Жив или мёртв Михаил Витушко? (документы)

Автор: Дмитрий Дрозд 

В последние месяцы не утихают споры о том, жив или погиб Михаил Витушко (Михаіл Вітушка) — с осени 1941 года помощник начальника минской полиции, организатор службы порядка в Брянской и Смоленской областях, отступивший вместе с оккупантами на запад, а после обучения в диверсионной школе "Дальвиц"  —  агент германской разведки, десантированный 18 ноября 1944 года в районе Вильнюса во главе группы из 30 человек, где он продолжил борьбу с советской армией.

Не ставя перед собой задачу: окончательно решить этот вопрос, «Белорусский документационный центр» публикует дубликат розыскного дела Михаила Афанасиевича Витушко, хранящегося в Особом архиве Литвы, архиве бывшего Комитета государственной безопасности Литовской ССР, фонд К-30 опись 1 дело 285. Думаю, что эти материалы будут полезны исследователям. По этому делу розыск Михаила Витушко был официально прекращён МГБ ЛССР 24.08.1950 в связи с его гибелью, подтверждаемой свидетелями и документами. Дело содержит информацию о его месте рождения, родственниках, свидетелях, а также другие сведения. 

Деятельность Витушки во время войны получила диаметрально противоположные оценки (хотя пока неизвестны никакие документальные подтверждения его участия в преступлениях против мирного населения  —  противники его героизации считают преступлением сам факт сотрудничества с немцами, а также то, что его должности подразумевали участие в карательных операциях). Скорее всего, полную информацию мы сможем получить только после рассекречивания его дел и открытия доступа в архивы спецслужб Беларуси и России. Однако отметим, что, например, авторитетнейший деятель белорусского движения, поэтесса, Лариса Гениуш, чья семья пострадала от большевиков, а сама она 7 февраля 1949 года  была приговорена к 25-ти годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях, откуда вышла в 1956 году и до сих пор она не реабилитирована, в своих воспоминаниях так отзывалась о Михаиле Витушке (речь в цитате идёт о их встречах в Праге в 1943 году и во время проведения в оккупированном Минске Второго всебелорусского конгресса, состоявшегося за несколько дней до освобождения — 27 июня 1944 года):

«Часам паказваўся ў Прагу Вітушка, які беларускасці не адрокся, але не ў галаве яму было мяняць высокі матэрыальны ўзровень жыцця на крыжовую дарогу шчырага змагання за Беларусь…

Да мяне падышоў Вітушка, сказаў, што завязе мяне да Арсеньневай. Калі апынуліся ля ягонай машыны, такога нейкага «казла», ён спыніўся й кажа: «Ларыса Геніюш, я ненавіджу немцаў, я толькі й толькі беларус, але нам трэба здабыць яе для народу, гэту зямлю нашу, і трэба нам усё дзеля гэтага выкарыстаць… Я мусяў сказаць вам гэта». — «А я й так гэта ведала».

Мы паехалі да Кушаляў. Натальля Арсеньнева была сама ўдома, мы прывіталіся… Вечарам збудзілі мяне, прыйшоў Кушаль. Мала ў жыцьці я сустракала так шляхотных, бескарысных патрыётаў, якім быў Кушаль. Ён, як і Вітушка, жыў і дыхаў толькі тым, што мог нешта рабіць для Беларусі.

Мы былі ў такім становішчы, што нам нельга было абмінуць найменшай магчымасьці, гдзе можна было б заявіць аб тым, што мы людзі й зямля гэтая — наша зямля! Аб сабе з нас мала хто думаў, думалі аб народзе, аб справе. Нам нельга было падняць наш народ, але старацца захаваць яго фізычна, ратаваць яго ад ворагаў, ад абыякавых, штурхаючых сёлы на гібель, было неабходна.

«Малая розьніца між немцамі й рускімі для нас», — адказаў мне Кушаль, калі я ганіла немцаў. «Яны нелюдзі, але й тыя нічога добрага, акрамя лагероў і сьмерці, пакуль што не прынясьлі нам». Я змоўкла...».

 

 

 При использовании документов обязательна ссылка на сайт «Белорусского документационного центра»

Белорусский документационный центр 

 

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры