Лидия Николаева: К лицам, претендующим на занятие адвокатской деятельностью, предъявляются требования гораздо более строгие, чем к кандидатам на должности, несоизмеримо более ответственные

Общественная дискуссия по обсуждению Закона Республики Беларусь "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь" началась. Открываем мы ее мнением практикующего юриста Лидии Николаевой. Почему на занятие адвокатской деятельностью наложены ограничения из-за «темного прошлого»?  В Беларуси сейчас, как говорят в народе: от тюрьмы и от сумы не зарекайся...

Лидия Николаева, юрист:

"Возьмем, например, бывшего заместителя Генпрокурора. А, если он для примера староват, то замначальника отдела по расследованию ДТП Минского областного УСК, получивших по 6 лет ЛС по громкому коррупционному делу. Вот они, наверняка, не думали, что так карты лягут, соглашались с формулировкой, говорили о "репутации" и т.д. А когда они освободятся и решат работать по профессии юриста, они поймут, что им пожизненно закрыта дорога в адвокаты, риэлтеры, аудиторы, специалисты по безопасности и много-много куда, для профессий которых или для получения лицензий это ограничение прописано…"

Согласно плану подготовки законопроектов на 2015 год в сентябре 2015 года подготовлен проект Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (совершенствование норм закона с учетом практики его применения), который в декабре 2015 года должен быть внесён на рассмотрение в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь.

В связи с тем, что в настоящее время открыто общественное обсуждение законопроекта, я как практикующий юрист (индивидуальный предприниматель, оказывающий юридические услуги), хотела бы внести на рассмотрение собственное предложение:

дополнить статью 1 законопроекта пунктом 3.1 следующего содержания:

«3.1. Абзац третий статьи 8 изложить в следующей редакции:

«имеющее непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления;»,

либо дополнить её пунктом 4 аналогичного содержания (кроме номера пункта) с соответствующим изменением нумерации пунктов 4-34 статьи 1 законопроекта.

Ниже я привожу свое обоснование необходимости данного дополнения законопроекта.

В соответствии со статьей 41 Конституции Республики Беларусь гражданам Республики Беларусь гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека, то есть право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, образованием, профессиональной подготовкой и с учетом общественных потребностей, а также на здоровые и безопасные условия труда.

Таким образом, право заниматься адвокатской деятельностью, оказывать юридическую помощь, выбрать профессию адвоката гарантировано Основным Законом Республики Беларусь.

В настоящее время данное право ограничено абзацем третьим статьи 8 Закона Республики Беларусь от 30 декабря 2011 года № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее Закон об адвокатуре), в которую внесение изменений и дополнений обсуждаемым законопроектом не предусмотрено. Ограничение предусмотрено для лиц, ранее совершивших умышленные преступления, вне зависимости от категории преступления (его тяжести), снятии либо погашении судимости за них, а также является пожизненным.

В силу статьи 99 Уголовного кодекса Республики Беларусь (УК) погашение или снятие судимости аннулируют правовые последствия уголовной ответственности. Несмотря на это Закон об адвокатуре содержит ограничение, связанное с самим фактом совершения преступления, а не с судимостью за него.

Приведем пример аналогичного ограничения в связи с фактом совершения гражданином преступления, предусмотренного законодательством Республики Беларусь для кандидатов на высшую и самую ответственную должность в Республике Беларусь – должность Президента Республики Беларусь, доверие которому выражает весь народ Беларуси, а также для кандидатов в депутаты, которым доверяет принятие важнейших государственных решений население избирательных округов и участков.

В части шестой статьи 60 Избирательного кодекса Республики Беларусь установлено, что кандидатами в Президенты Республики Беларусь, в депутаты не могут быть выдвинуты граждане, не имеющие права в соответствии с законодательством Республики Беларусь занимать должности в государственных органах и иных государственных организациях в связи с наличием судимости.

Конституционный Суд Республики Беларусь (далее – КС) в своем решении от 18.11.2013 № Р-854/2013 указал, что требования к кандидату в Президенты Республики Беларусь, в депутаты должны устанавливаться с учетом того, что эти лица избираются на государственные должности, предполагающие осуществление ими конституционно значимых функций, в том числе принятие законов и иных важных государственных решений. Занятие государственных должностей лицами, обладающими соответствующими морально-этическими, нравственными качествами, способствует исключению возникновения сомнений у граждан в законности и бескорыстности действий таких лиц как носителей публичной власти. Конституционный принцип верховенства права предполагает всеобщую связанность правом и уважение закона, поэтому отказ в регистрации лица, имеющего судимость, в качестве кандидата в Президенты Республики Беларусь, в депутаты следует рассматривать в качестве меры, направленной на обеспечение легитимности органов публичной власти, публичного правопорядка и действенности принципов правового демократического государства.

Таким образом, закон ограничивает возможность гражданина быть избранным и осуществлять деятельность по управлению целым государством, а также по принятию правовых императивов, обязательных на территории всей страны или ее административно-территориальных единиц, только для лиц, имеющих судимость. На лиц, ранее совершивших преступления, чья судимость снята или погашена, либо в отношении которых уголовное преследование прекращено по нереабилитирующим основаниям, такое ограничение не распространяется. КС согласился, что данного ограничения достаточно для того, чтобы гарантировать отсутствие у граждан сомнений в законности и бескорыстности действий лиц, которые, как отмечено в решении, осуществляют конституционно значимые функции и принимают государственные решения.

В этой связи совершенно непонятно, почему к лицам, претендующим на занятие адвокатской деятельностью, которая хоть и важна, а лицо, ее осуществляющее обязано пользоваться доверием клиента, предъявляются требования и выставляются ограничения гораздо более строгие, чем к кандидатам на должности, несоизмеримо более ответственные и требовательные к репутации претендента.

В решении от 23.12.2011 № Р-657/2011 «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» КС данному ограничению отдельную оценку не дал, а оценил в совокупности все ограничения права на осуществление адвокатской деятельности, предусмотренные статьей 8 Закона об адвокатуре, что не позволяет увидеть позицию КС по конкретному вопросу. Сравнивая формулировки данного решения и решения от 18.11.2013 № Р‑854/2013, в котором вопрос о судимости рассмотрен конкретно, складывается впечатление, что это сделано умышленно, или по крайней мере КС не придал должного значения данному ограничению.

По мнению КС, установление всех указанных в статье 8 Закона об адвокатуре ограничений служит цели обеспечить доступ к адвокатской деятельности лиц, не только имеющих высокий уровень юридической подготовки и, следовательно, обеспечивающих выполнение основных задач адвокатуры - оказание на профессиональной основе юридической помощи клиентам для осуществления и защиты их прав, свобод и интересов, участие в правовом воспитании граждан, но и вызывающих доверие своим поведением и репутацией как в профессиональной деятельности, так и вне ее. Эта цель является конституционно значимой, в связи с чем ограничения права на осуществление адвокатской деятельности следует признать соразмерными ей, не искажающими сущности названного права и юридически оправданными. Такой подход законодателя согласуется с пунктом 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ), предусматривающим, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Совершенно ясно, что ограничение на доступ к профессии адвоката гражданам за совершение умышленных преступлений, которые после их совершения и аннулирования всех правовых последствий уголовной ответственности, полностью восстановлены в правах и ведут законопослушный образ жизни, не может преследовать цель обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе, в связи с чем ссылка КС на ВДПЧ явно никакого отношения конкретно к этому ограничению не имеет.

Проанализируем аналогичное белорусскому Закону об адвокатуре законодательство государств-членов Евразийского экономического союза, по отношению к которым у Республики Беларусь имеются международные обязательства по проведению согласованной социальной и экономической политики.

В соответствии с п.2 ч.2 ст.9 Федерального закона от 31 мая 2002 года №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ч.2 ст.7 Закона Республики Казахстан от 5 декабря 1997 года № 195-I «Об адвокатской деятельности», п.2 ч.2 ст.19 Закон Кыргызской Республики от 14 июля 2014 №135 «Об адвокатуре Кыргызской Республики и адвокатской деятельности», п.2 ст.33 Закона Закон Республики Армения от 14 декабря 2004 года № ЗР-29-Н «Об адвокатуре» ограничение в связи с совершением преступления лицом, претендующим на право заниматься адвокатской деятельностью, во всех странах ЕАЭС, за исключением Беларуси, связано исключительно с судимостью данного лица за совершение преступления. В случае прекращения уголовного дела такое ограничение не возникает, а в случае погашения или снятия судимости - снимается.

Я умышленно не стала в пользу своих доводов приводить примеры законодательного регулирования адвокатской деятельности в странах Евросоюза, чтобы не быть обвиненной в «политической дальнозоркости», а привела примеры самых близких нам в экономическом, социальном и политическом плане государств. Но если говорить о территориальных соседях, то только Литовская Республика, требующая в соответствии с Законом от 25 июня 1998 года № VIII-811 «Об адвокатуре» безупречной репутации адвоката, допускает отказ заявителю в признании адвокатом в случае совершения им тяжкого умышленного преступления вне зависимости от судимости. В остальных же случаях после погашения судимости заявитель вправе стать адвокатом в Литве. Украина, вводя ограничение, тоже исходит из категорий преступлений, но предусматривает его только для лиц, судимых за преступления средней тяжести, за которые назначено наказание в виде лишения свободы, тяжкие и особо тяжкие преступления. При этом судимость лица за преступления небольшой тяжести вне зависимости от наказания либо средней тяжести, за которые назначено наказание, не связанное с лишением свободы, не является препятствием для занятия адвокатской деятельностью (п.1 ч.2 ст.6 Закона Украины от 5 июля 2012 года № 5076-VI).

Если же говорить отдельно о равноправии граждан Республики Беларусь и Российской Федерации, являющихся одновременно гражданами Союзного государства в соответствии со ст.14 Договора о создании Союзного государства от 08.12.1999, то ситуация и вовсе выглядит странно. Республика Беларусь пожизненно не допускает к оказанию юридической помощи собственных граждан, ранее совершивших умышленные преступления, но правовые последствия уголовной ответственности которых аннулированы прекращением уголовного преследования, снятием или погашением судимости, а Российская Федерация таким гражданам Республики Беларусь предоставляет право получить статус адвоката в России и тем самым пусть и в ограниченном объеме, но всё же оказывать юридическую помощь на территории Беларуси, одновременно при этом совершенно свободно работая на своей огромной территории. Таким образом, неоправданными ограничениями Республика Беларусь вынуждает собственных граждан покидать родную землю в поисках работы и пополнять ряды трудовых мигрантов, ибо не секрет, что любому профессионалу со стажем, особенно в возрасте, практически невозможно сменить род деятельности, чтобы заработать себе на жизнь и прокормить семью.

Особенно печально, что всё это делается под единственным предлогом -  якобы гарантировать получателям юридической помощи, что адвокат будет вызывать у них «доверие своим поведением и репутацией как в профессиональной деятельности, так и вне ее», как указано в решении КС. А предлог этот не выдерживает никакой критики.

Во-первых, это совершенно голословное утверждение, потому что никогда не проводилось, не публиковалось и иным образом не доводилось до сведения общественности исследование зависимости уровня доверия клиента от факта совершения его защитником умышленного преступления. Мягко говоря, законодатель только предполагает, что лицо, ранее совершившее умышленное преступление, при прочих равных условиях с иными лицами, имеющими статус адвоката, будет пользоваться меньшим доверием или не будет пользоваться им вообще. Реальность же такова, что лицо, совершившее преступление, при прочих равных условиях скорее выберет себе защитника, на собственном опыте знакомого с теми тяготами и лишениями, которые связаны с уголовной ответственностью. Такой защитник лучше бы понимал цену обещаний следователей, принципиальности прокуроров и ответственности судей; осознавая состояние своего подзащитного, не считался бы с личным временем; не шел бы на сделки с совестью ради сохранения собственного благополучия. Что же касается экономических споров, то рейтинг адвокатов, занимающихся ими, никогда не был связан с чем-либо кроме опыта и профессиональных навыков. Иными словами, если предоставить субъекту хозяйствования право выбирать, кому поручить представление своих интересов: молодому адвокату без опыта, но с прекрасной репутацией в быту, или набившему руку в спорах с контролирующими органами адвокату, ранее совершившему умышленное преступление, то первый работу и профессиональный опыт не получит, и гордиться ему кроме своей репутации будет не чем.

Во-вторых, совершенно ясно, что если пожизненный запрет человеку на занятие определенной деятельностью связан только лишь с его репутацией, а не какими-либо правовыми последствиями совершения им преступления, то мы имеем дело с «клеймением» такого лица. Государство навешивает такому лицу ярлык и всю оставшуюся жизнь противопоставляет его тем, кто преступление никогда не совершал. Сферы деятельности, где может реализовать свои возможности белорусский юрист, не имеющий статуса адвоката, постоянно сокращаются, юристы вынуждены получать адвокатские лицензии, чтобы попасть в суды, участвовать в административном процессе и т.д., и хороший специалист, ранее совершивший преступление, становится изгоем в своей профессиональной среде. Государство отрицает право человека на ошибку, а призывы сделать шаг навстречу оступившемуся, но вернувшемуся к законопослушной жизни члену общества остаются пустыми декларациями. Вместе с тем и мораль, и право признают, что последствия уголовной ответственности не могут и не должны длиться вечно. Поэтому главой 13 УК предусмотрены условия погашения и снятия судимости, которые аннулируют правовые ограничения, наложенные на лицо фактом его осуждения за совершение преступления. Таким образом, пожизненное ограничение, присутствующее в белорусском законе, противоречит принципам уголовной ответственности, а также является антигуманным.

В-третьих, аннулирование правовых последствий уголовной ответственности означает невозможность предоставления официальных сведений о привлечении лица к такой ответственности иным лицам, кроме государственных органов, имеющих служебный доступ к данной информации и использующих её исключительно в оперативных целях. Возникает резонный вопрос, каким образом сведения о совершении лицом преступления, судимость за которое снята либо погашена, могут стать доступными для клиента такого лица в случае оказания первым последнему юридической помощи, отразиться тем самым на репутации адвоката и подорвать кредит доверия, о котором так печётся государство? Обязанность сообщать клиенту сведения из своей биографии законом на адвоката не возлагается, а полномочиями на проведение спецпроверок клиент не обладает. Неужели в случае отмены обсуждаемого ограничения государство станет принуждать адвоката носить на себе то самое «клеймо или ярлык», о которых я сказала выше, или специальную нарукавную повязку как в нацистской Германии, чтобы клиент случайно не доверился адвокату с дурной репутацией? Звучит неприятно, но сохраняя такое ограничение, государство фактически поступает подобным образом уже сейчас.

Выводы таковы. Либо существующее ограничение было имплементировано в закон ошибочно, «с запасом» и без оглядки на опыт других государств и, следовательно, должно быть скорректировано как неоправданное, негуманное и противоречащее логике закона, либо имеются иные скрытые причины для того, чтобы конкретно в белорусскую адвокатуру никогда не попали граждане, имеющие опыт совершения преступлений, в том числе и ныне законопослушные. В последнем случае народ имеет право знать, что это за причины для подобной дискриминации и почему Республика Беларусь остается единственной страной среди дружественных нам государств, применяющей такое пожизненное ограничение.  

Лидия Николаева, юрист.

 

Белорусский документационный центр

Статьи по теме

  • 28.09.2015

    Комитет по правам человека ООН и белорусы: разъяснения юриста (продолжение)

    Читать начало статьи Комитет по правам человека ООН. Как Республика Беларусь реагирует на его решения?  Насколько выполняет свои международные... Читать далее

  • 24.10.2015

    Дмитрий Дрозд: одна из основных проблем адвокатуры – это всеобщее неверие в белорусскую судебную систему

    В рамках общественной дискуссии по обсуждению Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «Об... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры