Смерть в колонии. Мать умершего осуждённого обжалует постановление об отказе в возбуждении уголовного дела

 Белорусский документационный центр ранее сообщал о смерти Валентина Пищалова, умершего в машине «скорой помощи». Мать осужденного не верит, что в смерти сына нет виновных, несмотря на то, что следователи их «не находят».

  Постановлением Следователя следственного отделения Глубокского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь лейтенанта юстиции Костюченко А.Д. от 6 февраля 2017 года отказано в возбуждении уголовного дела по материалам проверки по факту смерти осужденного Пищалова В. В. в отношении сотрудников медицинской части ИУ «ИК-13» УДИН МВД Республики Беларусь по Витебской области по ч.2 ст. 161 и ч.2 ст.162 УК Республики Беларусь за отсутствием в их действиях составов вышеуказанных преступлений.

29 января 2017 года матерью Валентина Пишалова, жителя г. Жлобина Гомельской области, 1986 года рождения, отбывавшего наказание в ИК№ 13 г. Глубокое, в адрес Генерального прокурора РБ и Председателя Следственного комитета РБ были направлены заявления о совершённом должностными лицами ИК-13 преступлении в отношении её сына. Эти заявления до настоящего времени не рассмотрены и по ним не принято процессуальное решение.

4 января 2017 года Пищалов умер в машине «скорой помощи». Согласно «Заявления о смерти лица, умершего в местах лишения свободы», причиной смерти стала острая сердечнососудистая недостаточность.

Как стало известно из достоверных источников, Пищалов заболел в конце ноября-начале декабря 2016 года. С температурой 39 градусов ему не только не оказывали медицинскую помощь, но и отправляли работать на пилораму. В своем последнем письме от 23 декабря 2016 года осужденный писал, что болеет он уже полтора месяца, очень сильно похудел, начал просыпаться по ночам от удушья, ослаб, ничего не ест, а в медчасти ему говорят, что всё хорошо...

Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что в медицинских документах осуждённого первое обращение за медицинской помощью датируется 19 декабря 2016 года, где он указал, что болеет больше недели. При этом, будучи опрошенным по данному факту фельдшер медицинской части ИК-13 Фуре М.В. поясняет, что впервые Пищалов В.В. обратился за медицинской помощью 30.11.2016 в 4 часа 25 минут, а не 19-го, как указано в медкарте. Указанное противоречие в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела не устранено. Из медицинской карты усматривается, что с 19 по 30 декабря 2016 года какое-либо лечение, освобождение от работы или постельный режим осужденному Пищалову В.В. не предоставлялся. При осмотре 30 декабря Пищалов жаловался на озноб, слабость, головную боль, кашель, температуру 39,2 градусов. Однако фельдшер в медкарте указал, что общее состояние осужденного удовлетворительное и поставил ему диагноз ОРВИ. Именно в этот день Валентину впервые была оказана незначительная медицинская помощь и рекомендована консультация терапевта. При этом по результатам осмотра осужденный Пищалов В.В. был госпитализирован в стационар медицинской части под наблюдение, и с 30 декабря ему назначен постельный режим. Всё это время Пищалова В. В. наблюдал дежурный фельдшер медчасти. И только 3 января он был осмотрен врачом-терапевтом, по итогам обследования которым был поставлен диагноз внегоспигальная пневмония верхней доли слева.

04.01.2017 г. был произведен повторный медицинский осмотр и поставлен окончательный, очень серьезный диагноз - внегоспитальная пневмония в нижней доли справа, пневмония в нижней доле слева. Только после этого и было принято решение о направлении Пищалова в пульмонологическое отделение Республиканской больницы «Тюрьма №8» спецтранспортом «Скорая помощь» в сопровождении медицинского работника. При транспортировке 04.01.2017 в машине скорой помощи он умер.

Таким образом, достоверно установлено, что с 19 по 30 декабря Пищалову В. В. не оказывалась никакая медицинская помощь. Будучи тяжело больным, с высокой температурой он не был освобождён от работы и выходил работать в зимнее время на пилораму. После обращения за медицинской помощью 19 декабря только спустя 16 дней ему был установлен правильный диагноз. При этом с 30 декабря по 4 января проводимое лечение было малоэффективным и не способствовало улучшению состояния больного, что не удивительно, так как таблетками парацетомола, ибупрофена и бромгексина вылечить пневмонию невозможно.

В данном случае возникает ряд закономерных вопросов: Почему осужденному не оказывали своевременную медицинскую помощь? Почему не назначили инъекции антибиотиков при установлении диагноза «пневмония»? Почему его в тяжёлом состоянии повезли за 150 км из г. Глубокое в г. Жодино? Почему не в местную больницу?

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела ответа на эти вопросы не содержится.

Вызывает недоумение голословный вывод в постановлении о том, что согласно заключению служебной проверки, проведенной главным специалистом УДИН МВД Республики Беларусь по Витебской области старшим лейтенантом внутренней службы Бибиной Е.В., нарушений уголовно-исполнительного законодательства Республики Беларусь, другие законодательных и нормативных актов, регламентирующих деятельность уголовно-исполнительной системы со стороны сотрудников ИК-13 при оказании медицинской помощи осужденному Пищалову В. В. не имеется.

06.02.2017 г.    по материалам проверки назначена судебно-медицинская экспертиза по вопросам надлежащего оказания медицинской помощи осужденному Пищалову В.В., производство которой поручено Управлению сложных судебно-медицинских экспертиз Главного управления судебно-медицинских экспертиз Центрального аппарата Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь. Однако, по непонятным причинам, не дождавшись заключения судебно-медицинской экспертизы, следователь следственного отделения Глубокского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь Костюченко А.Д., принимает необоснованное и преждевременное решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Указанные обстоятельства дают основания полагать, что в действиях должностных лиц ИК №13 г. Глубокое имеются признаки преступления, предусмотренного ст. 428 Уголовного кодекса Республики Беларусь - неисполнение либо ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшие по неосторожности смерть человека, а в действиях медицинских работников содержится состав преступлений, предусмотренный ч.2 ст. 161УК - неоказание медицинской помощи больному лицу без уважительных причин медицинским работником либо иным лицом, обязанным оказывать ее в соответствии с законодательством Республики Беларусь, повлекшее по неосторожности смерть больного лица, и ч.2 ст.162 УК - Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть пациента.

В средствах массовой информации в январе 2017 года неоднократно была опубликована информация о совершённых в отношении Пищалова В. В. преступлений.

https://bydc.info/news/545-nam-proshche-spisat-mjortvogo-zeka-chem-mjortvuyu-storozhevuyu-sobaku,

http://www.belaruspartisan.org/politic/368861/,

https://spring96.org/ru/news/85822.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое пришло на адрес матери умершего осужденного, нельзя признать законным и обоснованным. В своих жалобах прокурору Глубокского района и Начальнику следственного отделения Глубокского районного отдела Следственного комитета мать Валентина Пищалова - Н.Кирейкова - ставит вопрос об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти её сына и возбуждении уголовного дела по ст. 428 УК РБ в отношении должностных лиц ИК-13, по ч.2 ст. 161УК и ч.2 ст.162 УК в отношении медицинских работников ИК-13.

БДЦ следит за ситуацией и будет информировать читателей о ее развитии.

Белорусский документационный центр

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры