Адвокатская тайна: от действующего определения к новой дефиниции

Автор: Александр Жук, выпускник программы Сети Домов прав человека «Международное право в защиту общественных интересов (ILIA), юрист-лицензиат, магистр права.

 

Независимость адвоката в процессе осуществления профессиональной деятельности немыслима без особых доверительных отношений с клиентом. Правовой режим сведений, составляющих адвокатскую тайну, является ограничительным режимом, призванным выполнять особые охранительные и защитные функции, связанные с обеспечением конфиденциальности отношений адвоката с доверителем.

В соответствии с п. 39 Доклада Специального докладчика по вопросу о независимости судей и адвокатов, представленного 22 августа 2016 года на 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (далее – «Доклад»), конфиденциальность является одним из основных механизмов обеспечения защиты, которые «необходимо внедрить государствам, чтобы гарантировать независимость профессии юриста, а также свободу и безопасность адвокатов». Подобные механизмы обеспечивают возможность адвокатам выполнять свои профессиональные обязанности «независимо и без рисков для физического и психического здоровья».

Необходимость охраны адвокатской тайны провозглашена в Основных принципах, касающихся роли юристов (приняты восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Гавана, Куба, 27 августа - 7 сентября 1990 г.):

- правительства признают и обеспечивают конфиденциальный характер любых сношений и консультаций между юристами и их клиентами в рамках их профессиональных отношений (п. 22).

- всем арестованным, задержанным или заключенным в тюрьму лицам предоставляются надлежащие возможности, время и условия для посещения юристом, сношения и консультации с ним без задержки, вмешательства или цензуры и с соблюдением полной конфиденциальности. Такие консультации могут проводиться в

присутствии должностных лиц по поддержанию правопорядка, но без возможности быть услышанными ими (п. 8).

В своем замечании общего порядка № 32 Комитет по правам человека ООН указывает на право защитника встретиться со своим клиентом без свидетелей и общаться с обвиняемым в условиях, которые полностью обеспечивают конфиденциальность из общения.

Конфиденциальность является одним из общих принципов Кодекса поведения для юристов в Европейском Сообществе (принят 28 октября 1988 г. Советом коллегий адвокатов и юридических сообществ Европейского союза в Страсбурге).

Кодекс (п. 2.3.) раскрывает сущность функций юриста следующим образом: клиент должен сообщать юристу факты, которые клиент не сообщил бы другим, и что юрист должен быть получателем иной информации на основе конфиденциальности.

Без уверенности в конфиденциальности не может быть доверия. Конфиденциальность, таким образом, - основное и фундаментальное право и обязанность юриста.

Юрист должен соответственно соблюдать конфиденциальность относительно всей информации, данной ему его клиентом, или полученной им относительно его клиента или других лиц в ходе представления услуг своему клиенту. Обязательство конфиденциальности не ограничено во времени.

Право на адвокатскую тайну неоднократно комментировалось Европейским судом по правам человека.

Статья 62 Конституции Республики Беларусь гарантирует каждому право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе, право пользоваться в любой момент помощью адвокатов.

Непременным условием реализации права на юридическую помощь является адвокатская тайна. Без нее профессия адвоката лишается смысла. Согласно ст. 4 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее - Закон об адвокатуре) адвокатская тайна является одним из принципов адвокатской деятельности. В соответствии с п. 14 Правил профессиональной этики адвоката, утв. постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 06.02.2012 № 39, соблюдение адвокатской тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката.

В.И. Даль трактует глагол «таить» как «скрывать от других, содержать в скрытности, в неведении от кого-либо, в сокровенности, хоронить; не говорить чего, не сказывать, не показывать; отпираться, запираться, лгать».

Согласно действующему Закону об адвокатуре (абз. 4 ст. 1) в адвокатскую тайну включаются:

- сведения о вопросах, по которым клиент обратился за юридической помощью;

- суть консультаций, разъяснений, справок, полученных клиентом от адвоката;

- информация, полученная от клиента, об обстоятельствах совершения преступления по уголовному делу, по которому адвокат осуществлял защиту прав, свобод и интересов клиента;

- сведения о личной жизни клиента;

- сведения, составляющие коммерческую тайну клиента.

Идентичным является определение адвокатской тайны, данное в п. 15 Правил профессиональной этики адвоката.

Обязанность хранить адвокатскую тайну, помимо адвокатов, возложена также на помощников адвокатов (п. 3 ст. 19 Закона об адвокатуре) и стажеров адвокатов (п. 3 ст. 10 Закона об адвокатуре).

Пункты 2 - 4 ст. 16 Закона об адвокатуре устанавливают запрет требовать и получать от адвоката, стажера или помощника адвоката какие-либо сведения, составляющие адвокатскую тайну.

Информация, составляющая адвокатскую тайну, не может быть получена и использована в качестве доказательств в гражданском, хозяйственном, административном и уголовном процессах. Адвокат, стажеры и помощники адвоката не могут быть допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах, составляющих адвокатскую тайну, и у них не может быть получена информация, составляющая указанную тайну.

Конституционный Суд Республики Беларусь отмечает, что нормы Закона об адвокатуре, предусматривающие освобождение адвоката, стажеров, помощников адвоката от обязанности свидетельствовать об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с их профессиональной деятельностью, а также невозможность получения и использования информации, составляющей адвокатскую тайну, служат обеспечению права каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе на его честь и достоинство (ст. 28 Конституции). Кроме того, они являются гарантией того, что информация о частной жизни, доверенная лицом в целях собственной защиты адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе против него самого (ст. 27 Конституции). Нормы об адвокатской тайне согласуются и с ч. 3 ст. 34 Конституции, закрепляющей возможность ограничения пользования информацией в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав.

Каких-либо изъятий из этих правила Закон об адвокатуре не содержит. Таким образом, адвокатская тайна носит абсолютный характер и обязанность адвоката сохранять ее не ограничена во времени.

Действующий Закон об адвокатуре содержит закрытый перечень сведений, отнесенных к адвокатской тайне. Предмет адвокатской тайны сформулирован достаточно узко. Не охватываются адвокатской тайной:

1. факт обращения клиента к адвокату (причем, не только по поводу оказания юридической помощи);

2. сведения о клиенте, полученные адвокатом не от самого клиента, а из других источников (лица, действующие в интересах клиента, носители информации);

3. иная (помимо информации в рамках оказания юридической помощи, сведений о личной жизни, коммерческой тайне клиента) информация, полученная адвокатом о клиенте.

Сведения, полученные адвокатом от клиента в связи с уголовным делом, охраняются адвокатской тайной только в том случае, если адвокат участвовал в уголовном деле в качестве защитника.

В проекте Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам совершенствования деятельности адвокатуры» предлагается следующим образом определить содержание адвокатской тайны: сведения об обращении клиента к адвокату, а также иного лица, действующего в интересах клиента, включая сведения, касающиеся оказания юридической помощи, в том числе хранящиеся в информационной системе, сети или на машинных носителях, а также составляющие коммерческую и иную охраняемую законом тайну клиента».

При этом не имеет значения, вошел ли адвокат в официальные правоотношения с клиентом или такая юридическая помощь ограничилась лишь дачей справок и консультаций по правовым вопросам.

Преимуществом новой формулировки адвокатской тайны является то, что она позволяет:

- рассматривать в качестве охраняемой информации само обстоятельство обращения к адвокату;

- относить к охраняемой информации не только тайну личной жизни и коммерческую тайну клиента, но и любую другую охраняемую законом тайну (банковскую, нотариальную, журналистскую, врачебную и т.п.).

При этом предлагаемая дефиниция обладает рядом существенных недостатков:

- сведения об обращении клиента к адвокату в нарушение законов логики включают в себя информацию об оказании юридической помощи.

Наоборот, сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи, должны включать в себя факт обращения к адвокату либо указываться как самостоятельные термины, а не в качестве общего и частного понятий;

- адвокатская тайна распространяется исключительно на сведения, ставшие известными адвокату, стажеру или помощнику адвоката. Однако, помимо адвоката, конфиденциальная информация может стать известной лицам, находящимся в трудовых или гражданско-правовых отношениях с адвокатом и т.п.;

- совершенно неясно, охватываются ли адвокатской тайной сведения о клиенте, полученные не от граждан, а путем изучения, например, письменных носителей информации (документы).

- законодательство Республики Беларусь не содержит определения термина «машинный носитель информации». Узкое толкование позволяет относить к машинным носителям исключительно жесткие диски «винчестеры» компьютеров. Широкое – любые материальные носители, используемые для записи и хранения информации с помощью электронно-вычислительной техники;

- адвокатская тайна по-прежнему охватывает не любую информацию о клиенте, а только сведения, которые стали известны адвокату в связи с оказанием юридической помощи.

Удачными примерами более широкой трактовки адвокатской тайны служат соответствующие определения в законодательстве Российской Федерации и Украины. Так, согласно ч. 1 ст. 8 Федерального Закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Российский Кодекс профессиональной этики адвоката более детально раскрывает понятие адвокатской тайны и к таким сведениям относит: факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей; все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу; сведения, полученные адвокатом от доверителей; информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи; содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных; всё адвокатское производство по делу; условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем; любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи. Данный перечень не носит исчерпывающего характера.

Еще шире предмет адвокатской тайны определен в ст. 22 Закона Украины от 05.07.2012 № 5076-VI «Об адвокатуре и адвокатской деятельности»: адвокатской тайной является любая информация, которая стала известна адвокату, помощнику адвоката, стажеру адвоката, лицу, находящемуся в трудовых отношениях с адвокатом, о клиенте, а также вопросы, по которым клиент (лицо, которому отказано в заключении договора о предоставлении правовой помощи из предусмотренных настоящим Законом оснований) обращался к адвокату, адвокатскому бюро, адвокатскому объединению, содержание советов, консультаций, разъяснений адвоката, составленные им документы, информация, хранящаяся на электронных носителях, и другие документы и сведения, полученные адвокатом при осуществлении адвокатской деятельности.

Принцип конфиденциальности должен распространяться на все виды коммуникации между адвокатом и клиентом (п. 46 Доклада). Полагаем, что белорусское законодательство не делает специального указания на это, поскольку конфиденциальность сообщений и каналов передачи информации презюмируется и постулируется как

международно-правововыми обязательствами Беларуси, так и соответствующими нормами Конституции и национального информационного законодательства.

Уточним, что данный принцип конкретизируется в Докладе, как защита адвокатов и их клиентов от незаконного обыска и изъятия документов, а также защита от ненадлежащего вмешательства во все виды коммуникации, включая телефонные переговоры, электронные письма и текстовые сообщения в любых системах.

Как отмечал Специальный докладчик по вопросу о поощрении и защите права на свободу мнений и их свободное выражение, «слежение за сообщениями должно рассматриваться как крайне интрузивное деяние, которое потенциально препятствует осуществлению прав на свободу выражения мнений и неприкосновенность личной жизни и угрожает основам демократического общества. Законодательство должно предусматривать, что слежение государством за сообщениями должно осуществляться только в самых исключительных обстоятельствах и только под надзором независимого судебного органа» (A/HRC/23/40, п. 81).

Также необходимо обратить внимание, что, согласно п. 47 Доклада, одним из наиболее распространенных видов нарушения принципа конфиденциальности является ведение слежки за консультациями между адвокатами и их клиентами в местах заключения.

Адвокатская тайна тесно связана с защитой места работы и проживания адвоката. В этой связи совершенно недопустимы произвольные обыски данных помещений в целях изъятия документов и материалов дел.

В рамках практики Европейского суда по правам человека (далее – «ЕСПЧ») были предоставлены гарантии защиты отношениям между адвокатом и клиентом в рамках права на уважение частной и семейной жизни, установленном ст. 8 Европейской конвенции о правах человека. В деле «Нимитц против Германии» от 16.12.1992г. ЕСПЧ постановил, что вторжение в офис адвоката, совершенное сотрудниками налоговой службы в целях обнаружения доказательств вины одного из его клиентов, являлось нарушением ст. 8 Конвенции. Суд отметил, что «нет принципиальных оснований, чтобы такое понимание «личной жизни» исключало деятельность профессионального и делового характера; именно в своей работе большинство людей имеют значительное, если не наибольшее количество шансов развивать отношения с внешним миром».

Рекомендации:

1. Распространить режим адвокатской тайны на:

- любую информацию, которая стала известна субъекту о клиенте, вне зависимости от источников получения такой информации (клиент, третьи лица, материальные (в т.ч. электронные) носители информации). К клиентам следует также относить лиц, которым было отказано в предоставлении юридической помощи в предусмотренном законом случаях;

- переписку между адвокатом и клиентом, а также переписку между адвокатами;

2. Дополнить перечень субъектов адвокатской тайны:

- лицами, находящимися в трудовых или гражданско-правовых отношениях с адвокатом и адвокатским образованием. К адвокатским образованиям относятся юридические консультации и адвокатские бюро;

- студентами ВУЗов, проходящих практику в адвокатских образованиях;

- адвокатами, утратившими статус адвоката.

3. Предоставить дополнительные гарантии защиты адвокатской тайны, путем установления в законе специальных, более жестких норм, ограничивающих осмотр, обыск, выемку в месте жительства и месте осуществления деятельности адвоката, его транспортных средствах, проверку и изъятие материалов адвокатского производства.

4. Запретить проведение в отношении адвоката негласных оперативно-розыскных мероприятий за исключением случаев, когда адвокатом готовится или совершено тяжкое или особо тяжкое преступление.

 

Александр Жук, выпускник программы Сети Домов прав человека «Международное право в защиту общественных интересов (ILIA), юрист-лицензиат, магистр права.

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры