С новым судом вас, дорогие товарищи!

День выдался щедрым на политические суды – 5-го января их было два, хотя, возможно, что должно было быть и больше – новый способ доставки повесток, вряд ли, можно назвать самым надёжным. Стартовав в 10 утра (второй начался в 14:50) судебный марафон, хотя эти дела и не предполагали ничего сложного для уже съевших собаку в подобных процессах судей, финишировал только около 19-ти вечера. Было в этих делах много общего: судили активистов «Европейской Беларуси», судили по статье 23.34 КоАП. Правда, Максима Винярского за участие в «Марше студентов», а Леонида Кулакова за фотографию в Международный день прав человека. Да и сами процессы полностью совпадали во многих ходах сценария, уже переставшего быть необычными за последние месяцы. Кажется, что ещё перед выборами всех судей собрали для инструктажа: как вести дела эпохи «либерализации» – и до сих пор эти инструкции не отменили.

Разница между судами «до» и судами «после» видна практически на всех этапах судопроизводства. Раньше активистов хватали прямо на акции или после (а часто даже до неё – превентивно), иногда задержание проводили люди в штатском, составляли протоколы, отправляли задержанного на ночёвку в РОВД или сразу в суд. А там приговор был практически в 100% предсказуемым: 15 суток. Причём весь путь от ареста до тюрьмы пытались максимально сократить по времени. Теперь же всё иначе. Мало того, что активистам дают провести их акции, а протоколы составляют без их участия – заочно, но их никто не тянет в суды по горячим следам. Так акция «Марш студентов» прошла более месяца назад, а профессиональный праздник правозащитников был 10 декабря.

Обоих нарушителей спокойствия вызвали в суд при помощи СМС. Почему-то предполагается, что это наиболее надёжный способ. Способ, конечно, современный – но можно и его модернизировать – например, отправлять повестки через „Facebook” – ведь там, в отличие от СМСок, видно: прочитал ли адресат сообщение. Возможно, что скоро следователи и судьи будут добавляться к наиболее активным гражданам в друзья в соцсетях, чтоб отслеживать их деятельность и сразу же отправлять им приглашение в суд, как только увидят новые фотографии об акциях – кстати, большинство активистов их с радостью выставляют.

Общим было и то, что оба подсудимых уже были знакомы со своими судьями. Судья Мотыль судила Максима Винярского уже несколько раз, а судья Горбатовский, по словам самого Леонида Кулакова, дал ему путёвку в большую общественную жизнь – сделав его «из пассивного активиста – активным» (многие граждане, а также члены их семей, столкнувшись с нашей судебной системой на своём опыте –  понимают, что её нужно в корне менять). Первый раз он судил Леонида по полностью сфабрикованному делу перед началом чемпионата мира по хоккею, за то, что тот, якобы, скандалил дома (хотя Кулаков был на работе, а после мог ругаться, разве что, с телевизором). За это своеобразное крещение активист выразил своему судье глубокую благодарность.

Так как у обоих обвиняемых, уже изучивших на своём опыте весьма своеобразное отношение этих судей к своим обязанностям, был повод сомневаться в их профессиональной пригодности и непредвзятости – оба выразили им недоверие и заявили отвод. Впрочем, в обоих случаях безрезультатно. Далее процессы пошли немного по разным сценариям – Максиму Винярскому удалось внести в это рутинное, казалось бы, дело – некоторую интригу. Когда судья пригласила обвиняемого встать для дачи объяснений – тот, сославшись на своё ходатайство о недоверии судье, заявил, что не может воспринимать её как судью и отказался встать. После чего Мотыль обвинила его в неуважении к судье и вдобавок к первому делу добавила ещё и статью 24.1. Остальной процесс Винярский провёл, сидя на скамейке, не реагируя на призывы «Встать, суд идёт!»

У Кулакова дело шло гораздо быстрее, хотя тоже не без креатива – вначале обвиняемый потребовал от судьи поклясться на Конституции, что тот будет исполнять свои обязанности честно, чего тот, естественно, не выполнил. Потом поблагодарил за «путёвку в жизнь». Затем выступил с заявлением, что не считает, что сделал что-то противоправное, ведь он поступал полностью в соответствии с Конституцией Республики Беларусь. На вопрос судьи: получил ли он разрешение на свою акцию, Кулаков ответил, что даже не собирался – так как подобное проявление своего мнения не требует никаких дополнительных разрешений. На самом деле, обвинение выглядело довольно нелепо – судили Кулакова за фотографию, размещённую в интернете, на которой он стоял с плакатом против смертной казни. По такому принципу можно судить каждого, кто рискнёт выставить в интернете какую-то фотографию с текстом, например, с признанием в любви. Судья довольно терпеливо дал обвиняемому высказаться, удалился и вернулся с приговором: 30 базовых величин.

Винярский, активное участие которого в марше по составленному без его присутствия милицейскому протоколу сводилось к «реплике “Жыве Беларусь”», вполне обосновано заявил, что в этой фразе нет ничего преступного, да и акции никакой не было. После, его адвокат потребовала, чтоб была предоставлена видеосъемка, которую вели работники милиции, из-за чего были объявлены несколько перерывов. Приговор был оглашён только после 6-ти часов вечера, и был он достаточно неожиданным для всех присутствовавших: за акцию 50, за неуважение к судье 20 – итого 70 базовых величин – или около 800 (!!!) долларов США. Сам Максим уже отдал важные вещи друзьям, чтоб отвезли его родным, но повезло и самому поехать домой…

Сложно объяснить, почему где-то наверху было принято такое решение: карать активистов не сутками, а штрафами. Возможно, там увидели, что люди, идущие на подобные акции, предполагают, что получат 15 суток, а стало быть, и не боятся такого наказания. А вот такие огромные штрафы, если и не охладят пыл активистов, то уж точно пополнят бюджет. Кроме того, содержание Леонида Кулакова в ИВС Смолевичского и Минского районов обернулось для самих тюремщиков большими проблемами – после его жалоб на условия содержания по заключению санэпидемстанции одно из них вынуждены закрыть на капительный ремонт.

Таким образом, можно порадоваться очередной «оттепели» (если таковой считать штрафы за «реплику “Жыве Беларусь”» и фото с плакатом против смертной казни) – порадоваться, пока судьи не получили новые инструкции. А пока с новым судом вас, дорогие товарищи!

Дмитрий Дрозд специально для "Белорусского документационного центра"

Статьи по теме

  • 08.09.2015

    Евгений Васькович: «Я провел в камере ШИЗО 360 суток»

    Евгений Васькович: Силы черпал в осознании своей правоты. Бывший политзаключённый Евгений Васькович, освобождённый 22 августа 2015 года указом... Читать далее

  • 28.09.2015

    Комитет по правам человека ООН и белорусы: разъяснения юриста (продолжение)

    Читать начало статьи Комитет по правам человека ООН. Как Республика Беларусь реагирует на его решения?  Насколько выполняет свои международные... Читать далее

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры