Поддержать Патриотов

Уже неделю в белорусском сегменте социальных сетей проходит флешмоб солидарности «Подари улыбку политзаключённым»: друзья, родные, соратники, единомышленники и все небезразличные люди фотографируются с плакатами, на которых написаны слова поддержки и поздравления с праздниками тем, кто в настоящее время находятся за решёткой. Активисты распечатывают эти снимки и отправляют их в своих письмах заключённым, задержанным по «делу Патриотов». Белорусский документационный центр задал несколько вопросов одной из организаторов флешмоба общественной активисткой Светланой Коваленко:

— Светлана, как возникла идея провести флешмоб «Подари улыбку политзаключённым»?

— Было желание что-нибудь организовать ко дню рождения Сергея Стрыбульского, которого я лично знаю. Уличные акции солидарности в нашей стране заканчиваются известно как. Оставался только интернет. Я думала снять небольшое видео возле СИЗО с поздравлениями, шариками, отпусканием шариков в небо. Но меня остановило то, что в это было б вовлечено всего лишь несколько человек. А Сергей это сможет увидеть, только когда выйдет на свободу. Поэтому остановились на флешмобе в интернете, изначально надеясь на поддержку журналистов и силы «Фэйсбука». Сергей в последнем своем письме просил выслать фотографии, родные уже высылали фото. Такая предыстория. А потом мы встретились с Викторией Ткачук, сели на лавочке в центре Минска и придумали…

— Много ли людей поддержали ваш флешмоб?

— Надеялись на гораздо большую поддержку, если честно. Но хотя бы напомнили людям о том, что у Сергея день рождения, и о том, что политзаключённым нужна поддержка. Даже если фото своё люди не захотят отправлять, хоть открытку подпишут.

— Почему это так важно для политзаключённых? 

— Любому человеку в трудную минуту нужна поддержка родных, друзей. Заключённые лишены многого, вокруг, скорее всего, враждебно настроенные к ним люди и неизвестность. Сам факт, что им пишут не только знакомые и близкие, говорит им о том, что, по крайней мере, какая-то часть общества признаёт их невиновность, и это, я уверена, придаёт им силы. Кроме того письма говорят и том, что их судьба волнует не только родных, и что за развитием событий наблюдают многие, что про них не забыли.

— Вы ведёте переписку с Сергеем Стрибульским — о чём он пишет?

— О чём пишет Сергей? Первые письма были целиком позитивные. После того, как было выдвинуто обвинение по второй статье, стала чувствовать, что морально ему стало тяжелее. Пишет, что читает книги на белорусском языке, что очень приятно удивлён таким вниманием к своей персоне: письма, открытки он получает в том числе и от незнакомых ему людей. Ну и, отвечая им, он убивает долго тянущееся в камере время. Пишет, что по возможности делает физические упражнения, чтобы быть в форме. Я просила его писать о том, что ему надо передавать, чем можно помочь, он и пишет о своих практических нуждах. Например, мы обсуждали с ним вопросы по его телефонным номерам. Вот вчера из КГБ прислали доверенность, чтобы я могла представлять интересы Сергея в «Велкоме» (его номер в настоящий момент заблокирован).

— Регулярно ли доходят письма?

— Письма передают по-разному. То он вскоре после моего письма отправляет мне ответ и через два дня оно уже у меня. То неделю — тишина. Возможно, ему передают с задержкой письма, пока их читают. Но такая ситуация не только с моими письмами, его мачеха говорит о том же. Пока все его письма мне доходили (знаю это точно,  так как он их специально нумерует).

— Как самочувствие и настроение Сергея? Пишет ли об условиях содержания?

— Писал какое-то время назад, что приболел, но быстро выздоровел. С его слов относятся к нему там корректно. На условия содержания не жалуется, прогулки у него регулярные. О каких-то его жалобах адвокату я тоже не знаю. Адвокат говорит, что держится Сергей хорошо, уверенно, надеется на лучшее, но морально готов к любому развитию событий. В камере у него один сосед, не фигурант «дела Патриотов».

— Есть ли какие-нибудь сведения об этом деле? Какие обвинения предъявляют именно Сергею?

— В настоящий момент ему предъявлено обвинение по 2-м статьям: 293 и 287 Уголовного кодекса Республики Беларусь. В пятницу, 12 мая в суде рассматривалась его жалоба, в которой Стрибульский просил изменить ему меру пресечения. Но ему было в этом отказано. Про суд над Патриотами пока тишина, да и про само следствие ничего не слышно, так как говорить о деле и адвокату, и в письмах запрещено.

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры