Это страшное слово «Собес», или как социально-ориентированное государство оказывает помощь

Вот уже 22 года Наталья Журбина борется за жизнь и здоровье своей дочери Даши. У девушки ДЦП, судорожный синдром, гемиплегия III степени, удалён тазобедренный сустав. Белорусские врачи лишь разводили руками, но мужественную женщину это не выбивает из колеи – она продолжала и продолжает бороться за своего ребёнка.

Много лет Даша страдала от сильных болей и судорог. В 2010 году в Германии Даше провели полное обследование, сделали операцию на бедре, скорректировали лечение, провели стоматологическую операцию. «Благодаря операции, впервые за долгие годы у Даши нет судорог, она улыбается, спокойно спит ночью» – рассказывает Наталья  –   «Но необходимо продолжать лечение. Деньги на операцию и обследование собирали всем миром. Для этого мы открыли сайт – всё совершенно официально и открыто, я отчитываюсь за каждую копейку». В мае этого года Наталья с Дашенькой должны выехать в Германию на лечение, благотворитель пожелавший остаться неизвестным, полностью оплатил счёт, выставленный клиникой. 

«Спасибо огромное Милосердному Человеку и всей его семье, за то, что они помогли нам попасть на лечение и оплатили счёт полностью. В праздник Благовещения Пресвятой Богородицы вся необходимая сумма была перечислена на счёт клиники. 18 мая 2016 мы выезжаем в клинику на лечение. Помимо основного лечения в клинике, Даша сможет получить помощь стоматолога, что для нас очень важно. Дома нас никто не берётся лечить под наркозом» – говорит Наталья. 

 А вот денег на дорогу у женщины нет. И тогда Наталья приняла решение обратиться в собес:

"Раз в три года я обращаюсь за единовременной помощью в органы социальной защиты – прошу денег на дорогу. Можно каждый год, но, как правило, перед поездкой не получается вовремя к ним попасть, чтобы по сроку деньги успели перечислить, либо хватает собранных средств. Сейчас на всё не хватает, и сроки, вроде, как ещё не поджимают, вот и помчалась я к ним 13 апреля. Зайдя в кабинет, где обычно писала заявление, увидела двух женщин. Одна милая улыбчивая девушка, вторая – с бетонным лицом. Я ещё не успела ничего сказать, как меня таким взглядом «огрели», словно я последнее ничтожество. Я спросила: «Кому можно подать заявление на единовременную помощь?

– А на что Вам помощь нужна?

– Едем в клинику, на дорогу нужны деньги

– Это Вам на Жукова» (Отдел соц. службы, где мы получаем компенсацию за памперсы)

– Но с Жукова меня уже отправили к Вам!

– И сколько Ваша дорога стоит? Мы все равно столько не дадим! – невозмутимо рапортует девушка, с «бетонным лицом», не дожидаясь моего объяснения. Как женщина, владеющая собой, объясняю, что я не рассчитываю на полную оплату и буду рада любой помощи. В это время в разговор вступает молодая девушка и очень доброжелательно всё объясняет и даже подсказывает, куда ещё можно обратиться за помощью. Оказывается, на том же Жукова можно получить помощь, независимо от их помощи. «Бетонное лицо» продолжает смотреть на меня в упор всё тем же уничтожающим, презрительным взглядом. Получив всю необходимую информацию, я не выдерживаю и спрашиваю: «Простите, а что Вы так на меня смотрите, словно я прошу помощи из Ваших личных сбережений?» Девушка, как ни странно, очнулась, и на лице появилось какое-то иное выражение. Охарактеризовать его я не берусь, но мой вопрос явно был неожиданным и заставил её выдать не очень понятную реакцию – она сорвалась с места и унеслась в кабинет начальника, которому я и должна была оставить заявление. Войдя в кабинет начальника, я увидела вторую глыбу, также ненавидящую весь просящий люд. «Бетонное лицо» тут же выскользнула из кабинета. Заявление у меня приняли, но сообщили что, они нам не успеют выплатить деньги до 19 мая, потому что они за февраль не обслужили нас – нищебродов, просящих и кланяющихся. Я уточнила: как нам быть, если деньги поступят в наше отсутствие, и мы не сможем их получить лично? На что мне ответили: «Постараемся! Через 2 недели к Вам придут обследовать жилищные условия». И перевели взгляд на кипу бумаг, давая понять, что больше со мной говорить не о чем.

Выходя из кабинета, я поняла, что своим вопросом к девушке с «бетонным лицом», я,? как минимум, вдвое, уменьшила размер возможной помощи. Прошёл уже, практически, месяц с подачи заявления. Сегодня я решила поинтересоваться, как там наши дела. Меня трижды перенаправляли на разные номера телефонов, в итоге оказалось, что наше заявление и вовсе не рассматривали! Помощь государства в действии! Мириться с этим я не собиралась – в поисках правды я полдня «провисела» на телефоне. В итоге, на дорогу в Германию нам выделили: 600 тыс. бел. руб. мне и 700 тысяч – Дашеньке. Обещают до отъезда успеть выплатить. Но попросили 13 мая позвонить и напомнить, если они вдруг сами не перезвонят.

Вот теперь мне надо жить и помнить, что о нас могут снова забыть. А на дорогу обычно уходит около 800 евро – это с едой и с ночёвкой в дороге. «Нам ехать более 2000 км – мне здоровье уже не позволяет без отдыха, да и Дашеньке надо отдыхать – для неё такая дальняя дорога – большой стресс».

Наталья недавно поборола тяжёлое онкологическое заболевание, женщины живут на две пенсии – Натальи и Даши – по 1.800.000 руб.  каждая. Этого едва хватает на еду и лекарства. На дорогу из этих денег никак не удастся сэкономить, а время идёт. Поэтому, как всегда, - вся надежда только на человеческое милосердие и взаимопомощь. Увы, вот так наше социально-ориентированное государство помогает своим гражданам, оказавшимся в беде. Не дай Бог никому.

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры