СОЖАЛЕЛ О РАССТРЕЛЕ ВРАГОВ НАРОДА!

Автор: Дмитрий Дрозд

В статье «Реалии СССР: страдающего маразмом 87-летнего старика приговорили к 10 годам за антисоветскую агитацию. Через полгода он умер в лагере...» я рассказал о трагической судьбе 87-летнего Людвига Францевича Качановского, приговорённого к 10 годам и умершего в лагере.  Хотелось бы, чтоб этот случай был чем-то исключительным, но…

Там же я привёл анализ, сделанный по далеко неполному списку репрессированных в БССР, насчитывающему 59.000 человеческих судеб, доступному в интернете. Однако даже по официальным данным – это всего лишь треть от общего числа репрессированных. Полного же списка всех репрессированных, включая и раскулаченных, нет, и возможно, никогда не будет.  Но и в этом "маленьком" списке тысячи людей, старше 70 лет, чья судьба была подобна участи Качановского.

Когда поклонники  людоеда Сталина говорят о репрессиях, то всегда стараются занизить численность жертв — например, сводя их только к приговоренным к расстрелу. Остальные миллионы, приговоренных к различным срокам, высланных, лишённых имущества, земли, прав...  — им кажутся не столь важными — так мелочи... Лес рубят — щепки летят.  Однако для очень многих граждан, особенно пожилых, заключение, допросы, суд, лагеря, суровые условия высылки в необжитые северные леса... — оказались смертельными. Только в моей семье Дроздов, высланных в Архангельскую область, за полгода умерли трое... И их нет ни в какой статистике жертв. Сложно сказать, была ли смерть этих людей результатом пыток, о которых мы имеем множество свидетельств, или это всего лишь результат стрессов, издевательств, тяжёлых лагерных или тюремных условий, существенно ускоривших их смерть… Но сам факт, что старики умирали не дома в кругу детей и внуков и не были похоронены на кладбищах рядом со своими предками, а оказались на каких-то спецучастках, в неизвестных могилах — представляется одним из чудовищных преступлений сталинизма. А вот так ли велики были «преступления» жертв, чтоб они подобным образом закончили свою жизнь?

Вот ещё один документальный пример.

В базе данных «Мемориала» сохранилась такая выписка: 

Полегошко Александр Антонович.

Родился 23.08.1868, д. Малое Залужье Смолевичского р-на Минского округа; белорус; образование незаконченное начальное; крестьянин, единоличное хозяйство. Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Малое Залужье. Арестован 19 сентября 1937 г. Приговорен: "тройка" 24 октября 1937 г., обв.: 72, 76 УК БССР — контрреволюционная агитация. Приговор: 10 лет ИТЛ. Реабилитирован 30 апреля 1989 г. Прокуратура БССР.

Рядом, по алфавиту, судьбы его однофамильцев, родственников и односельчан, Полегошко Николай Андреевич (51 год) и Полегошко Павел Михайлович (67 лет), которые были расстреляны:

Полегошко Николай Андреевич

Родился в 1887 г., д. Малое Залужье Смолевичского р-на Минской обл.; белорус; образование н/начальное; зав.фермой, К-з"Заря революции". Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, д. Малое Залужье. Арестован 18 декабря 1937 г. Приговорен: Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 21 января 1938 г., обв.: 66, 68 УК БССР - член ПОВ, шпионаж. Приговор: ВМН. Расстрелян 20 февраля 1938 г. Место захоронения - Минск. Реабилитирован 26 мая 1958 г. Военный трибунал БВО.

Полегошко Павел Михайлович

Родился 08.11.1871, д. Малое Залужье Смолевичского р-на Минской обл.; белорус; образование н/начальное; сторож, К-з"Прогресс". Проживал: Минская обл., Смолевичский р-н, х. Криница. Арестован 20 июля 1937 г. Приговорен: "тройка" 22 августа 1937 г., обв.: 72, 76 УК БССР - а/с агитация. Приговор: ВМН. Расстрелян 25 августа 1937 г. Место захоронения - Минск. Реабилитирован 31 октября 1959 г. Президиум Минск. облсуда

Кажется, на фоне своих соседей Александру Антоновичу повезло — всё-таки не расстрел. 70-летний старик, арестован, приговорен, реабилитирован… И, наверно, любители «честной» статистики по репрессиям занесут его к число «гуманных» приговоров — остался жив... Отбыл, вышел (в 80 лет?), государство признало, что оно не право, реабилитировало, справедливость восторжествовала… Однако всё, к сожалению, далеко не так.

У нас есть возможность изучить несколько листиков, сохранившихся в деле НКВД Александра Полегошко. Уже в анкете мы видим, что до своего ареста он был раскулачен — т.е. человека лишили практически всего его имущества и земли. Выслали. 

26 сентября 1937 года оперуполномоченный УГБ Смолевичского РО НКВД Бычков, рассмотрев следственные материалы по делу Полегошко, решил, что он «достаточно изобличается в совершении преступления, предусмотренного 72, 76 статьями УК БССР». И постановил для Полегошко Александра Антоновича, рожд. 1868 года, хутор Залужье Емельяновского сельсовета Смолевичского района БССР, ныне жителя хутора Кулак, избрать меру пресечения в виде заключения в тюрьму. Под постановлением стоят подписи начальника Смолевичского РО НКВД младшего лейтенанта госбезопасности Фридмана и лейтенанта ГБ Ветрова. Так Полегошко оказался в Минской тюрьме — надо полагать, в «Володарке».

Уже 24 октября 1937 года Полегошко несудебным органом — заседанием особой тройки НКВД был приговорён к заключению в лагеря на срок… 10 лет. Что же такого страшного совершил этот старик — до этого преступным образом раскулаченный и высланный со своей земли? Читаем постановление:

«Обвиняется в том, что систематически проводил контрреволюционную агитацию среди населения, против колхозного строительства, выступал против налоговой политики… 

СОЖАЛЕЛ О РАССТРЕЛЕ ВРАГОВ НАРОДА».

 

Этого оказалось достаточным, чтоб дать 70-летнему старику 10 лет — т.е. фактически обречь его на смерть в лагерях. Так и произошло.

На обложке личного дело мы можем заметить маленькую приписку: умер 11 марта 1938 года. Умер он, скорее всего, в Оршанской тюрьме. Вот такой вот гуманизм по-сталински.

 

Белорусский документационный центр 

 

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры