Суд над Виктором Никитенко: два милиционера-лжесвидетеля Тришкин и Куранков

Конвейер репрессий во время массовых акций, когда задержанными оказываются сотни людей, имеет один большой недостаток  — это своеобразное разделение труда, как известно, позволяющее существенно повысить производительность: как правило, граждан задерживают одни (те, кто часто в запале охоты на людей хватают всех встречных), протоколы составляют другие, а свидетельствуют в суде уже третьи работники милиции. Естественно, ни вторые, ни третьи, не имеют никакого представления о том, где и как реально был задержан их клиент. Поэтому протоколы носят общий характер: шёл, кричал лозунги "Жыве Беларусь" - никаких конкретных фактов в отношении конкретного человека эти документы не содержат. При первой же попытке обвиняемого, адвоката или судьи получить ответы на конкретные вопросы даже о внешнем виде задержанного упираются в полную неосведомлённость "свидетелей". Впрочем, это никогда не мешает судьям выносить любые приговоры даже при полном несоответствии показаний свидетелей реальности — при таком правосудии может быть осуждён каждый, кто случайно оказался в руках милиции. Суды над задержанными 25 марта на Дне Воли гражданами проходили по этому же сценарию, и суд над Виктором Никитенко всего лишь один из десятков подобных.

Блогер Виктор Никитенко был задержан в Минске 25 марта в центре города. По его словам, они вместе с другом направлялись гулять по городу в направлении от памятника Якубу Коласу в сторону парка Челюскинцев (т.е. двигались в сторону противоположную движению митингующих), а по дороге собирались сделать покупки. Недалеко за ЦУМом дорогу им преградили сотрудники милиции. Виктор прошёл мимо них и был задержан, а товарищ остался на месте, но его тоже отвели в автобус. Ни в какой акции они не принимали участие и не знали о ней. Кроме того, Никитенко заявил, что сотрудники милиции грубо нарушили его права. После задержания ему не дали позвонить близким и сообщить о случившемся. В ЦИП на ул. Окрестина администрация не приняла его заявление об отказе от пищи и объявлении голодовки (по утверждению Никитенко в его камере, где было 6 человек, все отказались от пищи). Во Фрунзенском РОВД работники  вели себя грубо, тем, кто требовал соблюдать их права, угрожали отвести к проктологу и провести «исследование заднего прохода». Кроме всего этого, начальник РОВД предложил всем признать свою вину, и тогда их отпустят домой, на что никто не согласился.

По версии милиционеров составлявших протокол, Никитенко шёл в составе группы людей около перекрёстка с улицей Бровки, кричал «Жыве Беларусь», т.е. совершал действия, подпадающие под статью 23.34. Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь. Найти истину между двумя этими версиями предстояло молодому судье Андрею Викторовичу Млечко. В суде Никитенко не признал себя виновным, так как не совершал ничего из вменяемых ему действий. Помочь в установлении правды судье должны были два свидетеля (естественно, милиционера), которые якобы лично задерживали Виктора.

Первым был Тришкин Андрей Геннадьевич — 1992 года рождения, с высшим образованием, старший инспектор охраны правопорядка Фрунзенского района. По его утверждению знал Никитенко по событиям 25 марта. В этом день Тришкин был в форме и  с группой товарищей дежурил в районе улицы П. Бровки. Ему по рации сообщили, что в их сторону движется группа из 3-5 человек и скандирует лозунги «Жыве Беларусь!», «Долой государство!» и др. Было принято решение задержать группу, в составе которой и был Никитенко.

Однако «свидетель» не смог ответить на элементарные вопросы обвиняемого: «Как я выглядел?», «Была ли у меня на голове кепка?», «В какую машину меня погрузили?». На первые вопросы «свидетель» ответил, что не помнит, а на последний, что Никитенко отвели в зелёный автозак, что не соответствовало действительности. По утверждению Виктора — его посадили в обычный белый автобус. После подобных заявлений ничего не помнящего свидетеля Никитенко заявил, что очевидно, что этот человек врёт и является лжесвидетелем.

Показания второго «свидетеля», коим был Куранков А.Ю., тоже старший инспектор охраны правопорядка Фрунзенского района с высшим образованием, в нормальном суде вообще не имели бы никакого смысла, так как он честно заявил: «Я Вас не задерживал». Он также как и Тришкин видел только группу людей, но не видел, что именно Никитенко выкрикивал лозунги. Но в белорусском суде судья пропустил это мимо ушей и продолжал задавать вопросы, которые только подтвердили, что «свидетель» ничего не помнит. Этот допрос Куранкова вызвал впечатление, что Млечко, действительно, пытается докопаться до истины. Он ловко ловил «свидетеля» на противоречиях его показаний в суде  и составленного раннее протокола. Куранкову пришлось несколько раз ссылаться на плохую память. Кроме всего, он на вопрос Никитенко, в какую одежду он был одет, не смог ответить и придумал что-то вроде, что не помню, возможно, Вы несли куртку в руках или были расстёгнуты (это в момент, когда в было очень холодно и шёл снег). Когда его противоречия стали вызывать у всех улыбки, он сослался на то, что тогда находился в стрессовой ситуации и при составлении протокола мог что-то забыть, а теперь вспомнил, а потом заявил, что, наоборот, лучше помнил именно в момент составления протокола, а сейчас уже забыл (через 2 дня!). Про цвет машины Куранков ответил: бежевая с надписью.

Таким образом, было очевидно, что оба «свидетеля» хотя и были на акции, но не участвовали в задержании Никитенко, не видели его и просто повторяли то, что им сказали написать в протоколе задержания. По сути, ни один из них не ответил на элементарные конкретные вопросы. Однако это не помешало судье Млечко признать их показания непротиворечивыми и заслуживающими доверия, а показания Никитенко, наоборот — противоречивыми и наказать его 13 сутками ареста.

Подобные псевдосуды являются реальным изъяном белорусского правосудия, позволяющим осудить кого угодно на какой угодно срок.

Белорусский документационный центр 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры