Свобода слова адвоката. Международные стандарты и национальное законодательство

Автор: Дмитрий Черных, юрист РПОО «Белорусский Хельсинкский Комитет», магистр права

Одной из важнейших гарантий осуществления адвокатом деятельности по защите прав и свобод своего клиента является право на свободное выражение мнения. Это право служит, в первую очередь, для обеспечения надлежащего выполнения адвокатами своих функций по защите прав и свобод своего клиента. 
Право на свободное выражение мнения закреплено в статье 19 Международного пакта о гражданских и политических правах: «каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору». 
Между тем, данное право не является абсолютным. Пользование им налагает особые обязанности и особую ответственность; оно может подвергаться ограничениям, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми: 
a) для уважения прав и репутации других лиц; 
b) для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. 
В отношении адвокатов международные стандарты содержат ряд положений, которые направлены, с одной стороны, на закрепление права на свободное выражение мнения и соответствующих гарантий, с другой – на создание определенных рамок, в которых такое право может осуществляться. 
Основные принципы, касающиеся роли юристов, принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 года) гарантируют, что «юристы, как и другие граждане, имеют право на свободу выражения мнения, убеждений и собраний. В частности, они имеют право принимать участие в общественных дискуссиях по вопросам, касающимся права, отправления правосудия и поощрения и защиты прав человека, и быть членами местных, национальных или международных организаций или создавать их и принимать участие в их заседаниях, не подвергаясь ограничению своей профессиональной деятельности вследствие своих законных действий или членства в законной организации. Осуществляя эти права, юристы в своих действиях всегда руководствуются правом и признанными нормами и профессиональной этикой юриста». 
Согласно Принципу 1.3 Рекомендации № R(2000)21 Комитета Министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката «адвокаты должны обладать свободой вероисповедания, слова, 
передвижения, собрания и объединения в союзы, а также, в особенности, должны иметь право принимать участие в публичных обсуждениях по вопросам права и отправления правосудия и выступать с предложениями законодательных реформ». 
В Кодексе поведения для юристов в Европейском сообществе, принятом Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза (Страсбург, 28 октября 1988 г.) отмечается, что «в обществе, основанном на уважении норм закона, юрист выполняет специальную роль. Его обязанности не начинаются и не заканчиваются добросовестным исполнением выданных ему инструкций в той мере, в которой это позволяет закон. Юрист должен служить интересам правосудия также, как и интересам тех, кто доверил ему отстаивать и защищать свои права и свободы, и в его обязанность входит не только представлять интересы своего клиента в суде, но и быть его консультантом (советником). Поэтому назначение юриста налагает на него множество юридических и моральных обязательств (иногда оказывающихся в конфликте друг с другом) по отношению к: 
- клиенту; 
- судам и другим органам власти, в которых юрист защищает дело клиента или выступает от его имени; 
- юридической профессии в целом и к каждому члену этого сообщества в частности; и 
- к общественности, для которой существование свободной и независимой профессии, объединенной уважением к правилам, созданным самой профессией, является необходимыми средствами защиты гражданских прав перед лицом власти государства и других интересов в обществе». 
Таким образом, можно сделать вывод о том, что, во-первых, адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободное выражение мнения. При этом, однако, данное право может подвергаться определенным ограничениям, установленных законом и необходимыми для достижения одной из законных целей. Во-вторых, адвокаты, как представители юридической профессии, участвующие в отправлении правосудия, реализуя свое право на свободное выражение мнения, должны руководствоваться правом и принятыми правилами профессиональной этики. 
В европейской практике сформировался подход, основанный на том, что адвокаты должны вести себя таким образом, который служит формированию и сохранению общественного доверия к правосудию. К примеру, выступая в средствах массовой информации, они должны делать это исключительно по существу и ответственно. Особенно это касается высказываний, связанных с процессами, проходящими в данный момент в судах и других органах. Во всех делах, связанных с конфликтом между свободой выражения юриста и требованием гарантировать надлежащее 
функционирование системы правосудия, а также соблюдать достоинство юридических профессий, Европейский Суд по правам человека предоставлял властям значительную степень свободы для формулирования своих оценок1. 
Наглядно данный подход отражен в деле Шёпфер против Швейцарии (1998 год). В этом деле Европейский суд по правам человека пришел к заключению, что статья 10 Европейской конвенции о правах человека не была нарушена в случае, когда Контрольный совет адвокатов в кантоне Люцерна, Швейцария, наложил штраф в размере 500 швейцарских франков на заявителя за нарушение профессиональной этики, которое выразилось в том, что во время созванной им пресс-конференции он критиковал действия окружного префекта и двух окружных клерков в находящемся на рассмотрении деле, в котором он участвовал. Суд подтвердил свое предыдущее решение, согласно которому «особый статус адвокатов отводит им одну из главных ролей в отправлении правосудия как посредников между населением и судами», и добавил, что «эта роль обуславливает обычные ограничения на поведение адвокатов». Учитывая, что «суды как гаранты правосудия, роль которых имеет существенное значение в государстве, основанном на верховенстве закона, должны пользоваться доверием населения», а также принимая во внимание «ключевую роль адвокатов в этой области, можно обоснованно рассчитывать на то, что они будут способствовать надлежащему отправлению правосудия». 
В деле Шёпфер Европейский суд высказал довольно важное соображение: 
«Безусловно, что свобода выражения мнения обеспечивается и адвокатам, которые, разумеется, имеют право публично комментировать отправление правосудия; однако их критические замечания не должны выходить за определенные рамки. В связи с этим следует учитывать необходимость правильного баланса между различными интересами сторон, которые включают право общественности получать информацию о вопросах, возникающих в результате судебных решений, требования в отношении надлежащего отправления правосудия и достоинство юристов…»2. 
Суд пришел к заключению, что, налагая штраф «в умеренной сумме», соответствующий орган не перешел упомянутые пределы в оценке при наказании адвоката. Суд отметил, что в данном случае адвокат «публично высказал свои претензии относительно уголовного дела, которое в тот момент еще находилось на рассмотрении суда по уголовным делам», и при том что «общий характер, серьезность и тон утверждений заявителя» не вызвали замечаний, он «сначала провел пресс-конференцию, утверждая, что это крайняя мера с его стороны, и только потом подал апелляцию в Апелляционный суд Люцерны, которая частично была удовлетворена»; 
наконец, он не обратился в прокуратуру, «неэффективность которой он не пытался установить, делая лишь заявления по этому поводу»3. 
Вместе с тем, несмотря на то, что ограничение критических высказываний в адрес судов в целях защиты их независимости считается допустимым при определенных обстоятельствах, тем не менее, критика, исходящая от адвоката в процессе, как правило, не должна считаться основанием для ограничения свободы выражения мнения. 
В деле Никула против Финляндии (2002 год), рассмотренном в Европейском суде по правам человека, заявительница была адвокатом со стороны защиты. Она утверждала, что было нарушено ее право на свободу выражения мнения в связи с тем, что она была привлечена к уголовной ответственности за диффамацию за высказанную ею, в качестве адвоката защиты, критику в адрес решения прокурора предъявить обвинение одному лицу (мешая, таким образом, клиенту заявительницы быть допрошенным в качестве свидетеля) и не предъявлять обвинение другому лицу (который, следовательно, мог бы свидетельствовать против клиента заявительницы). Европейский суд по правам человека отметил, что, хотя «некоторые из использованных заявительницей терминов были неуместными, ее критика строго ограничивалась исполнением прокурором своих обязанностей в деле против клиента заявительницы, что следует отличать от критики, направленной на общие профессиональные и другие качества прокурора. В данном процессуальном контексте прокурор должен был терпимо отнестись к суровой критике со стороны заявительницы в ее роли адвоката защиты». Суд далее отметил, что разбирающий дело судья, в присутствии которого были высказаны указанные критические замечания, не предпринял попытки наказать заявительницу. Суд в своем решении подчеркнул, что «не может согласиться с тем, что критика, высказанная заявительницей в адрес прокурора и носящая процессуальный характер, представляет собой личное оскорбление». Суд отметил, что угроза постфактум (ex post facto) пересмотра критических замечаний адвоката в адрес другой стороны в уголовном деле - которой, без всякого сомнения, следует признать прокурора - трудно согласовать с долгого адвоката защиты усердно отстаивать интересы своего клиента. В итоге Европейский суд пришел к выводу, что «в отношении заявительницы имело место нарушение статьи 10, выразившееся в том, что решение Верховного суда, в котором он поддержал обвинительный приговор в отношении заявительницы и обязал ее выплатить компенсацию ущерба и судебные издержки, не было пропорционально законной цели, которую преследовало вмешательство». 
Международные стандарты, касающихся деятельности адвокатов, создавая рамки, в которых может быть реализовано право адвоката на свободное выражение мнения, содержат и гарантии в отношении соответствующих заявлений, сделанных адвокатами добросовестно. Так, 
Принцип 20 Основных принципов, касающихся роли юристов, гарантирует, что «юристы пользуются гражданским и уголовным иммунитетом в отношении соответствующих заявлений, сделанных добросовестно в виде письменных представлений в суд или устных выступлений в суде или в ходе выполнения ими своих профессиональных обязанностей в суде, трибунале или другом юридическом или административном органе». На государстве в соответствии с Принципом 16 Основных принципов лежит обязанность обеспечить, «чтобы юристы: а) могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства; b) могли совершать поездки и беспрепятственно консультироваться со своими клиентами внутри страны и за ее пределами; и с) не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозам такого преследования и санкций». 
Принцип 1.4 Рекомендации № R(2000)21 Комитета Министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката закрепляет, что «адвокаты не должны страдать от последствий или подвергаться опасности любых санкций или давлению, когда они действуют в соответствии со своими профессиональными стандартами». 
Действующая редакция Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» в отличии от ранее действующего Закона «Об адвокатуре» 1993 года отдельно не регламентирует право адвоката на пользование свободой слова. Напомним, закон 1993 года в статье 17 закреплял, что «адвокат при осуществлении своей профессиональной деятельности пользуется свободой слова в устной и письменной формах в пределах, определенных задачами адвокатуры и положениями настоящего Закона. Высказывания адвоката, затрагивающие честь и достоинство стороны, ее представителя, обвинителя или защитника, свидетеля, потерпевшего, эксперта, переводчика, не нарушающие Правила профессиональной этики адвокатов, преследованию не подлежат». 
На мой взгляд, это хорошая норма, которая создавала основу для осуществления адвокатом своего права на свободное выражение мнения, и одновременно определяла пределы пользования данной свободой, которой являются правила профессиональной этики. Безусловно, для полноценной реализации данного права необходимо, чтобы адвокаты участвовали в разработке и принятии правил профессиональной этики, которые бы стали основой, определяющей баланс между интересами правосудия и правом адвоката на свободное выражение своего мнения. Проект Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам совершенствования деятельности адвокатуры» делает первый шаг на пути к разработке и принятию правил профессиональной этики адвоката не Министерством юстиции, а непосредственно адвокатским сообществом в лице Республиканской коллегии адвокатов. Делая шаг вперед на пути совершенствования законодательства об адвокатуре в этой части, проект закона не закрепляет такую важную гарантию адвокатской деятельности как право на свободу слова. 
В отсутствие закрепления в законе положений о гарантиях реализации права адвоката на свободу выражения мнения, он лишен возможности принимать все возможные меры для эффективной защиты своего клиента, в том числе с использованием средств массовой информации, не опасаясь быть подвергнутым санкциям. В этой связи представляется чрезвычайно важным дополнить статью 17 Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» положением, которое имелось в Законе «Об адвокатуре» 1993 года о пользовании адвокатом свободой слова. 


Дмитрий Черных, юрист РПОО «Белорусский Хельсинкский Комитет», магистр права

--------------

1 Иренуш Ц. Каминьски. Свобода выражения мнения в Европейской конвенции по правам человека // Тексты о правах человека и демократии, № 8 © Хельсинкский Фонд по Правам Человека, Варшава, Польша, 2005. – с. 39
2 Права человека при отправлении правосудия. Пособие по правам человека для судей, прокуроров и адвокатов// Серия документов по вопросам профессиональной подготовки, № 9. – ООН, Женева, Нью-Йорк, 2003. – с. 183 (http://www.ohchr.org/Documents/Publications/training9chapter4ru.pdf)
3 Права человека при отправлении правосудия. Пособие по правам человека для судей, прокуроров и адвокатов// Серия документов по вопросам профессиональной подготовки, № 9. – ООН, Женева, Нью-Йорк, 2003. – с. 183 (http://www.ohchr.org/Documents/Publications/training9chapter4ru.pdf)

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры