Роль и место Беларуси в системе ОБСЕ

Автор: Игорь Ледник, координатор Правозащитного движения «Наша Беларусь», представитель ФГО ВП в Группе по гармонизации цифровых рынков (HDM Panel)

Военные и «замороженные» конфликты на постсоветском пространстве, к сожалению, стали обыденностью. Они являются печальным итогом развивающихся с момента распада СССР процессов. Для их разрешения необходима оценка того «вклада», который сегодня вносится разными странами в их поддержание, в том числе, и Беларусью.

27 марта 2014 года официальный Минск в числе 10 стран проголосовал против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Территориальная целостность Украины», которая призвала мировое сообщество не признавать любое изменение статуса Автономной Республики Крым и города Севастополя на основе не имеющего законной силы референдума 16 марта 2014 года и воздержаться от любых действий или шагов, которые можно было бы истолковать как признание любого такого измененного статуса.

Несмотря на это, 29 мая того же года Александр Лукашенко подписал соглашение о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с Казахстаном и Россией, на тот момент уже аннексировавшей Крым, окончательно превратив Беларусь в объект международных отношений. В этом ряду открытое и позорное лоббирование беларускими дипломатами интересов Российской Федерации накануне голосования по резолюции Генассамблеи ООН «Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина)». С принятием 19 декабря 2016 года данной резолюции, признавшей факт временной оккупации Россией части территории Украины, беларуский режим де-юре стал союзником страны-оккупанта.

Но Беларусь – это далеко не Лукашенко! Беларуские представители Форума гражданского общества Восточного партнерства (ФГО ВП) продвигают действенные механизмы решения проблем с военными и «замороженными» конфликтами путем присоединения стран-партнеров к Европейской Декларации по электронному правительству (программа eUnion). Данная инициатива ФГО ВП нашла свое отражение в Совместной Декларации по цифровой экономике стран ЕС и ВП, утвержденной 11 июня 2015 года в Люксембурге.

В рамках Совместной Декларации должен быть ликвидирован цифровой разрыв между странами ЕС и ВП проведением последними институциональных реформ и решена проблема обеспечения цифрового доступа к Единому цифровому рынку ЕС с временно оккупированных Россией территорий. Восстановление территориальной целостности стран-партнеров – основной вопрос в повестке дня ФГО ВП.

Присоединению к eUnion должна предшествовать реализация в странах ВП мер по достижению верховенства права (реабилитация, реституция, люстрация) и демократии (противодействие нарушениям избирательных прав граждан).

19 декабря 2016 года в рамках проекта «Восточное партнерство: информационное общество вместо войны» в Минске прошёл Круглый стол: «Белорусский документационный центр: деятельность в условиях изменившейся геополитики». Его участниками были рассмотрены внешние и внутренние аспекты, влияющие на безопасность и соблюдение прав и свобод человека в Беларуси и в Восточном партнерстве.

В качестве политико-правовой системы координат на региональном уровне предложено рассматривать документы, принятые и подписанные 3-5 декабря 1994 года на Форуме СБСЕ в Будапеште. Это Декларация «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху», которая включила в себя «Кодекс поведения, касающийся военно-политических аспектов безопасности». Нарушения прав человека и основных свобод им рассматриваются в качестве основного источника напряженности в Европе. Это и Будапештский меморандум о гарантиях безопасности Беларуси, Казахстана и Украины, являющийся межгосударственным документом с гарантией соблюдения положений Заключительного акта ОБСЕ, Устава ООН и Договора о нераспространении ядерного оружия в отношении перечисленных стран со стороны России, США и Великобритании.

В ноябре 1996 года депутаты Верховного Совета 13-го созыва инициировали импичмент Александру Лукашенко. Вмешательство руководства России во внутренние дела Беларуси, итогом которого стало подписание между президентом и председателем парламента соглашения «Об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в Республике Беларусь», повлекло за собой срыв импичмента и проведение Александром Лукашенко 24 ноября 1996 года референдума по изменению Конституции в целях концентрации всей полноты власти в своих руках.

Россия, воспользовавшись экономической зависимостью Беларуси от нее, своим вмешательством подчинила осуществление Беларусью прав, присущих ее суверенитету, собственным интересам. Следствием этого первого нарушения Россией Будапештского Меморандума стало участие Беларуси во всех российских интеграционных проектах, агрессия России в отношении Украины, аннексия Крыма и разрушение послевоенной системы безопасности.

На национальном уровне в качестве политико-правовой системы координат участникам Круглого стола предложено рассматривать Заключение Специальной комиссии Верховного Совета 13-го созываРеспублики Беларусь по правовой оценке нарушений Президентом АлександромЛукашенко Конституции и законов Республики Беларусь.

Практика применения норм Конституции в новой редакции и действия Александра Лукашенко привели к разрушению конституционных принципов законности, разделения властей, демократического парламентаризма, к массовому и грубому нарушению прав и свобод человека, т.е. к фактическому и юридическому изменению конституционного строя.

В ч.2 ст.3 Конституции провозглашено «любые действия по изменению конституционного строя и достижению государственной власти насильственными методами, а также путем иного нарушения законов Республики Беларусь наказываются согласно закону».

Уголовный кодекс Республики Беларусь квалифицирует проведение референдума 24 ноября 1996 года как захват государственной власти неконституционным путём. Действия тех, кто участвовал в так называемом конституционном перевороте, подпадают под признаки состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.61-1 УК (в редакции 1960 года) или ч.2 ст.357 ныне действующего УК.

Возможная причастность высших должностных лиц Беларуси к политически мотивированным похищениям Виктора Гончара, Юрия Захаренко, Анатолия Красовского, Дмитрия Завадского, а возможно и их физическая ликвидация (осуществление казней без суда), зафиксированные в ряде документов международных структур, предполагает квалификацию этого длящегося во времени преступления по ч.3 ст.357 УК – захват либо удержание государственной власти неконституционным путем, сопряженные с убийством.

Члены Спецкомиссии ВС-13 Валерий Щукин, Валентина Святская и Павел Знавец указали, что в нынешних геополитических условиях, учитывая военные действия в соседней Украине, требуется более активное продвижение, как в самой Беларуси, так и на международной арене выводов заключения, составленного под руководством Виктора Гончара. В противном случае граждане Беларуси будут все более вовлекаться в политические игры тандема Путин-Лукашенко, разрушающие международный порядок, оставляя за собой вооруженные и «замороженные» конфликты.

Противостояние расширению «евразийства» в Украине навязыванием Путиным «минских соглашений» своей тактикой «бой ради политики» или на Евросоюз пропагандой и кибератаками должны решаться на основе принципов ОБСЕ и Будапештского меморандума – пришли к заключению участники Круглого стола «Белорусский документационный центр: деятельность в условиях изменившейся геополитики».

 

 

 

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры