только в наш адрес. Мы были огорчены: наше обращение направлено в тот орган, который не обладает компетенцией для его рассмотрения. (Наше письмо Онегину перенаправлено даже не Ленскому). Мы попытались пожаловаться, обосновали свои доводы ссылкой на Закон Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц», обратили внимание, что МВД, в отличие от Совета Министров, не является субъектом законодательной инициативы, в связи с чем не имеет полномочий решать по существу поставленный в нашем обращении вопрос.

Ответ из соответствующего отдела Совета Министров не заставил себя ждать: все правильно, ждите ответа из МВД.

И он пришел... Причем не только из МВД, но и из Департамента исполнения наказаний МВД. Как и несчастной Татьяне, нам последовало суровое внушение.

Нам обстоятельно разъяснили, что ни у нас, ни у МВД нет права законодательной инициативы.

Да-да, нам разъяснили то, что мы знали изначально, почему и обратились именно в Совет Министров Республики Беларусь.

Наше обращение по существу никем рассмотрено не было. Кольцо отписок замкнулось. Мы им писали — чего же боле…

Но нет, читатель, наш роман не окончен. Мы пишем письма не только Евгению Онегину, и не на деревню дедушке. Слишком глубоко мы озабочены судьбой уязвимой группы людей, в отношении которых судебное преследование по ст. 411 УК Республики Беларусь считаем несправедливым и негуманным.

Помимо обращений в иные компетентные органы решение вопроса возможно путем подписания петиции по исключению из Уголовного Кодекса Республики Беларусь ст. 411.

Смотрите по теме:

Анализ практики применения ст. 411 УК Республики Беларусь