Одноклассники Доната Скакуна присоединись к кампании #Донат_невиновен: «Мы не доверяем ни суду, ни следствию»

К акции поддержки Доната Скакуна — гимназиста, якобы напавшего на учительницу и приговорённому за это к восьми годам, #Донат_невиновен  присоединились его одноклассники. Они не верят, что Донат мог совершить это преступление. Изучив доступные материалы дела и проведя собственное расследование бывший политический заключённый Николай Автухович так прокомментировал, недоверие к следствию и суду:

"Донат — по складу характера самый неагрессивный парень в классе. Все ученики класса и даже классный руководитель говорят, что Донат никогда не переживал за оценки и уж, тем более, по русскому языку и литературе. Поэтому одноклассники Доната никогда не поверят в то, что Донат виновен. Не верят дети ни следователям, ни суду. Следствие обязано было установить и подтвердить мотив преступления. Но выбранный следователями мотив не выдерживает никакой критики. Это не про Доната. Мы опросили многих учеников класса, учителей, классного руководителя, тренера Доната по джиу-джитсу, у которого Донат занимался с четырёх с половиной лет. Все эти люди знают Доната многие годы, и именно они могут дать следствию самую полную и самую правдивую характеристику Доната Скакуна. Но следователям, как оказалось позже, не нужна была правдивая характеристика. Даже наоборот. Они поняли, что назначили не самую подходящую кандидатуру на виноватого, но задний ход им уже никто не позволил бы дать. Вот они и стали подтасовывать всё так, чтобы именно Доната замотать в эту мутную и непонятную историю. Как можно оправдаться следователям, что они не провели самый простейший следственный эксперимент передвижения Доната по школе. Есть зафиксированные камерой видео наблюдения временные отрезки, от которых можно отталкиваться. Следователи не хотели проводить эксперимент. Вопрос, почему? В этом уголовном деле очень много “почему”. Почему судмедэксперты не описали характер ран потерпевшей? Ведь невозможно нанести ранения с одинаковой глубиной пореза, нанося удары ножом, да ещё по неровной поверхности тела. А было бы заключение по характеру ран, то обязательно автоматически рассматривалась бы ещё одна версия этого преступления. Такие раны потерпевшая могла нанести себе и сама. Ведь потерпевшая не кричала, когда на её нападали с ножом, два раза нападали и два раза она даже не крикнула. А ученики описали нам, как хорошо в школе слышно, когда эта учительница повышает свой голос на учеников. Слышно в другом конце коридора. И ещё одна интересная деталь. На учеников она орать на уроке могла, аж до срыва голоса, а позвать на помощь она не могла, чтобы не напугать детей в соседних классах и не нанести моральную травму нападавшему. Интересное у неё объяснение. Нет логики. Когда дети не выучат урок, она орёт, как резанная. А когда её убивают, режут, она молчит. Следователи, разве это выглядит правдоподобно? А суд этого тоже не заметил? Если бы следователи и судмедэксперты отнеслись к своей работе более ответственно, то конечно смоделировали бы ситуацию, при которой вся стена около доски была испачкана кровью. А судя по этому пятну крови на стене, в этом месте происходила борьба. Кровь на стене в одном месте растёрта по стене. Можно, конечно, предположить, что это пятно пытались затереть и замыть. В любом случае это вариант следующей версии. Следователи, не нашли, куда же делись бинты и полотенца, которые принёс в класс, по команде директора, завуч школы. На потерпевшей бинтов не было. В мусорке их тоже не было. Так кого перебинтовывали этими бинтами? И куда делся тот перебинтованный персонаж? Возможно, именно его кровь обнаружили эксперты в умывальнике туалета, который находился недалеко от класса. Суд не заинтересовало, что из гардероба приёмного покоя пропадает окровавленная кофточка потерпевшей. А нам интересно получить ответ, кому понадобилась порезанная кофточка учительницы? Кому нужны были генетические материалы с этой кофточки? Суд не заинтересовало, как четыре следователя измывались над парнем в первую его ночь пребывания в ИВС, давая ему уснуть, а потом будили. И делали так четыре раза. Водили его на отпечатки пальцев, почему-то два раза, устраивали допросы среди ночи парню, которому было 15 лет, несовершеннолетнему, без адвоката и родителей. Как одноклассники могут поверить в этот бред следствия? Следственный комитет держит народ совсем за дураков?"

 Смотрите по теме:

Характеристики на учительницу В. Губаревич, на которую якобы напал гимназист Донат Скакун

Кампания в поддержку Доната Скакуна — гимназиста, обвиняемого в покушении на убийство учительницы

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры