« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

Новости

Факельные шествия в БССР

Дмитрий Дрозд 02.05.2021

Если произнести словосочетание «факельные шествия», то можно быть уверенным, что у современного слушателя возникнут вполне определенные зрительные ассоциации и будут они такими же как при произнесении слова «свастика». Сейчас эти понятия, благодаря пропаганде, уже неразрывно связаны. Проходящие где-нибудь в Украине или странах Прибалтики факельные шествия однозначно расцениваются в российских СМИ как "нацистские". Однако факельные шествия практически весь период существования советской власти были неотъемлемым атрибутом некоторых коммунистических праздников. Конечно, это полностью повторялось в Беларуси, к чему мы вернёмся немного позже. А вначале о современной оценке факельных шествий в установках «русского мира»»

«Неонацисты, антисемиты сегодня вновь поднимают голову, а потому важно хранить память о преступлениях, причиной которых стала нацистская идеология, не допускать переписывания истории», — заявила глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, выступая в Еврейском музее и центре толерантности в Международный День памяти жертв Холокоста 27 января 2019 года, добавив, что в некоторых странах сегодня проводятся «факельные шествия с нацистской символикой, нацистскими знаками».

И это при том, что 24 апреля, когда в Израиле отмечают День памяти жертв Холокоста, в Иерусалиме на закате солнца проходит факельное шествие к мемориалу жертвам Холокоста «Яд ва-Шем». Во время церемонии уцелевшие в Холокосте зажигают шесть факелов в память о шести миллионах уничтоженных евреев.

На церемонии празднования 65-летия Независимости Израиля были зажжены десятки факелов.

Всё это только подчёркивает очевидный факт: сам по себе факел не является символом нацизма. Он может использоваться как для пропаганды его преступных идей (как это было в гитлеровской Германии), так и для противоположной цели: чествования памяти его жертв.

Ещё один очевидный факт: Олимпиада является одним из символов мира, ведь в Древней Греции на время проведения игр прекращались все войны. И одним из символом олимпийских игр является как раз-таки факел.

Однако сегодня даже, если на шествиях и нет никакой нацистской символики, то можно быть уверенным, что это мероприятие в российских СМИ всё равно назовут «нацистским».

Давая оценку одному из факельных шествий, прошедших на улицах Риги в 2017 году, русскоязычный латвийский писатель Алексей Евдокимов в интервью сайту RuBaltic.ru заявил: «Вообще, такая форма, как факельное шествие, кажется мне чрезвычайно неприглядной и скомпрометировавшей себя еще во времена нацистской Германии. Мне кажется, что в приличном обществе, которое заботится о своей репутации, факельные шествия не имеют права на существование… Вот на днях в Варшаве прошло огромное шествие местных польских националистов. Тоже с факелами, с абсолютно неонацистскими лозунгами. Хотя, казалось бы, в Польше другая ситуация и русских столько нет, а тем не менее процессы очень похожи с латвийскими».

17 декабря 2020 года суд Видземского предместья Риги приговорил к году условно с последующим надзором на два года Александра Гапоненко, который обвинялся в разжигании вражды или ненависти по признакам расовой, этнической и национальной принадлежности. Обвиняемому инкриминировалась то, что он 27 февраля 2015 года разместил на своей странице в «Фэйсбук» ссылку на своё интервью с характерным названием «Прибалтика в огне: от факельных шествий неонацистов до разжигания большой войны». В ней он утверждал: «Признаюсь, в Эстонии я этого шествия не видел и теперь уже не увижу, поскольку меня на 10 лет лишили права въезжать в эту страну за критику ее политики этнической дискриминации. А вот в Латвии подобного рода шествие довелось наблюдать 11 ноября прошлого года в государственный праздник – День Лачплесиса. На улицы столицы вечером вышли тысяч двадцать человек с факелами, и они кричали «Мы латыши!», «Латвию – латышам!..» 

Далее Гапоненко утверждал, что эти кадры вызвали у него ассоциацию со снятым в 1934 году фильмом «Триумф воли» немецкого режиссёра (или, правильнее, режиссёрки) Лени Рифеншталь. Кадры из него демонстрируются до сих пор практически в любом кино, посвященном нацизму.

Действительно, сейчас кажется, что повторённые многократно в советских документальных и художественных фильмах кадры с факельными шествиями должны бы были восприниматься исключительно как символ немецкого нацизма. Однако и изначально, и значительно позже выхода эго фильма это было совсем не так. И, скорее, образ факельного шествия как одной их примет нацизма стал формироваться даже не после войны, а гораздо позже — уже после краха коммунистической идеологии под действием пропаганды "русского мира".

Ведь в СССР даже после войны факельные шествия проходили и на день пионерии, и на демонстрациях в защиту мира, и даже в канун годовщины начала Великой отечественной войны…. — т. е. опять же наполнялись совершенно противоположенным содержанием, чем это делают современные пропагандисты.

Да и те шествия, что проходили в 20-30—х годах в «странах капитализма» не обязательно были фашистскими.

Например газета «Віцебскі пралетары» в 1931 году сообщала в статье «Сьвяткаваньне Кастрычніка за мяжой»: «У сталіцы Нарвегіі — Осло адбыліся факельнае шэствіе і два рэвалюцыйных мітынгі, у якіх удзельнічала да 2 тысяч рабочых».

Сообщение о том же «правильном» факельном шествии под названием «2000 рабочых на мітынгу» было опубликовано в газете «Чырвоная Зьмена» от 12 ноября 1931 года: «СТОКГОЛЬМ. 6. У Осла 7 і 8-га лістапада адбылося факельнае шэсьце і два рэвалюцыйныя мітынгі, у якіх ўдзельнічала да 2 тысяч рабочых».

Даже в Берлине не все факельные шествия были «фашистскими» (тем более, что проходили они там задолго до прихода к власти Гитлера). Так в статье «Чырвоны дзень культуры і спорту ў Бэрліне. Звыш 100 тысяч працоўных брала ўдзел у паходзе», опубликованной в «Звязде» 28 августа 1929 года, сообщали:

«БЭРЛІН. 26. Чырвоны дзень культуры і спорту, які ўчора адбыўся ў Рэдэргу, пад Бэрлінам, абярнуўся ў баявое сьвята рэвалюцыйнай клясавай барацьбы пад кіраўніцтвам камуністычнай партыі. Наадварот зусім мяшчанскім характарам адзначалася прафсаюзнае сьвята, наладжанае ў той-жа дзень рэфармісцкім усеагульным аб“яднаньнем прафсаюзаў у прадмесьці Бэрліну – Трептове пад лозунгам «гаспадарчай дэмакратыі». На заклік кампартыі і блізкіх да яе аргінізацый адгукнулася звыш 100.000 працоўных.

Вуліцы былі ўпрыгожаны чырвонымі сьцягамі. У шэствіі ўдзельнічала бэрлінаская арганізацыя кампартыі і камсамолу, рэвалюцыяныя групы ад прафсаюзаў, рабочыя спартыўныя і стралковыя гурткі, а таксама культурныя рабочыя арганізацыі. Шэствіе працягвалася каля 6-ці гадзін... З транспарантаў асабліва кідаліся ў вочы 3 вялікіх плякаты з заклікам абараняць СССР, кампартыю і галасаваць за камуністых на надыходзячых вясеньніх выбарах...

Сьвята скончылася спартыўнымі спаборніцтвамі, культурна-палітычнымі і сатырычнымі інсцэніроўкамі, у заключэньне было наладжана факельнае шэствіе».

После многолетней обработки пропагандой сложно поверить, но факельные шествия изначально были неотрывным атрибутом празднования в СССР… 1 мая. Да, в 20-30-х годах факельные шествия, как правило, в ночь с 30 апреля на 1 мая предшествовали первомайской демонстрации. Проходили факельные шествия по всему советскому союзу, и, конечно, в БССР.

Одно из первых упоминаний «грандиозного факельного шествия» на 1 мая зафиксировала газета «Звезда» (тогда выходила ещё на русском языке) в номере 100 (2301) от 5 мая 1926 года в статье «Первомайские дни в Минске»: «30 апреля. Вечером накануне 1 мая состоялось грандиозное факельное шествие, в котором приняли участие несколько тысяч членов профессиональных союзов и красноармейцев. До глубокой ночи продолжалась праздничная манифестация, город оглашался революционными песнями и гремели многочисленные оркестры».

Первомайские факельные шествия широко проводились и в 1928 году, о чем свидетельствует номер 90 (214) газеты «Рабочий» от 18 апреля 1928 года со статьёй «Профсоюзы готовятся к 1-му мая», в которой указано:

«В ЦСПСБ на этих днях состоялось совещание минских культработников, на котором был разработан план празднования первого мая профсоюзными организациями. 25-го апреля по фабрикам, клубам и красным уголкам будут устраиваться беседы, преимущественно по вопросам международного рабочего движения…. 30-го апреля вечером рабочая молодёжь и комсомол Минска устраивают факельное шествие по городу».

К теме факельных шествий вернулись в этой же газете в номере 97 (227) от 26 апреля в статье «Накануне первого мая. Как проводить первомайскую демонстрацию». Статья начинается вопросом: «Где проводить первомайскую демонстрацию — в городе или на аэродроме?». И далее:

«Такой вопрос обсуждала 24 апреля окружная первомайская комиссия. Если устроить демонстрацию на аэродроме, там удастся провести ряд крупных массовых зрелищ: спортивные выступления, массовые игры и т. д… Кроме того на этом же заседании комиссия разрешила и др. вопросы. 30-го апреля вечером решено устроить факельное шествие, в котором примут участие до 3.000 комсомольцев, молодых беспартийных рабочих, красноармейцев и членов добровольных пожарных дружин».

Факельное шествие было уделом не только Минска, устраивалось оно и в других городах. Особенно здесь показателен пример 1928 года, когда публикация в газете «Звязда» № 101 (2908) от 4 мая называет сразу несколько таких городов:

«У МАГІЛЁВЕ. МАГІЛЁЎ. 30 красавіка саюзы арганізавалі па вуліцах факельны карнавал з рэвалюцыйнымі сьпевамі першамайскіх песень...

У ВОРШЫ. ВОРША. Факельныя агні апавясьцілі 30 красавіка горад аб надыходзе сьвята. Камсамольскія калёны бурнымі хвалямі запоўнілі вуліцы гораду. Гучныя гукі сьпеваў разьліваліся па ажыўленых вуліцах і завулках, давалі ведаць аб велічы сёнешнега сьвята...

У СЛУЦКУ. СЛУЦАК. Ужо 30 красавіка адчувалася сьвяткаваньне. А 10 гадзіне вечару пачалося факельная дэманстрацыя, на гарадзкія пляцы былі раскладзены агні. З трэскам разрываліся ракеты. Адначасова ў буйных вёсках раёну адбыліся ўрачыстыя пасяджэньні з прадстаўнікамі ад мясцовых партыйных і грамадзкіх арганізацый...»

В газете «Рабочий» (той самой, что после стала называться «Советская Белоруссия», а сейчас "СБ. Беларусь сегодня"), издании ЦК коммунистической партии (большевиков) Белоруссии 4 мая 1929 года, № 98 (523) в статье «Первомайские дни. В Белоруссии. Торжественно отпраздновала республика праздник пролетарской борьбы и победы» гордо рапортовали:

«В Витебске. Витебск, 3. (от наш. корр.). Предмайские дни ознаменовались солидными производственными достижениями на крупных предприятиях Витебщины…

30 апреля, несмотря на неблагополучную погоду, состоялось факельное шествие, собравшее более 5 тысяч человек.

1-го мая на улицы Витебска вышло больше 15 тысяч трудящихся. Во всех клубах и красных уголках состоялись семейные вечера. Из деревень по инициативе рабочих шефских организаций прибыло много крестьян, принявших участие в майских празднествах».

Газета «Віцебскі пралетары» от 12 апреля 1930 года публикует «Плян сьвяткаваньня першага мая», где под пунктом 5 указывает: «30-га красавіка ўвечары арганізуецца факельнае хаджэньне рабочых, служачых, чырвонаармейцаў і пралетарскага студэнцтва па распрацаванаму пляну»

Проводились факельные шествия и на годовщину октябрьского переворота. План подобного празднования в Минске опубликовала 9 октября газета «Звязда» «Як будзе святкавацца гадавіна Окцябрскай рэвалюцыі ў Менску»:

«Учора адбылося першае пасяджэнне менскай гарадской камісіі па арганізацыі і правядзенню свята 18 гадавіны Окцябрскай рэвалюцыі. Выбраны тры падкамісіі — палітмасавая, мастацкая і адміністратыйна-гаспадарчая.

Камісія зацвердзіла план святкавання. 6 лістапада адбудзецца ўрачысты пленум Менскага гарадскога совета. У 10 гадзін гэтага-жа вечара будзе праведзена факельнае шэствіе працоўных...»

Проводились факельные шествия и на другие революционные или молодёжные праздники. Например, вот как праздновали в Минске в 1927 году МЮДМеждународный юношеский день (отмечался в первое воскресенье сентября). Об это пишет «Чырвоная Зьмена» 6 сентября в статье «Сталіца сьвяткуе МЮД. Пад штандарамі комсамолу крочылі тысячы працоўнай моладзі. Лёзунгі МЮДу павінны стаць жывой справай. Май у верасні»:

«...У суботу вечарам па гораду адбылося звыш 50 сходаў з дакладамі аб сьвяце. Шмат якія ячэйкі наладзілі сямейныя вячоркі... На сходы комсамольцы прыходзілі ў сваёй лепшай вопратцы – сьвята адчувалася на ўсе 100 проц.

Вечарам а палове адзінаццатай на вуліцах замігацелі факелы і пачуліся сьпевы. Гэта пасьля вечароў комсамольцы організавалі факельны паход. Да першай гадзіны ночы можна было бачыць на вуліцах дэмонструючых комсамольцаў... Раніцай, у нядзелю 4-га Менск бачыў бясконцую дэмонстрацыю комсамольцаў і беспартыйных, піонераў і неорганізаваных дзяцей... 10 тысяч ішло пад сьцягамі...».

В газете «Рабочий» 2 ноября 1928 года, № 254 (378) в статье «праздник комсомола», сообщалось:

«БОБРУЙСК, 1. (Наш корр.). Бобруйская комсомолия торжественно отпраздновала десятилетие своего существования. По большинству ячеек предварительно были уже проведены субботники и воскресники, которые дадут около 4-х тысяч рублей в пользу школ.

ПРАЗДНОВАНИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ КОМСОМОЛА ПРОХОДИЛО ПОД ЗНАКОМ ПОЛНОГО ДОВЕРИЯ РАБОЧЕЙ МОЛОДЕЖИ СВОЕМУ КОМСОМОЛУ. ЗА ЭТО ВРЕМЯ В РЯДЫ КОМСОМОЛА ВОВЛЕЧЕНО ОКОЛО СТА НОВЫХ МОЛОДЫХ РАБОЧИХ И РАБОТНИЦ.

28 ОКТЯБРЯ СОСТОЯЛОСЬ ГРАНДИОЗНОЕ ФАКЕЛЬНОЕ ШЕСТВИЕ КОМСОМОЛЬЦЕВ И РАБОЧЕЙ МОЛОДЁЖИ К БРАТСКИМ МОГИЛАМ, ГДЕ СОСТОЯЛСЯ МИТИНГ.

ПРАЗДНИК КОМСОМОЛА ПРИВЛЁК К СЕБЕ ВСЕОБЩЕЕ ВНИМАНИЕ.

Многие здания были иллюминированы».

Наверно, малоизвестен и тот факт, что факельное шествие проводилось и после убийства Кирова в 1934 году. Такое свидетельство сохранила газета «Звязда» от 5 декабря 1934 года в статье «Семсот тысяч працоўных г. Ленінграда праводзілі ў апошнюю дарогу свайго любімага правадыра. Таварышы Сталін, Молатаў, Варашылаў і Жданаў у ганаровай варце»:

«Усю ноч з 2 на 3 снежня горад быў у руху. Усю ноч ішлі і ішлі па вуліцах сотні тысяч ленінградскіх рабочых, чырвонаармейцаў, служачых, вучоных, студэнтаў, калгаснікаў. Факелы асвятлялі жалобное шэствіе».

Каждый, кто был пионером, наверняка помнит пионерские костры. Однако подобные игры с огнём были далеко не единственными и какое-то время практиковались и... детские факельные шествия. Такой факт сохранила газета «Рабочий» № 21 (446) за 29 января 1929 года в статье «Наказ детей горсовету»:

«В субботу дети членов союза пищевиков собрались на общегородскую конференцию, посвящённую отчётной кампании минского совета. Перед началом конференции дети организовали большое факельное шествие по городу. Дети вынесли на улицу лозунги с призывом: «родители, идите на отчётное собрание советов!»…

К 1 мая этого же года планировалось провести и отдельное детское факельное шествие: «30 апреля в Минске состоится детская факельная демонстрация, посвященная 1-му мая. 1-го мая в демонстрации дети выступают отдельной колонной».

«Віцебскі пралетары» № 99 от 7 мая 1931 года информировал: «Усім атрадам і школам. 8-га мая адбудзецца факельная працэсія піянэраў і вучняў. Збор па сваіх атрадах і базах а 7 гадзіне ўвечары. Плян правядзеньня будзе зьмешчаны ў газэце 8-га мая. Гарбюро ДКА»

Постепенно факельные шествия стали атрибутом ещё одного праздника «Дня конституции» или правильнее «Дня сталинской конституции», который отмечался 5 декабря. Сталинская конституция — уже сама по себе пример того, что в стране, где «не до законов», ни уголовный кодекс, ни законы, ни даже Конституция не имеет никакого смысла. Принятие «самой демократической конституции» в конце 1936 года не помешало превратить СССР в расстрельный полигон и средневековую пыточную уже в 1937 году.

Но сам этот день отмечался весьма пафосно, в лучших традициях кадров, сохранённых для истории той же Лени Рифеншталь, правда, в Германии. Предположу, что в Кремле ответственные лица внимательно смотрели этот фильм и изучали его пропагандистское влияние на массы, чтобы использовать в своей практике оболванивания уже граждан СССР. Вот несколько описаний, как праздновали день конституции в БССР в самых страшных годах репрессий — в 1937 и 1938 годах.

Подробное описание факельного шествия, прошедшего в Минске 5 декабря 1937 года, сохранила газета «Звязда» № 280 (5954) за 7 декабря 1937 года в статье с однозначным названием, должным испугать сегодня каждого читателя «Факельнае шэствіе». Но, как мы уже знаем, это вовсе не о нацисткой Германии, а о сталинском СССР:

«Як толькі на горад апусцілася ціхая марозная снежаньская ноч, вуліцы запоўнілі калоны моладзі. Моладзь сталіцы БССР вышла на вуліцы горада, каб у гадавіну зацверджання Надзвычайным VIII Усесаюзным З’ездам Советаў самай дэмакратычнай у свеце Канстытуцыі прадэманстраваць сваю бязмежную любоў і адданасць партыі Леніна-Сталіна, тварцу новай Канстытуцыі — вялікаму Сталіну, сваю вялікаю радасць аддаць галасы за лепшага сталінца жалезнага наркома абароны СССР тав. К. Е. Варашылава. Многія з іх упершыню разам з усімі працоўнымі краіны Советаў будуць выбіраць вярхоўны орган Совецкай улады, многім толькі вось гэтымі днямі споўнілася 18 год. Якая радасць быць поўнапраўным грамадзянінам вялікай соцыялістычнай дзяржавы, быць роўным сярод роўных!

Плошча імя Леніна. У марозным, зацягнутым сізаватай дымкай, небе нерухома застыў серп месяца. У паветра раз за разам узвіваюцца фейерверкі. Яны шматлікімі траскучымі іскрамі высока рассыпаюцца над галавамі дэманстрантаў. Па плошчы міма помніка В. І. Леніну рухаюцца тысячы агней. Іх нясуць разам са шматлікімі сцягамі, лозунгамі, партрэтамі правадыроў маладыя рабочыя і студэнты, інжынеры і вучні старэйшых класаў.

— Тварцу самай дэмакратычнай у свеце Канстытуцыі любімаму, дарагому Сталіну — ура!

Паветра садрыгаецца ад воклічаў усхвалення.

— Маладзёжнае ура лепшаму сталінцу, нашаму кандыдату ў дэпутаты Вярхоўнага Совета Кліменту Ефрэмавічу Варашылаву!

Гукі аркестраў перакрывае грамавое «ура».

Вось праязджае маляўніча ўпрыгожаны грузавік. На ім устаноўка дынама-машына. Электрычныя лямпачкі ярка асвятляюць велізарныя партрэты таварыша Сталіна і тав. Варашылава і далей цягнуцца ў два рады ўздоўж калоны дэманстрантаў. На чырвоным палотнішчы лозунг:

«Аддадзім свае галасы лепшаму сталінцу тав. К. Е. Варашылаву і тав. В. Г. Ванееву».

Па плошчы крочаць усё новыя і новыя калоны. Здалёку здаецца, што гэта самі рухаюцца тысячы агнёў-факелаў.

— Няхай жыве шчаслівая моладзь краіны соцыялізма!

— Ура жалезнаму наркому НКВД СССР тав. Н. І. Ежову!

— Няхай жыве Сталінская Канстытуцыя!

Зноў па калонах перакатваецца грамавое «ура».

Каля 40 тысяч маладых патрыётаў сталіцы БССР учора прадэманстравалі сваю палкую любоў да соцыялістычнай радзімы, да камуністычнай партыі, да правадыра і настаўніка працоўных вялікага Сталіна.

Маладыя выбаршчыкі выказалі сваю вялікую радасць, сваё нястрымнае імкненне галасаваць за першага маршала Совецкага Саюза, любімага наркома непераможнай Чырвонай Арміі тав. К. Е. Варашылава».


Одно из подробнейших описаний 40000-тысячного факельного шествия, прошедшего в Беларуси уже в 1938 году в день сталинской конституции, обнаружено в той же «Звяздзе» за 8 января 1938 года, № 281 (6257) — т. е. уже после того вышел фильм «Триумф воли». Под заголовком «Па гарадах і раёнах рэспублікі. Усенароднае таржаство» было опубликовано сообщение из Витебска:

«Вечар 5 снежня. Горад напаўняецца бадзёрай музыкай. Роўна ў 5 гадзін вечара пачалося факельнае шэствіе працоўных у гонар Дня Сталінскай Канстытуцыі.

...Плошча Леніна. Фасад тэатра ўпрыгожан сцягамі, над якімі высіцца партрэт тварца Канстытуцыі — вялікага Сталіна.

Вось да плошчы з Ленінскай вуліцы набліжаецца першая калона дэманстрантаў. Гэта ідзе 8-тысячны калектыў рабочых, інжынерна-тэхнічных работнікаў і служачых панчошна-трыкатажнага гіганта фабрыкі «КІМ». Агні многіх тысяч факелаў асвятляюць плошчу, велічны помнік Владзіміру Ільічу Леніну. Кімаўцы праносяць, асветленыя факеламі велізарныя партрэты кіраўнікоў партыі і ўрада.

...Міма трыбуны праходзіць калона чыгуначнікаў, якая нясе пераходныя чырвоныя сцягі Упраўлення і палітаддзела Заходняй чыгункі, заваяваныя ў соцыялістычным спаборніцтве за дастойную падрыхтоўку да работы ў зімовых умовах.

...Ідуць прафесары, студэнты навучальных устаноў горада, урачы, настаўнікі, рабочыя і работніцы: швейніцы, металісты, абутнікі.

У афармленні кожнай калоны адлюстраваны выдатныя дасягненні совецкага народа, заваяваныя пад непераможным сцягам партыі Леніна-Сталіна, пад сцягам Сталінавай Канстытуцыі.

Факельнае шэствіе працоўных Віцебска з’явілася дэманстрацыяй адзінства і згуртаваннасці совецкага народа вакол партыі Леніна-Сталіна, вакол совецкага ўрада.

У факельным шэствіі прыняла ўдзел 40.000 працоўных горада».

Как видим, ни о каком нацизме здесь и близко не идет речи. Как раз-таки, факельное шествие является демонстрацией единства советского народа вокруг партии Ленина-Сталина и советского правительства.

Даже через 20 лет после победы факельные шествия не вызывали никаких ассоциаций с фашизмом, что отлично иллюстрирует стихотворение «Пры святле маланак» белорусского поэта, участника второй мировой войны Пимена Панченко, опубликованное в современном учебнике за 11 класс:

Вясне так хочацца прысесці

На сакавітую траву:

Каштанаў факельнае шэсце

Ёй закружыла галаву…

Пімен Панчанка, 1965

О факельных шествиях удалось найти упоминания не только в газетах, но и в архивных документах. Накануне любых праздников органы НКВД писали многочисленные отчеты о подготовке, а потом — о ходе празднования. Причем более внимания уделялось различным отрицательным моментам, тому, что не попадало в газеты. И вот в одном из таких отчётов - спецсводке № 7 «О ходе празднования 1 мая по городам БССР. По данным на 3 мая 1932 года» были найдены интересные сведения и о прошедших в БССР факельных шествиях:

«Факельные шествия.

По Борисову, Бобруйску и Полоцку были проведены 30 апреля вечером факельные шествия. Характерно, что по всем этим городам факельные шествия были чрезвычайно плохо организованы и поэтому проходили без достаточного эффекта и не привлекли нужного количества рабочих. По Борисову факельное шествие было вовсе сорвано, несмотря на то, что предприятия к этому были подготовлены.

Бобруйск. Факельное шествие по городу началось с большим опозданием, по плану было назначено шествие на 21 час, а началось в 22:30 и продолжалось не более 40 минут. Участвовали 200 человек исключительно члены ЛКСМБ и представители гражданских и военных партячеек.

Полоцк. В факельном шествии 30 апреля участвовало 500 человек, из них 70 процентов военных.

Борисов. Факельное шествие по городу было сорвано из-за неподготовленности РК ЛКСМБ, тогда как на предприятиях и учебных заведениях к шествиям были подготовлены».

Отметим, что здесь сами чекисты отмечают отсутствие ожидаемого от шествия эффекта.

***

В целом, ситуация с факельными шествиями, которые пропагандистами однозначно зачисляются в «нацистские», сегодня полностью повторяется в Беларуси с бело-красно-белым флагом, который был создан в 1917 году Клавдием Дуж-Душевским. С начала протестов против фальсификации итогов выборов и насилия неизвестно ни одного случая, когда носители этого белорусского символа пропагандировали нацизм. Однако государственная пропаганда, ухватившись за тот факт, что во время оккупации этот флаг использовали некоторые подразделения и организации, ведущие борьбу на стороне Гитлера, пытается скомпрометировать всё протестное движение и сам белорусский национальный символ.

Безусловно, этот ход рассчитан на самую примитивную группу населения, которая за внешним сходством не способна видеть кардинальных различий. Таким гражданам можно и советскую акцию в защиту мира втюхать как «нацистский шабаш» только потому, что люди несли факелы. Они видят только внешнее, но не способны уловить саму суть символов. В то же время под нынешними красными флагами «наследники победителей фашизма» произносят речи, которые имеют прямое сходство с фашистскими идеями. Так, например, на одном из каналов не стесняются приводить примеры из нацисткой Германии как примеры наведения порядка и обещают построить нам такое же общество с концентрационными лагерями.

Очевидно, что факельные шествия могут использоваться для эффектного выражения любых идей. Как и человеконенавистнические преступные идеи могут проходить под маскировкой самыми правильными словами и обойтись и без факельных шествий.


Белорусский документационный центр