Трансформация «Платформы»

   Частное культурно-просветительское учреждение «Платформ инновейшн» закрылось, чтобы воскреснуть под новым именем и с новым руководителем 

Информационно-просветительское учреждение «Платформа» было зарегистрировано 16-го июня 2011 года и начало свою деятельность под руководством Андрея Бондаренко «с целью защиты прав и законных интересов осуждённых, а также людей, сталкивающих с судебной системой, со следственными органами, с досудебным расследованием». Регистрация организации прошла через несколько месяцев после освобождения Бондаренко из колонии. В 2008 году он баллотировался в депутаты Палаты представителей, но не был избран, после чего пытался оспорить результаты голосования. Бондаренко был привлечён к суду по обвинению в экономическом преступлении, и осуждён сначала к 7-ми, а после повторного рассмотрения к 6-ти годам лишения свободы и находился за решёткой в ИК-2 с мая 2009 года. 22-го марта 2011 года Минский городской суд признал его невиновным. После оглашения этого решения Андрей Бондаренко был освобождён из-под стражи в зале суда.

В первые месяцы своей деятельности «Платформа» придала гласности ряд громких дел нарушения прав граждан работниками милиции, за что её сотрудники постоянно подвергались давлению. Так, Андрея Бондаренко задерживали сотрудники КГБ, где он был поставлен на профилактический учёт, его не выпускали из Беларуси, конфисковали ноутбук, осудили на сутки и под стражей доставляли в налоговую инспекцию. Алёна Красовская-Касперович была задержана, три дня провела в ЦИП на улице Окрестина, после чего её вывезли в поле, где выпустили. Волонтёр «Платформы» Юрий Чигилейчик был задержан, избит, а после осуждён по ч. 1 ст. 328 УК РБ на 3 года 6 месяцев ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа...

В июле и августе 2012 года Инспекция по налогам и сборам по Советскому району г. Минска дважды привлекала ИПУ «Платформа» к административной ответственности за различные нарушения, оба раза наказывая организацию штрафами. В августе было получено определение о возбуждении производства по делу о ликвидации «Платформы». В Хозяйственный суд г. Минска с исковым заявлением о ликвидации учреждения обратилась та же Инспекция по налогам и сборам. Суд счёл, что имеется достаточно оснований для возбуждения производства по делу и проведения подготовительного судебного заседания. Вскоре «Платформа» была закрыта, а уже в декабре возродилась под новым названием – 12-го декабря 2012 года была зарегистрирована новая организация – частное культурно-просветительское учреждение «Платформ инновейшн».

За время своего существования организация и её сотрудники оказывались в центре нескольких крупных скандалов. Так, во время обсуждения информации о подписании прошения о помиловании после многомесячного давления и пыток кандидатом в президенты Андреем Санниковым, когда тот находился ещё в колонии, в январе 2012 года сотрудник «Платформы», бывший политический заключённый Никита Лиховид высказался: «Я считаю, что этого не надо было делать, надо было страдать по-честному. Без сомнения, это очень сильно подорвёт его политические позиции. Это то, чего и добивался Лукашенко: уничтожить его как политика…». Лиховид обозвал Санникова «политическим трупом». Это вызвало резкую реакцию со стороны его жены Ирины Халип, на что Лиховид ответил статьёй «Лучше смерть, чем бесчестие», где он обвинил белорусскую оппозицию в деградации, лжи и недостаточном желании страдать:

«Неприкрытая ложь, обильно сдобренная унижениями, становятся нормой оппозиционно-журналистского этикета…», «деградация оппозиционной среды достигает своего пика», «борьба за честь, достоинство, веру, Свободную Беларусь, скатилась до банальной халтуры на западные гранты» и т.п.

После, в ноябре 2013 года во время осложнения ситуации с другим политическим заключённым Николаем Автуховичем, когда в тюрьме города Гродно он был вынужден вскрыть лезвием живот, Андрей Бондаренко в интервью "Правозащитник: Не все тюремщики из "черного списка" должны там быть" «Еврорадио» осудил «эмоциональный поступок», заявив:

«В данном случае необходимо было выбрать другой метод защиты. Николай сделал такой выбор, это его дело, и мы будем поддерживать политзаключенного. Но это не говорит о том, что начальник гродненской тюрьмы в этом случае должен быть внесен в список невъездных. Потому что каких-либо других доказательств его причастности к давлению, к пыткам и жесткому бесчеловечному обращению с заключенными мы не имеем».

При этом сам Андрей Бондаренко, как бывший заключённый, отлично знал, что именно сама администрация тюрьмы или колонии может поставить осуждённого в подобную ситуацию, когда у него нет другого выхода. Так, он сам утверждал в интервью «Солидарности», что, будучи однажды помещён в «пресс-хату», имел при себе лезвие и был готов ко всему. Заявление руководителя «Платформы» тогда вызвало возмущение среди бывших политических заключённых, в частности статью Дмитрия Бондаренко «Осторожно, клоны!», на которую ответила своей статёй «Осторожно, клоУны!» Алёна Красовская-Касперович, где крайне неуважительно отнеслась к бывшему политическому заключённому. 

Самые же серьёзные проблемы у организации начались в апреле 2014 года, когда по обвинению в хулиганстве был задержан руководитель «Платформ инновейшн» Андрей Бондаренко. 12-го августа Суд Октябрьского района Минска приговорил его к 4-м годам лишения свободы в колонии усиленного режима, за счёт амнистии срок был сокращён до 3-х лет. Бондаренко признан виновным в совершении хулиганства, злостного хулиганства и особо злостного хулиганства (части 1, 2 и 3 статьи 339 УК). 21-го октября судебная коллегия Минского городского суда оставила этот приговор в силе. Арест и осуждение руководителя организации серьёзно осложнил отношения между Бондаренко и его родными, с одной стороны, и представителями «Платформ инновейшн», с другой, которые выдвигают друг к другу различные претензии и не могут поделить спорное имущество. Кроме того, у Бондаренко сложилась очень тяжёлая ситуация на месте отбывания наказания: он объявлял голодовку, требовал отбытия наказания в одиночной камере, находился в ШИЗО и был 2-го марта 2015 года «из соображений безопасности» переведён из Бобруйской колонии в Шкловскую. 

Но на этом беды организации не закончились: в августе 2014 года был задержан ещё один учредитель организации Михаил Жемчужный. Его обвинили в умышленном разглашении сведений, составляющих служебную тайну, незаконном приобретении (изготовлении) средств для негласного получения информации, составляющей служебную тайну, и даче взятки, что подпало под три статьи Уголовного кодекса: ст. 376 ч. 1 и 2, ст. 375 ч. 1 и ст. 431 ч. 1 и 2. 10-го июля 2015 года Витебским областным судом ему был вынесен приговор: Михаил Жемчужный (который с 2007 по 2012 годы уже отбывал наказание по экономической статье) проведёт ещё 6 лет в колонии строгого режима, также на 2 года и 8 месяцев Михаил лишён права выполнять организационно-правовые функции.

Уже после того, как Бондаренко оказался в колонии, фактический руководитель «Платформы» Алена Красовская-Касперович дала вызвавшее большой общественный резонанс интервью Naviny.by «В тюрьмах условия стали лучше. Теперь там почти как в армии». Красовская-Касперович (муж которой в 2012 году погиб или был убит в колонии при очень подозрительных обстоятельствах, и тогда она сама заявляла, что «смерть в наших колониях, к сожалению, отнюдь не редкость, а проводимые проверки позволяют сделать лишь один вывод – в местах лишения свободы жизнь заключённых находится под угрозой») заявила, что в белорусских тюрьмах стало значительно лучше, там делают евроремонты, на политических заключённых не производится никакого давления, и, кроме того, она заявила, что поддерживает смертную казнь:

Я сейчас выскажу мысль, за которую меня разорвут, но я не считаю, что в отношении политзаключенных есть особое отношение, что их там прессуют. Просто наши политзаключенные не привыкли к тому, что они находятся в местах лишения свободы. Понятно, всем там дискомфортно... Коль ты попал туда за какое-то деяние, то уже не ной, что называется… 

и далее: "Пока у нас люди, которые сидят на пожизненном заключении, могут выйти на свободу через 20 лет, я выступаю за смертную казнь..." 

В ответ на это в июне 2015 года в адрес «Платформ инновейшн» было отправлено Открытое письмо, подписанное 55-ю представителями правозащитных организаций, бывших политзаключённых и их родственников, общественных деятелей и простых граждан, чьи родные находятся в заключении, в котором они потребовали, чтобы организация опубликовала результаты своих мониторингов. Ни о каких секретных финансовых отчётах речь в обращении не шла:

 «Требуем руководство «Платформ инновейшен» обнародовать свой мониторинг мест заключения, а также информировать общественность, согласно какой МЕТОДОЛОГИИ осуществлялся данный мониторинг. Открытые результаты мониторинга, и прозрачность его проведения, являются одним из индикаторов независимого правозащитного наблюдения».

Но в ответ Красовская-Касперович, давая интервью «Радыё свабода», заявила:

«Увогуле, мы ня лічым, што ад нас нехта можа чагосьці патрабаваць. Па-другое, мы ня лічым, што гэтыя 55 — прадстаўнікі нейкай грамадзянскай супольнасьці. Гэта нейкая незразумелая для нас група таварышаў, большасьць імёнаў для нас увогуле незнаёмыя. І мы нават не імкнёмся іх ведаць». 

 Напомним, что письмо подписали близкие политических заключённых (Марина Адамович, Марина Лобова, Валентина Олиневич, Ядвига Рубцова, Виктор Рубцов), бывшие политзаключённые (Дмитрий Дрозд, Павел Северинец, Дмитрий Дашкевич, Анастасия Дашкевич, Александр Федута, Николай Автухович и др.), правозащитники и адвокаты (Раиса Михайловская, Сергей Устинов, Павел Левинов, Леонид Судаленко, Владимир Букштынов, Тамара Сидоренко, Игорь Ледник, Игорь Рынкевич и др.), десятки известных общественных активистов, кого по какой-то причине Красовская-Касперович не считает представителями общественности. 

Но самой главной новостью оказалось то, что ещё с апреля месяца налоговая инспекция инициировала уже очередную ликвидацию  «Платформ инновейшн». Впрочем, Красовская-Касперович заявила о планах создать новую организацию (можно предположить, что уже как настоящий руководитель, без участия Бондаренко и Жемчужного), для которой уже придумано название «Регион 119».

 

Белорусский документационный центр

 

 

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры