« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

Новости

Новый документ для биографии белорусского национального героя — Клавдия Дуж-Душевского

Дмитрий Дрозд 21.04.2021

Клавдию Степанович Дуж-Душевскому всегда, сколько будет существовать Беларусь, будет уготовано почётное место в Пантеоне белорусских национальных Героев.

Судьба создателя национального белорусского бело-красно-белого  флага, под которым Беларусь возрождалась в 1918 и 1991 годах, была во многом типична для деятеля белорусского возрождения ХХ века: он сидел в тюрьме при поляках (1920), в концлагере при нацистах за укрытие евреев (1944), трижды был арестован (1940, 1946 и 1952) и отправлен в лагеря при большевиках. После последнего ареста 61-летний Дуж-Душевский был приговорён к 25 годам с конфискацией всего имуществаЯсно, что для человека в таком возрасте это означало пожизненное заключение, а, учитывая условия советских лагерей, фактически отсроченную мучительную смерть. Обвинялся Клавдий Стефанович за то, за что сегодня в Беларуси ему должны стоять памятники:

"Подсудимый Душаускас-Дуж являясь активным белорусским националистом в 1919 году в гор. Вильнюсе возглавил белорусское националистическое движение. Состоя председателем антисоветского националистического центра «Белорусский национальный комитет», проводил активную антисоветскую работу, направленную на отрыв Белоруссии от Советской России и создание так называемого «независимого» буржуазно-националистического государства, о чем вел переговоры,  просил поддержку у главы польского правительства Пилсудского и главы миссии США в Польше Моргентау…".

И так далее. Да, за попытку создания Независимой Беларуси! Это было самым тяжёлым обвинением в то время, когда нацистские пособники, непосредственно участвовавшие в уничтожении белорусов, получали гораздо меньшее сроки. Смягчением не послужило даже то, что большинство из предъявленных обвинением "преступлений" были совершены более 30 лет назад! (Подробнее смотрите: Я создал национальный белорусский флаг (документы))

Поэтому каждая даже мельчайшая страница биографии Дуж-Душевского представляет для нас интерес. Сегодня мы  представляем читателям документ, который, похоже, будет опубликован впервые. Документ, написанный рукой самого Клавдия Степановича, сохранился в Санкт-Петербурге, с которым довольно продолжительный период в юности была связана судьба деятеля белорусского возрождения ХХ века. Из него мы узнаём о тех тяготах, которые переживал Клавдий Дуж-Душевский и его семья в период немецкой оккупации. Вынужденный самостоятельно выживать в это тяжёлое время Дуж-Душевский помогал парализованному отцу и матери, оставшихся жить в Вильне. Несмотря на эти сложности, ему удалось сдать экзамены в Горном институте императрицы Екатерины II. 

 

Его Превосходительству

Господину Директору Горного Института

Императрицы Екатерины II

Пл. вн. за ос.

Отср. мин. до 1 янв. 1917 г.

Призв. в войска; был осв.

[Вариант прочтения: Плата внесена за осень. Отсрочка минимума до 1 января 1917 года. Призван в войска; был освобождён]

Штамп: Журналом Совета Горного Института Императрицы Екатерины II в заседании 6 февр. 1917 г. постановлено: Зачесть предметы, сданные сверх минимума, в состав минимума.

Секретарь Совета подпись.

Штамп: Канцелярия

по студенческим делам

№000453 — 27. янв. 1917 г.

Горного института

Императрицы Екатерины II

Студента Клавдия Душевского,

поступившего в 1912 году

Прошение

Честь имею покорнейше просить Ваше Превосходительство об исходатайствовании мне отсрочки для выполнения 2-го минимума.

При этом указываю на обстоятельства, при каких я должен был заниматься в институте.

В 1915 году моя родина Вильна была занята неприятелем, и я оказался в положении беженца, оторванного от своей семьи. Беспокойство за судьбу родителей; хлопоты, связанные с выяснением этой судьбы и тяжелые известия из дому, полученные через Швейцарию (известие о том, что отец мой разбит параличом, а вся семья умирает с голода).

Всё это создало ту трудную обстановку, при которой я, совершенно одинокий, интенсивно заниматься был не в силах.

Все мои вещи, начиная от книг и кончая бельём и тёплым верхним платьем, остались в Вильне, и мне пришлось усиленно зарабатывать для приобретения этих вещей.

Кроме того, я был поставлен в необходимость помогать родителям и высылать им деньги, чтобы дать возможность им хоть как-нибудь существовать.

Наконец, весною 1916 года я был призван на военную службу, и поэтому самый интенсивный в году месяц май для меня пропал, и три предмета, почти законченные, не могли быть сданы.

Впоследствии я был освобождён от военной службы, но время ушло и было потеряно не только для учебных занятий, но и для приискания летних заработков.

Совокупность всех этих обстоятельств, следовавших друг за другом, и определили мою временную остановку в занятиях.

Ныне для выполнения всех требований второго минимума мне понадобится не более двух месяцев.

Обращаясь к Вашему Превосходительству с настоящим ходатайством, я надеюсь, что будут приняты во внимание все те обстоятельства, при которых мне приходилось работать, а также учтутся те зачёты, которые не входят в минимум.

При сём прилагаю письмо моих родителей из плена и четыре квитанции о переводе в Вильню денег.

Клавдий Душевский.

В дальнейшем мы планируем продолжить публикацию документов о Клавдии Степановиче Дуж-Душевском.

Белорусский документационный центр