« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

Новости

Лазарь Старовольский — хозяин гродненского мотовелозавода «Нёман» расстрелян в Куропатах? (начало)

Дмитрий Дрозд 22.10.2021

  Последние годы в Беларуси имеют все основания быть названными вяло текущим неокоммунистическим реваншем. И хотя этот поток невозможно сравнить с течением реки, а скорее, с жижей, но товарищи медленно, но верно отвоёвывают год за годом, пядь за пядью пространство для распространения, пропаганды и навязывания своих взглядов во всех сферах жизни нашей страны, а также реабилитации преступлений коммунизма. И тем опаснее для нашего будущего, что товарищи согласно революционной теории и практике захватывают сейчас не почту, вокзал и телеграф, а науку, образование и основные средства распространения информации.

В итоге, мы видим кардинальные изменения в учебниках истории, которые уже мало отличаются от учебников последних лет советской власти. Теперь хотя сам факт репрессий и не отрицается, но даётся установка, что подвергались им в основном настоящие враги советской власти, контрреволюционеры и шпионы. Ну и иногда и невиновные страдали, но всё это ради великой идеи, ради победы, ради… А ради этого не то что отдельной человеческой жизни, а сотен, тысяч, десятков тысяч не жалко.

 Сегодня всё откровеннее звучат с самой вершины власти похвалы товарищу Сталину. Всё чаще и наглее распространяется ложь о Куропатах. Теперь от сомнения: неизвестно, кто там расстреливал, наверно, и те, и эти, начато откровенное наглое продвижение уже даже не версии, а как установленного факта, что в Куропатах лежат тела жертв Холокоста. Эта лживая идея продвигается не только отдельными историками и блогерами, но и государственными СМИ, такими как «Во славу родины» или «Минская правда». Одна из них, между прочим, основная газета силовиков и попробуй им потом рассказать о Куропатах…

 И если в России подобный процесс с переформатированием общепризнанного коммунистического расстрела в Катыни на нацистский — это в основном удел разного рода чудаков, а не государства (все президенты, начиная с Горбачёва только подтверждали этот факт), то в Беларуси чувствуется некое колебание на самом верху. Уж очень кое-кому хочется, чтобы там расстреливали нацисты. Уж очень это попадает в нынешнюю государственную политику поиска новых жертв немецкой оккупации. Колебание же линии партии и отсутствие однозначного решения от первого лица, пока, похоже, сдерживаются исключительно нежеланием лишний раз накалять и без того непростую обстановку в Беларуси, и данными расследований, и редкими компетентными лицами в его окружении, для кого не вопрос: кто же расстреливал в Куропатах.

На фото: следы очередного акта вандализма в Куропатах: на мемориальном камне было написано: «Вернем методы НКВД

Так нынешний глава администрации президента и бывший первый заместитель председателя КГБ генерал-майор И. Сергеенко еще совсем недавно присутствовал на круглом столе, посвящённом Куропатам. И там ни от него, ни от такого осведомленного человека как бывший главный редактор «Советской Белоруссии» Павел Якубович не прозвучало даже тени сомнения в виновнике этих расстрелов. В итоге в Куропатах был поставлен государственный памятник жертвам сталинских репрессий. Сложно сказать, доступны ли им какие-то неизвестные нам документы из архивов КГБ. Но, определенно, они знакомы с до сих пор засекреченным для историков и общественности уголовным делом с данными последней массовой эксгумации, осуществлённой по требованию и под контролем «отрицателей Куропат» в 1997-98 годах. Именно тогда по извлеченным из ям квитанциям, выданным в гродненской тюрьме, удалось установить двух человек: Мойша Иосеевич Крамер и Мордхай Шулькес.

 И если о первом пока нельзя сказать ничего определенного, то личность второго уже установлена с самого дня рождения. Подробнее в наших статьях:

Установлена личность и найдены фото расстрелянного в Куропатах Мордыхая Шулькеса?

На сайте «Архивы Санкт-Петербурга» найдена метрика о рождении Мордхая Шулькеса (документ)

  То, что оба установленных человека оказались евреями, дало «отрицателям Куропат» дополнительный аргумент в пользу того, что в этих ямах лежат жертвы Холокоста. Факт, что коммунисты могли так массово расстреливать евреев, что в одной яме оказалась сразу два представителя этой нации, кажется невероятным. Но сегодня мы узнаём всё больше о сталинских репрессиях, в том числе и против евреев. И число этих жертв тоже шло на тысячи. Пока что этой теме не уделялось серьёзного целенаправленного исследования, и эти жертвы оказались в тени многомиллионных жертв Холокоста. Но при желании уже сегодня можно не только найти интересные документы в архивах, но и предположить, чьё ещё тело должно было быть обнаружено рядом с телами Мойши Крамера и Мордхая Шулькеса. Десятки фамилий можно установить из опубликованных мною документов:

Большевистские репрессии против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в 1939-41 годах (начало)

Большевистские репрессии против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в 1939-41 годах (продолжение)

  Пока что без подтверждения архивными документами (кое-что я приведу во второй части этой статьи) назову ещё одного человека, чьё тело может быть обнаружено в Куропатах. Им является Лазарь Старовольский  — один из владельцев расположенного в Гродно завода «Неман», производящего велосипеды, мопеды и мотоциклы (Kresowa fabryka rowerów i motocykli «Niemen»).

Статьи, посвященные этому заводу, легко найти в интернете и в каждой из них указывается: «В 1939 г. Лазаря Старовольского арестовали и поместили в белостокскую тюрьму, где его следы потерялись».  Однако это не совсем так. Уточнить эти данные можно на основании интервью, которое дал выживший во всех испытаниях сын Лазаря Иосиф. К сожалению, его интервью, данное для Яд Вашем 31 июля 2005 года, опубликовано только на иврите. Надеюсь, что у него появится профессиональный переводчик.

А пока я при помощи распознавания текста и Google-переводчика смог прочитать следующие сведения, которые позволили в общих чертах установить судьбу этой еврейской семьи из Гродно.

 К сожалению, из-за сложности перевода мне пришлось опустить первую часть интервью, где речь идет о родных и детстве Иосифа Старовольского, но для темы нам важнее то, что произошло с этой семьёй после начала второй мировой войны и вхождения в Гродно советских войск:

 «…Да, я помню войну. Я помню, прежде всего, войну немцев, нападение немцев и всевозможные предупреждения по радио, что немецкие самолеты приближаются, собираются атаковать и готовятся занять Польшу. Потом, конечно, был пакт Риббентропа-Молотова, по которому было решено, что Гродно останется на территории России. Потом было вступление русской армии, потом начался Холокост… Или, скажем так (я не люблю ни с чем сравнивать Холокост), а потом началась трагедия семьи Старовольских».

 На этот момент Иосифу было уже 10 лет, поэтому он многое запомнил. В том числе и то, что отец, не понаслышке зная о нравах коммунистов (во время революции и после он находился в Петрограде и в Украине), не предпринял ничего, чтобы уехать в более безопасное место:

 «…Я был ужасно удивлен, что он не предпринял никаких шагов, чтобы сбежать и не остаться в Гродно. Как мне потом стало ясно (у меня это документально подтверждено) что во время учебы в Украине он учился с одним поляком. Этот поляк закончил учебу и стал фанатичным коммунистом. Он продвинулся так далеко, что был одним из старших в НКВД. И он прибыл в качестве командира НКВД в Гродно. Так как он знал всю историю папы, то папин ад начался с допросов. И после этого допроса он приходил с синими и зелеными отметинами… Проблема папы заключалась в том, что во время революции он оставался на Украине, что почему-то не совсем хорошо для Польши? …Во-первых, отца считали предателем, потому что он сбежал без разрешения и воспользовался большевистским государством, и не вернул ему то, что оно заслужило. И, кроме того, он был капиталистом. Конечно, расследования и преследования папы были по этим двум причинам…»

Однако Лазаря Старовольского арестовали не сразу. Он ходил на допросы, возвращаясь оттуда со следами побоев. В это время на новых советских территориях шла большая зачистка. Кого-то только допрашивали, кого-то вербовали в осведомители, кого-то арестовывали, согласно данным заранее разнарядкам.

А далее произошло уже известное нам: «Короче, в один день папу арестовали… Я думаю, насколько я помню, это был период в несколько месяцев, когда они вынули его душу, прежде чем арестовать его... Как только приехали русские, его начали вызывать на допросы… А через несколько месяцев папу арестовали».

С допросов Лазарь Старовольский приходил со следами избиений, но ничего не рассказывал об этом, так «у него было строгое предупреждение не произносить ни слова о допросах и содержании следствия». Но Иосиф замечал, что отец сильно изменился, похудел, и вообще стал другим человеком.

Завод «Нёман», как и другие крупные предприятия, сразу был национализирован и стал первым заводом в БССР, где производились мотоциклы. Среди национализированных большевиками заводов в Западной Беларуси "Нёман" явно в числе лидеров по количеству рабочих. 

В середине 1930-х годов этот завод выпустил около 10 000 велосипедов. На их рамах было изображение Нового замка в Гродно и надпись «Niemen». Новым директором был назначен один из работавших там работников. На заводе прошли чистки от социально чуждых элементов. А скоро у Старовольских забрали их дом и выгнали их на улицу.

О дальнейшей судьбе отца Иосиф знал только: «В то время папа сидел в СИЗО, получая продуктовые передачи [кстати, это в очередной раз даёт ответ на вопрос: откуда у расстрелянных в Куропатах так много вещей, которые люди не могли взять при аресте — им это за месяцы сидения в тюрьмах передавали близкие в передачах и посылках — Д. Д.]. Некоторое время он получал посылки, и мы получили подтверждение, что он получал посылки. Но в один прекрасный день посылку вернули и объявили, что папу перевезли в город Белосток. Мать уехала в Белосток, но в Белостоке они ничего не слышали и не видели, и, судя по всему, они убили его в тюрьме, так началась история, что у меня нет отца».

Предположим, что здесь Иосиф не прав, и Лазаря Старовольского этапом, возможно, вместе с другими арестованными в Белостокской области направили для расправы в Минск, так как на тот момент было принято решение, что расстрелы в БССР производятся только здесь – в месте после ставшем известном как Куропаты. К сожалению, пока документы об этих этапах не выявлены.

Именно поэтому следы Лазаря Старовольского, как и тысяч других не удалось найти даже после войны. Иосиф через знакомого, имевшего связи в КГБ, обращался за информацией, но выяснить ничего не удалось. «Возможно, это было в то время, когда не так много открывалось в архивах». На самом деле, сейчас мы знаем, что эта категория уничтоженных граждан проходила по каким-то совершенно секретным спискам, поэтому их следы не удалось найти даже самому КГБ во время нескольких официальных следствий.

О судьбе Лазаря семья могла только гадать и жить различными слухами: «Допустим, даже после войны ходили слухи, что будто они хотели использовать папу с его знаниями, это было бы логично. Кто-то говорил, что слышал, что где-то его встречали. Был когда-то слух, что кто-то плыл на корабле по Волге, где были беженцы из Беларуси и среди них были евреи, и он услышал, что сейчас кто-то упал в воду… Ходили всевозможные слухи, я имею в виду, мы не знали, какова его судьба. Он исчез. Они сказали, что его увезли в Белосток. Но в Белостоке о нем не знали. Это оставалось большим вопросом. Ни мама, ни кто-либо ещё не знал, какова судьба папы».

О дальнейшей судьбе семьи Старовольских приведу только важные отрывки из большого текста, о том, что произошло весной 1940 года: «Я не помню, какой это был день, точнее, ночь… Но по данным от арестованных… у них была точная информация о том, кто и где живет. Так как мы с папой жили вместе, то, конечно, как только его арестовали, точно записали, кто там присутствовал. В ту судьбоносную ночь мы, конечно, были не одни, и таких транспортов было несколько. Кстати, это были не только евреи, но и поляки. Судя по всему, люди из НКВД появились, когда дом окружили российские солдаты. Они дали нам очень короткое время, чтобы взять сто фунтов… Они пришли к дедушке одновременно с нами… Сказали собрать всё в короткое время и с минимумом вещей отвели на грузовик... Помню, как из подъезда меня втолкнули в грузовик с пассажирами. Грузовик был накрыт и ехал далеко… Прибыли на какую-то железнодорожную станцию, которая не была главной железнодорожной станцией, но это была станция за городом. Нас повели в эшелон, где на окнах были решетки, дверь была закрыта, и эшелон медленно наполнялся…».

В вагоне оказался Иосиф, его мать, а также дедушка Нохум (создатель и владелец завода) и бабушка Старовольские. Последним было уже около 70 лет. Сутки или больше эшелон наполнялся узниками. Арестантам давали есть и пить. К вагонам подходили близкие и иногда им удавалось кое-что передать. Вторая бабушка Иосифа смогла передать маме дорогое бриллиантовое кольцо. После этого начался долгий путь. При этом узники не знали, куда их везут. Во время пути им давали на станциях только кипяток. Через две недели или даже больше эшелон прибыл в Казахстан.

Теперь мы знаем, что это была одна из нескольких массовых операций по депортации населения из Западной Беларуси и Украины. В депортацию 13 апреля в Казахстан вывезли именно те семьи, члены которых были арестованы и, скорее всего, расстреляны. Именно восстановив фамилии всех этих семей, мы сможем точно назвать тех, кто был расстрелян, в том числе и в Куропатах.

В итоге Старовольские оказались в маленьком городке, где был колхоз. Там их поставили на различные работы. Какое-то время до начала Великой отечественной войны, как запомнил Иосиф, они получали какие-то посылки от родственников из Гродно, что позволяло им как-то выживать. После наполненных испытаниями лет нахождения в открытой тюрьме, как называл это Иосиф, им удалось через Польшу перебраться в Германию, а потом в Израиль.

Эти воспоминания полностью соответствуют другим источникам. Автор книги "Фабрика велосипедов "Неман" - завод "Радиоприбор" Виктор Саяпин вышел на связь с самим Иосифом Старовольским.  Он рассказал: "Дед Нохум был купцом и имел хорошие связи. Его сын Лазарь во время Первой мировой войны учился в одном из институтов Харькова. В Гродно он, имея техническое образование, с помощью своего отца Нохума развернул производство велосипедов и мотоциклов "Неман". В 1939 году советские власти его арестовали и поместили в белостокскую тюрьму, где дальнейшие следы затерялись. Оставшуюся часть семьи выслали в Казахстан, где Старовольские пережили войну, откуда в 1946 году переехали в Польшу, а затем в Германию. Нохум Старовольский в 1948-м эмигрировал в Израиль, где умер в 1983-м. Как вспоминал Иосиф Старовольский, к аресту его отца имел отношение знакомый из Харькова, который работал в НКВД, а в 1939 году был переведен в Гродно…» (Юрий Гладчук. Первый белорусский мотоцикл "Нёман": теперь мы знаем его историю).

 Чем же так важна эта история для темы Куропат? Да тем, что она в совершенной точности повторяет судьбу Мордхая Шулькеса. Его семья тоже жила раньше в Петербурге. Его также арестовали после прихода большевиков в Гродно. Он также, по воспоминаниям сестры, находился в Гродненской тюрьме и потом пропал. Семья Шулькес точно так же была депортирована в Казахстан. Более того, некий Лазарь Старовольский, 1897 года рождения, проживавший по адресу Бенецкого д. 4 (теперь это улица Молодежная, и именно здесь находилась мастерская Старовольских), записан в списке Яд Вашем среди жертв Холокоста, как и Мордхай Шулькес. Точно так же о Лазаре Старовольском нет никаких данных в многомиллионных списках репрессированных. И даже при помощи связей Иосифу ничего не удалось установить о его судьбе.

Всё это даёт нам огромную надежду, что «куропатский узел» будет развязан не при помощи белорусских, а при помощи казахских архивов. Где наверняка сохранились дела на все семьи, депортированные в Казахстан, — родственников граждан, расстрелянных в 1940 году. Возможно, что в этих делах есть точные сведения о жертвах коммунизма, чьи тела до сих пор лежат в ямах в Куропатах. Скорее всего, именно там закончился жизненный путь Лазаря Старовольского — хозяина завода «Нёман».

Продолжение следует

Белорусский документационный центр

Материалы по теме:

Глава 1. Газета министерства обороны «Во славу родине» противоречит официальной политике партии

Глава 2. Отрицатели Куропат — между «уродливым мифом», «пиком идиотизма» и «распятыми мальчиками»

Глава 3. Манипуляции при «идентификации местности» по версии отрицателей Куропат («За Зеленым Лугом»)

Глава 4. Манипуляции при «идентификации местности» по версии отрицателей Куропат («За Выставкой»)

Глава 5. Отрицатели Куропат: Карты, или Заблудился в трёх соснах

Глава 6.  Установлена личность и найдены фото расстрелянного в Куропатах Мордыхая Шулькеса?

Глава 7. На сайте «Архивы Санкт-Петербурга» найдена метрика о рождении Мордхая Шулькеса (документ)

Глава 8. Большевистские репрессии против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в 1939-41 годах (начало)

Глава 8. Большевистские репрессии против еврейских партий и организаций в Западной Беларуси в 1939-41 годах (продолжение)

Глава 9. Отрицатели Куропат: свидетели - особисты

Глава 10. Отрицатели Куропат: ещё один фокус с картами