« — Каго любiш? — Люблю Беларусь. — То ўзаемна! »

Новости

Казахстанский подход к памяти и реабилитации жертв репрессий

Дмитрий Дрозд 23.12.2021

Совершенно случайно мой визит в Казахстан совпал с празднованием 30-летия Независимости этого государства. И именно Независимость видна в Казахстане во многих вещах, в том числе и в оценке прошлого.

Главной целью моей поездки в Казахстан было посещение Акмолинского лагеря жен изменников родины – известного как «АЛЖИР». Уже самого осознания единственного факта, что жёны, а с ними и дети уже расстрелянных «изменников родины» практически автоматически получали огромные сроки по 8 лет только за  сам факт, что они были членами семьи вымышленного «врага народа», достаточно, чтобы понять всю глубину бесчеловечности коммунистической системы. Для этих семей в казахской степи в невероятно тяжёлых для жизни условиях и был создан  специальный лагерь.

В 2007 году на территории бывшего советского концлагеря был создан Музейно-мемориальный комплекс жертв политических репрессий и тоталитаризма. Как указывает директор этого музея Болат Жунисбекулы: «Это стало знаменательным событием в восстановлении справедливости по отношению к безвинным жертвам тоталитаризма как одного из тяжелых последствий Красной диктатуры». Открытие музейного комплекса было приурочено к 10-летию указа президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, назначившего 31 мая Днём памяти жертв политических репрессий.

Экспозиция музея "АЛЖИР" 

Эта статья запланирована как первая из серии материалов, посвящённых «АЛЖИРУ». Благодаря профессиональной работе сотрудников комплекса, у белорусских читателей появилась возможность ознакомиться с более чем 70 уголовными делами женщин, отбывавших незаконное наказание в этом лагере. Но сначала хотелось бы рассказать об общем впечатлении от ситуации в Казахстане с вопросами памяти жертв репрессий, реабилитации и доступом к архивам бывших советских репрессивных органов.  

Памятный камень жертв репрессий - узниц из Беларуси

Пример Казахстана в вопросе памяти и реабилитации жертв репрессий можно оценить как уникальный. Ведь Нурсултан Назарбаев находился (а, скорее всего, и сейчас находится) у власти ещё со времён СССР:  как председатель Совета Министров Казахской ССР (1984—1989), с 1989 года — первый секретарь Центрального комитета коммунистической партии Казахстана, а с 1990 как председатель Верховного Совета КССР. В 1990 году Назарбаев стал первым президентом Казахстана и занимал этот пост вплоть до недавнего времени, став рекордсменом среди всех постсоветских республик. На партийной работе Назарбаев находился ещё с 1969 года (младший его на 15 лет Лукашенко тогда ещё только учился в школе), проходя шаг за шагом ступени партийной иерархии. И в то же время, отношение к коммунистическим репрессиям да и вообще к советской власти в Казахстане и Беларуси кардинально отличаются.

Памятник жертвам репрессий (г. Балхаш)

Сейчас по инициативе президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева проводится  огромная работа по полной реабилитации жертв политических репрессий. 24 ноября 2020 года был издан Указ президента № 456 «О Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий». Кроме республиканской комиссии во всех областях работают комиссии регионального уровня, в которые вошли лучшие специалисты в этой теме. Перед учеными, экспертами, представителями государственных органов и общественными активистами поставлена задача на основе архивных источников собрать сведения и составить перечень категорий всех жертв политических репрессий, кто был невинно осужден и фактически не реабилитирован. Представители комиссий имеют неограниченный доступ к архивам бывших репрессивных органов, которые до недавнего времени были под грифом «секретно» или доступ к которым был ограничен.

Наиболее показательным в этом плане может быть интервью «Память о жертвах политических репрессий должна объединить наш народ», которое дал председатель подкомиссии по поэтапному рассекречиванию закрытых архивных фондов, созданной при Республиканской комиссии, Депутат Мажилиса Парламента РК Берик Абдыгалиулы, сайту "Казинформ". В своем интервью депутат озвучивает мысли, за которые в современной Беларуси можно было бы получить уголовный срок за «оправдание нацизма». Например: «Рассматривается вопрос о реабилитации людей, служивших в Туркестанском легионе [Туркестанский легион (нем. Turkistanische Legion) — один из «восточных легионов» (национальных вооружённых формирований) вермахта, созданный из представителей тюркских народов и республик Центральной Азии, который принимал участие во Второй мировой войне на стороне нацистской Германии, — «Википедия»]. Большинство из них попали в плен и были вынуждены воевать в легионе. Говорят, что среди них есть люди, которые не подлежат реабилитации. Спорные вопросы по таким людям нужно рассматривать индивидуально. Большинство из них приговорены к расстрелу, то есть, были репрессированы. Некоторые были осуждены на 20-25 лет». Можно только представить, что было бы с человеком и, тем более, депутатом, который бы произнёс настолько крамольные мысли в современной Беларуси.

Кроме того, озвучены ещё более кощунственные с точки зрения коммунистического мировоззрения вещи: «Сейчас я, в рамках комиссии, больше занимаюсь исследованием вопроса о вооруженных отрядах, которые называли бандитскими, действовавших в 1927-1933 годах. Будут составлены поименные списки... Мы должны вернуть имена повстанцев народу. Кроме названных были еще сотни отрядов. Эти люди были действительно храбрецами… И там восставшие выступили против власти не потому, что голодали, они выступили на защиту своей религии, против оскорбления своего духа... Историки в нашей комиссии в таких случаях будут искать ответ на вопрос: почему эти люди совершили убийства? Возможно, это были убийства солдат, которые пришли, чтобы истреблять жителей аула. Согласно политике тех времен, люди, убивавшие красноармейцев, пришедших с такими целями, тоже считались убийцами. По сегодняшним понятиям, они пытались защитить свои аулы от издевательств со стороны красных».

Ещё одна интересная тенденция – это отношение в Казахстане к периоду Российской империи как к колониализму. Из того же интервью: «У нас есть еще непонимание ценности независимости. Многие считают, что независимость досталась нам легко. Да, так может показаться, что Советский Союз распался и мы сразу стали независимыми. И мы до сих пор не раскрыли таких понятий, как борьба за независимость, как жертвы, понесенные на пути к независимости. Кто эти жертвы? К ним нужно отнести всех, кто боролся против колониализма. Даже если они не говорили о независимости, всех, кто боролся с захватчиками, нужно считать жертвами на пути к независимости. Всех, кто пострадал в царское время, при коммунистической власти, нужно считать жертвами».

И, действительно, даже в малых городах Казахстана теперь есть улицы и памятники в честь героев антироссийских, национально-освободительных и антисоветских восстаний и движений. Люди, которые как наш Кастусь Калиновский, боролись против российской оккупации Казахстана, за независимость сегодня очень уважаемые и востребованные герои. В то время, как в современной Беларуси (в том числе и при помощи российских историков-пропагандистов) идёт  компрометирование, низвержение и развенчание культа белорусских национальных героев и навязывание общероссийских вроде Александра Суворова и Александра Невского.

Памятник Агыбай батыру - лидеру национально-освободительного восстания (г. Балхаш)

Ещё одной объединяющей казахскую нацию темой является катастрофа Голодомора (или Ашаршылыка)  1931—1933 годов. Тогда от голода умерло от 1 млн (оценка Роберта Конквеста) до 1,75 млн человек (оценка Абылхожина, Козыбаева и Татимова, 1989). Около 1 миллиона казахов вынуждены были откочевать в сопредельные регионы. Теперь памятники жертвам Голодомора есть во многих казахстанских городах и деревнях.

Памятник жертвам Голодомора (г. Балхаш)

Важнейшей основой Памяти жертв репрессий является научная работа по изучению документов репрессивных органов, созданию экспозиций в музеях, изданию книг, в том числе и сборников документов. Объём этих исследований, осуществляемых за государственный счёт в государственных научных учреждениях, не идёт ни в какое сравнение с тем, что происходит в нынешней Беларуси, где за всё время правления Лукашенко не было защищено ни одной диссертации на тему репрессий, а упоминание репрессий постепенно исчезает даже из школьных учебников. Среди изданий можно отметить пятитомный сборник документов «Ашаршылык. Голод. 1928–1934. Документальная хроника», четырёхтомный сборник «Из истории депортаций. Казахстан. 1930-1935 гг.» (уже вышедшие три тома свободны для скачивания здесь),  «История лагерей ГУЛАГа и ГУПВИ в Казахстане: опыт и проблема изучения» (Турганбек  Алланиязов, 2021), «Карлаг. Очерки истории Карагандинского исправительно-трудового лагеря ОГПУ-НКВД-МВД СССР» (сост: Т. К. Алланиязов, Н. Т. Жумалілова, Ж. М. Баймурынов, 2012), «Карлаг. Альбом» (сост.: Н.Т.Жумадилова, Ж.М.Баймурынов, Б.А.Жунусова, 2012), «Японские военнопленные в Карагандинской области» (Алланиязов Т. К., Жумалiлова Н. К., Баймурынов  Ж. М., 2011), «Карлаг: Кенгирское восстание: к истории восстания заключенных 3-го отделения Степного лагеря МВД СССР (16 мая - 26 июня 1954 года)» (Алланиязов Т., 2010), «Акмолинский лагерь жен «изменников родины»: история и судьбы»» (Анфиса Кукушкина, 2008), серия книг “Азалы кітап - Книга скорби” (12 томов по всем 14 областям страны + 13 том «Захоронение Жаналык. Мартиролог» (под ред. Анес Г., 1995-2012), «Красный террор. Сборник архивных материалов политических репрессии 20-50-х годов ХХ века» (2008), «Прошу снять с меня незаслуженное клеймо 58-й статьи»: эго-документы в истории политического террора в Казахстане» (сост. Альбина Жанбосинова, 2020), «Большой террор в Казахстане» (Ильяс Козыбаев, 2019), «Сталинизм в Казахстане в 1920-1940-е годы» (Койгельдиев, 2009), «Движение Алаш = Алаш қозғалысы». (в 4 томах. (5 книг), сост.: Грибанова Е., Койгельдиев М., 2004-2007), «Коллективизация в Казахстане: трагедия крестьянства. (Козыбаев М., Алдажуманов К., Абылхожин Ж., 1992), «Элиминация байских хозяйств в Казахстане на рубеже 20-30-х гг. XX в.: новые подходы, методы и технологии» (Жакишева С., 2021), «Последний рубеж защитников номадизма. История вооруженных выступлений и повстанческих движений в Казахстане (1929-1931 гг.)» (Алланиязов Т., Таукенов А., 2009) и десятки других.

К слову, Музейно-мемориальный комплекс жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР» готовит сборник документов на основе более чем 70 дел, которые Лукашенко передал в дар этому музею. Кстати, эти дела до сих пор недоступны исследователям в Беларуси, но свободны для изучения в Казахстане. Белорусский документационный центр планирует на своих страницах опубликовать некоторые из наиболее интересных дел, которые стали доступны нам в цифровом виде, благодаря сотрудникам «АЛЖИРа».

Обложка одного из более чем 70 дел, предоставленных музеем «АЛЖИР»

В целом, опыт Казахстана, чья новая столица стала символом устремлённости в будущее, показывает, что современное постсоветское государство, даже возглавляемое бывшим коммунистическим лидером, может без негативных последствий отказаться от советского наследия, изучать и осуждать преступления коммунистического режима и строить новую государственную идеологию именно с позиции Независимости на всё – в том числе, и на свою историю. Иначе и не может быть построено независимое государство.

Завершить эту статью хочется словами директора музейно-мемориального комплекса жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР» Болата Жунисбекулы: «Наши посетители становятся свидетелями уничтожения казахов как нации, страдания тысячи безвинных жертв Диктатуры Советов, начатого с колонизации казахских земель царской Россией. И в глубине души соглашаются с тем, что ностальгия о прошлом и якобы о пережитом коммунизме является кощунством. Проходя сквозь муки свободы, они ощущают на себе бесценное преимущество независимой Родины – Республики Казахстан».

 К сожалению, для подобного осознания нашего прошлого на государственном уровне современной Беларуси не хватило и 30 лет Независимости.

Продолжение следует

Белорусский документационный центр  вместе с Музейно-мемориальным комплексом жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР»