Право адвоката на получение доказательств: теория и практика

"Белорусский документационный центр" представляет читателям профессиональный взгляд практикующего адвоката на некоторые ограничения возможностей адвоката Ольги Сенькевич :

О каком равенстве и принципе состязательности в судах может идти речь, если одна из сторон может получить доказательства, а другая нет? Достаточный ли объем прав имеет адвокат по собиранию и предоставлению доказательств для представления интересов своего клиента? Почему организации и должностные лица не спешат предоставлять ответы  на адвокатские запросы?

Одним из принципов справедливого судебного разбирательства является принцип равенства сторон.

Принцип равенства всех лиц перед судами и трибуналами закреплен в п.1 ст.14 Международного пакта  «О гражданских и политических правах».

Исходя из ч.1 ст.115 Конституции Республики Беларусь правосудие осуществляется на основе состязательности и равенства сторон в процессе. Принцип равенства и состязательности сторон закреплен в ст.19 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее по тексту – ГПК), в ч.1 ст.24 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК). Соответствующий принцип закреплен в ст.2.12 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – ПИКоАП) и ст.18 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК).

Представляется невозможным говорить о равенстве сторон и состязательности в процессе в том случае, если одна из сторон не способна истребовать те доказательства, которые может получить другая сторона.

В связи с этим возникает вопрос о том, достаточный ли объем прав имеет адвокат по собиранию и предоставлению доказательств для представления интересов своего клиента.

Исходя из ст.4 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее – Закон) одним из принципов организации адвокатуры и адвокатской деятельности является использование всех не запрещенных законодательством средств и способов защиты прав, свобод и интересов клиента.

Права адвоката по собиранию и предоставлению доказательств закреплены в ст.17 Закона.

В частности, исходя из абз. 3 п.1 ст.17 Закона адвокат, выступая в качестве представителя или защитника, имеет право самостоятельно собирать и представлять сведения, касающиеся обстоятельств дела. Абз. 4 п.1 вышеуказанной статьи предоставляет право адвокату запрашивать справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи, у государственных органов и иных организаций, которые обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии.

Таким образом, Закон, казалось бы, предоставляет все возможности для оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи своему клиенту по собиранию и предоставлению доказательств. Тем не менее, на практике адвокаты часто сталкиваются с невозможностью получения необходимых доказательств, что обусловлено как пробелами в законодательстве, так и правоприменительной практикой.

Прежде всего, следует обратить внимание на право адвоката самостоятельно собирать и представлять сведения, касающиеся обстоятельств дела. К одному из способов реализации данного права можно отнести право адвоката на опрос граждан. 

В ч.3 ст.103 УПК прямо предусмотрено право защитника представлять доказательства и собирать сведения, необходимые для защиты прав подозреваемого, обвиняемого и оказания им юридической помощи, путем опроса физических лиц.

Вышеуказанная статья в ч.4 закрепляет право иных лиц, в том числе представителя, представлять доказательства. Данная статья распространяет свое действие и на адвоката, являющегося представителем потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика. При этом непосредственно в УПК нет никаких норм, дающих право представителю опрашивать физических лиц в целях получения каких-либо доказательств. При необходимости опросить кого-либо представитель исходит из абз. 3 п.1 ст.17 Закона, дающего ему возможность собирать и представлять сведения, касающиеся обстоятельств дела. Тем не менее, данные нормы могут быть проигнорированы должностными лицами ввиду того, что абз.9 п.1 ст.17 Закона дает адвокату возможность осуществлять только права, предусмотренные Законом и иными актами законодательства. В результате могут возникать конфликтные ситуации с должностными лицами государственных органов, например, следователями, которые отказываются приобщать к материалам дела объяснения лиц, полученные путем опроса представителем. В таких случаях должностные лица ссылаются на нормы УПК, исходя из которых именно защитник, но не представитель, имеет право опрашивать физических лиц.

Схожие ситуации возникают и при участии адвоката в административном процессе.

Согласно п.1 ч.3 ст.6.12 ПИКоАП защитник, представитель лица, в отношении которого ведется административный процесс, участвующие в административном процессе, имеют право представлять доказательства и собирать путем опроса физических лиц сведения, необходимые для защиты прав лица, в отношении которого ведется административный процесс, и оказания ему юридической помощи. В соответствии с ч.4 вышеуказанной статьи доказательства могут быть представлены лицом, в отношении которого ведется административный процесс, потерпевшим, любым физическим и юридическим лицом и их представителями.

Практика применения данных норм аналогична практике применения норм УПК, отраженных ранее в статье. Адвокат, являющийся защитником или  представителем лица, в отношении которого ведется административный процесс, обычно не сталкивается ни с какими проблемами при попытках приобщения объяснений физических лиц к материалам дела. При этом адвокат, являющийся в административном процессе представителем, например, потерпевшего, не может приобщить к материалам дела объяснения граждан ввиду того, что право представителя на проведение опроса нормами ПИКоАП не предоставлено. Как и в случае с уголовным процессом, в административном процессе нормы абз. 3 п.1 ст.17 Закона, предоставляющие право адвокату собирать сведения, не принимаются во внимание должностными лицами органов, ведущих административный процесс.

В ГПК и ХПК полномочия адвокатов, являющихся представителями, на собирание доказательств путем опроса граждан вообще не закреплены.

Безусловно, подобное нормативное регулирование прав адвокатов на получение доказательств, и в особенности практика применения данных норм нарушает принцип состязательности в процессе.

В этом плане достаточно интересным представляется опыт иных государств. В частности, п.2 ч.2 ст.6 Федерального Закона Российской Федерации от 31.05.2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прямо закреплено право адвоката опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь.

Для реализации принципов равенства и состязательности, для предоставления адвокатам возможности беспрепятственно реализовывать свое право собирать и представлять сведения, для обеспечения качественной юридической помощи представляется целесообразным включение подобной нормы и в Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь».

Как было указано выше, Закон предоставляет право адвокату запрашивать справки, характеристики и иные документы, необходимые в связи с оказанием юридической помощи. При этом в соответствии с Законом организации обязаны в установленном порядке выдавать эти документы или их копии. На практике при попытках реализовать данное право адвокаты могут сталкиваться с определенными трудностями.

Прежде всего, Закон закрепляет обязанность организаций выдавать документы, однако в Законе не отражены сроки, в течение которых данные документы должны быть предоставлены. В результате происходят ситуации, когда адвокат направляет запрос о предоставлении ему каких-либо документов или сведений, однако организация в течение длительного периода времени не направляет никакого ответа в адрес адвоката. Отдельные адвокаты в подобных случаях обжалуют бездействия организаций, ссылаясь на Закон Республики Беларусь от 18.07.2011 г. «Об обращениях граждан и юридических лиц», который в ст.17 устанавливает сроки рассмотрения обращений, в том числе письменных, к которым, по мнению адвокатов, относятся и письменные запросы. В результате подобные жалобы остаются без удовлетворения, т.к. по мнению отдельных должностных лиц и судов вышеуказанный Закон на адвокатскую деятельность не распространяется.

Следует отметить также тот факт, что нигде в законодательстве Республики Беларусь не закреплена ответственность за отказ в предоставлении адвокату запрашиваемой информации либо за отсутствие какого-либо ответа на адвокатский запрос. Ст.9.13 ПИКоАП закрепляет ответственность за нарушение законодательства об обращениях граждан и юридических лиц, однако организации не привлекаются к административной ответственности ввиду того, что, как было указано выше, на практике законодательство об обращениях граждан и юридических лиц на деятельность адвокатов не распространяется. При обжаловании отказа организации в предоставлении информации по адвокатскому запросу либо при обжаловании непредставления какого-либо ответа отдельные адвокаты сталкиваются также и с нежеланием государственных органов защищать их права. В частности, при обжаловании адвокатами в судебном порядке бездействий (непредставления сведений) должностных лиц или организацией имеют место отказы в возбуждении гражданских дел. Суды мотивируют свою позицию тем, что бездействие должностного лица или организации не нарушает права адвоката, адвокат имеет возможность истребовать необходимые сведения в соответствии с процессуальным законодательством, и в связи с этим подобные жалобы неподведомственны судам.      

В результате адвокаты попадают в безвыходную ситуацию: право адвоката на получение сведений и обязанность организаций выдавать документы или их копии  юридически закреплено, однако фактически каким-либо образом понудить организацию или должностное лицо к выдаче необходимых сведений, в том числе в судебном порядке, адвокат не может.

С этой точки зрения интересным представляется опыт Украины. Закон от 05.07.2012 г. «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» в ст.24 прямо указывает, что адвокатский запрос – это письменное обращение адвоката в орган государственной власти, органа местного самоуправления, их должностных и служебных лиц, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности и подчинения, общественных объединений о предоставлении информации, копий документов, необходимых адвокату для оказания правовой помощи клиенту. Данная статья в п.2 устанавливает сроки, в течение которых организации и должностные лица обязаны предоставить  адвокату соответствующую информацию, копии документов, кроме информации с ограниченным доступом и копий документов, в которых содержится информация с ограниченным доступом. Пункт 3 вышеуказанной статьи предусматривает  ответственность за отказ в предоставлении информации на адвокатский запрос, несвоевременное или неполное предоставление информации, предоставление информации, не соответствующей действительности, кроме случаев отказа в предоставлении информации с ограниченным доступом.

Нормы ст.6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» также закрепляет сроки, в течение которых организации обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии.

В связи со сложившейся практикой представляется необходимым закрепление в белорусском законодательстве сроков, в течение которых организации и должностные лица обязаны предоставить ответы  на адвокатские запросы. Кроме того, необходимо установить ответственность за  отказ в предоставлении информации на адвокатский запрос, несвоевременное или неполное предоставление информации, предоставление информации, не соответствующей действительности.

 

Автор: адвокат Ольга Сенькевич

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры