Руководство Следственного комитета и Генеральной прокуратуры отказывают Ульяне Захаренко в рассмотрении её жалоб по существу

«Белорусский документационный центр» ранее сообщал о том, что юристами БДЦ от имени Ульяны Захаренко – матери экс-министра МВД РБ Юрия Захаренко – были обжалованы действия (бездействия) начальника отдела главного управления процессуального контроля Центрального аппарата Следственного комитета Республики Беларусь Ю.Варавко в части производства им предварительного расследования по уголовному делу по факту насильственного исчезновения Захаренко Ю.Н. 

В жалобах приводились факты бездействия следователя по установлению лиц, виновных в насильственном исчезновении её сына и других политических оппонентов власти, и привлечению их к ответственности, а также обосновывалась необходимость объединения уголовных дел Ю. Захаренко, В. Гончара, А. Красовского, Д. Завадского в одно производство и квалификации совершённых в отношении них преступлений по ст. 128 Уголовного кодекса как преступления против человечества.

Ульяна Григорьевна прямо указывала, что действиями (бездействием) следователя Ю. Варавко нарушаются её законные права и интересы, незаконно затягивается предварительное расследование, что способствует избежанию уголовной ответственности для лиц, совершивших преступления против человечества в отношении её сына, и требовала завершить предварительное расследование в установленные законом сроки и направить уголовное дело в суд. Жалобы были направлены в адрес Председателя Следственного комитета РБ и Генерального прокурора РБ. Ответами Первого заместителя Председателя Следственного комитета Волкова А. А. и начальника управления Генеральной прокуратуры Севрука И. Г. жалобы оставлены без удовлетворения. Конкретные мотивы отказа и ссылки на нормы уголовно-процессуального законодательства в указанных ответах отсутствовали.

Не согласившись с данными ответами, Ульяна Григорьевна обжаловала бездействие государственныхслужащих Генеральному прокурору А. Конюку и Председателю Следственного комитета И. Носкевичу. 

Полученные ответы на жалобы удивляют не только 92-летнюю мать генерала, но и практикующих юристов.

Генеральная прокуратура письмом №1501-593-99 от 18.12.2015 за подписью того же начальника управления Генпрокуратуры Севрука И. Г. направила «обращение» У. Г. Захаренко для рассмотрения – кому бы вы думали? – полковнику Варавко Ю.В., т. е. тому же следователю, действия и бездействие которого уже более года обжалует Ульяна Григорьевна. При этом Генеральная прокуратура упорно не замечает, что У. Захаренко уже не в первый раз подаёт в высший надзорный орган страны не «обращения», а жалобы на действия (бездействие) следователя в порядке ст. 138 УПК РБ.

В данном случае Ульяна Григорьевна, которая после долгих мытарств всё же была признана потерпевшей по делу сына, пользуется предоставленным ей уголовно-процессуальным законом правом подачи жалобы на действия и решения следователя прокурору, осуществляющему надзор за исполнением законов при производстве предварительного расследования. 

В этом свете отказ начальника управления Генеральной прокуратуры Севрука И. Г. в рассмотрении жалобы по существу грубо нарушает требования ст.ст.138, 139 Уголовно-процессуального кодекса и Закона «О прокуратуре Республики Беларусь».

 Складывается впечатление, что высокие должностные лица прокуратуры забыли свои основные профессиональные задачи, которыми в соответствии со статьей 4 Закона Республики Беларусь «О прокуратуре Республики Беларусь» являются обеспечение верховенства права, законности и правопорядка, защита прав и законных интересов граждан и организаций, а также общественных и государственных интересов. В целях выполнения этих задач прокуратура осуществляет надзор за исполнением закона в ходе досудебного производства, при производстве предварительного следствия и дознания.

Закон прямо указывает, что предметом прокурорского надзора является соответствие Уголовно-процессуальному кодексу решений (действий) органов предварительного следствия и их должностных лиц. При этом полномочия прокурора при осуществлении надзора за исполнением закона при производстве предварительного следствия определяются УПК РБ, в частности, статьями 138, 139 Уголовно-процессуального кодекса, на которые ссылается У.Захаренко в своих жалобах.

Таким образом, вышеуказанные нормы закона возлагают на Генеральную прокуратуру не только рассмотрение жалобы по существу, но и принятие мер прокурорского реагирования в порядке надзора за исполнением законов при производстве предварительного расследования. Именно о принятии мер прокурорского реагирования ставила вопрос У.Захаренко в своих жалобах на имя Генерального прокурора, включая вопрос о вынесении представления в адрес следователя Ю.Варавко и возложения на него обязанности устранения нарушений уголовно-процессуального законодательства путём совершения конкретных следственных действий. 

Совершенно очевидно, что Генеральная прокуратура незаконно уклонилась от выполнения своих непосредственных обязанностей по осуществлению прокурорского надзора за ходом предварительного расследования общественно значимого дела и перенаправила жалобу У.Захаренко для рассмотрения лицу, чьи действия (бездействия) обжалуются.

Руководство Следственного комитета в своём ответе № З-5810, 6018 от 24.12.2015 г. за подписью начальника главного управления процессуального контроля С.М. Паско, в противовес мнению Генпрокуратуры, всё же признало «обращение» У.Захаренко процессуальной жалобой и сообщило, что она рассмотрена по существу.

С подобным утверждением согласиться трудно, поскольку в ответе отсутствуют аргументированные доводы отказа в удовлетворении всех вопросов, поставленных в жалобе. Ссылка на отсутствие в материалах уголовных дел Ю.Захаренко, В.Гончара, А.Красовского, Д.Завадского доказательств, свидетельствующих о возможном совершении указанных преступлений одним и тем же лицом или группой лиц, вызывает недоумение, поскольку в жалобе Ульяна Григорьевна приводит перечень доказательств с указанием их источников, свидетельствующих об обратном. 

Вместе с тем указание в ответе о том, что требование о квалификации указанных уголовных дел по ст. 128 УК на данной стадии предварительного расследования является невозможным, вселяет надежду на то, что этот вопрос не снят с повестки дня Следственного комитета, и его решение возможно на других стадиях досудебного производства, равно как и обещание проверить в ходе следствия иные доводы, изложенные в жалобе У.Захаренко. 

 Само по себе это обстоятельство не может не радовать, поскольку предыдущие ответы на её жалобы по своей сути являлись формальными отписками. Жаль только, что ни в одном ответе не содержится юридической оценки действиям и бездействию следователя Ю. Варавко, чьи действия и решения, собственно, и были предметом поданных жалоб. 

В обоих ответах на жалобы Ульяне Григорьевне разъяснятся, что решения, принятые по результатам рассмотрения её «обращений», она вправе обжаловать вышестоящим должностным лицам Следственного комитета и Генеральной прокуратуры. Она обязательно воспользуется этим своим правом, и мы ей в этом поможем... Но когда же она, наконец, получит ответ от государства о судьбе своего сына?  

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры