Родственники осужденных рассказывают о фактах пыток и смертей в колониях

18 января ПЦ "Вясна" представила результаты мониторинга мест несвободы в Беларуси за 2017 год. Мониторинг представил общественности Павел Сапелко. Спикерами выступили Олег Гулак («Белорусский Хельсинский комитет»), Сергей Устинов (инициатива «Правозащитники против пыток»), Людмила Кучура (инициативная группа "За справедливый суд в Беларуси"). Приводим полностью текст доклада Л. Кучуры:

 "О нарушении содержания  осужденных в местах лишения свободы в Беларуси я знаю не понаслышке. И о том, что там происходит,  узнаю также от самих осужденных и их родственников. И таких фактов много и они вопиющие. Ведь  пенитенциарная  система сама закрыта для общества. А созданные для этой цели структуры т.к. называемые наблюдательные общественные комиссии совершенно не выполняют эту функцию.

Поэтому пытки, жестокое обращение, неоказание или некачественное оказание медицинской помощи, применение администрацией колонии к неугодным осужденным надуманных взысканий, отсутствие страхования жизни осужденных, предвзятое  применение  условно-досрочного освобождения (далее УДО) и замены на более мягкое наказание (далее ЗНБМ) к осужденным, рабский труд – все это для системы исполнения наказания является нормой.

Такие вопиющие нарушения, прежде всего, происходят потому, что одно карательное ведомство является частью другого, т.е. ДИН МВД Республики Беларусь (далее ДИН) – подразделение МВД Республики Беларусь (далее МВД). Поэтому все жалобы осужденных или их родственников на нарушения их прав, в МВД или ДИН рассматриваются в пользу администрации мест лишения свободы.  Такую же позицию занимает и Генеральная прокуратура, которая формально проводит проверки по жалобам осужденных  и  их близких и никогда не находит нарушения законодательства со стороны администрации. А так называемых жалобщиков ждут надуманные взыскания, затем ШИЗО, где могут быть применены пытки. Тех, кто не прекращает отстаивать свои права, направляются в ПКТ (помещение камерного типа) и затем в тюрьму.  Более того, при применении взысканий к осужденному могут задействовать других осужденных, которые из-за страха лишится посылок, свиданий с родственниками, а также УДО и ЗНБМ вынуждены заниматься доносительством по приказу администрации.

Такие примеры у нас есть.

Мой муж, Петр Кучура, в 2013 г. был обвинен якобы в передаче одной правозащитной организации сведений о принудительном сборе денег у заключенных ИК-15 г. Могилева на нужды исправительного учреждения. К нему, пенсионеру, инвалиду 3-ей группы по заболеванию сердца, был применен весь спектр наказаний. 19.09.2013 г. он был помещен в ШИЗО, где  санитарный узел – умывальник и унитаз –  был засыпан большим количеством хлорной извести. В результате контакта с водой произошла реакция, которая привела к отравлению его испарениями хлора.

После этого он был помещен в помещение камерного типа (далее ПКТ), а через два месяца на основании суда Октябрьского района г. Могилева был направлен сроком на 3 года в тюрьму № 4 для дальнейшего отбывания наказания.

Почти год понадобился только для того, чтобы убедить контролирующие силовые ведомства начать проверку. К этому времени следы отравления в его организме  естественным образом устранились.

4 января 2017 года Валентин  Пищалов, 1986 г.р.,  отбывавший наказание в ИК-13 г. Глубокое, умер в машине «скорой помощи». Согласно «Заявлению о смерти лица, умершего в местах лишения свободы», причиной  смерти является  острая сердечно-сосудистая недостаточность. Однако,  как  стало  известно из достоверных источников,  Пищалов В. заболел  в конце ноября - начале декабря 2016 года. У него была температура 39 градусов, но ему не только не оказывали медицинскую  помощь, но и отправляли на работу, на пилораму. Из последнего письма Пищалова В. от 23 декабря 2016 года усматривается, что он болел полтора месяца, сильно похудел, по ночам начал просыпаться от удушья,  стал испытывать слабость, ничего не ел, а в медчасти ему говорили, что он здоров.

Олег Богданов умер в 36 лет в медчасти жодинской тюрьмы №8. Он был инвалидом III группы, незадолго до заключения перенес операцию по установке искусственного клапана на сердце и потому нуждался в постоянном приеме ряда лекарств и контроле определенных показателей (МНО). В своих письмах родным он периодически писал о нехватке лекарств и отказе в медпомощи. Свою смерть он предсказал заранее: «В последнее время я очень плохо себя чувствую, медицинская помощь не оказывается. Видя всю абсурдность и безвыходность ситуации, я вынужден оставить завещание…».

В марте 2017 г. у осужденного Михаила Телевяко, отбывавшего наказание в ИК-15 г. Могилева, около 24.00 в туалете случился инфаркт. Его вытащили из туалета и положили в коридоре на пол. Так он пролежал до 6-ти часов утра, пока не умер. Завхоз ночью ходил за дежурным врачом, но не нашел его.

Есть случаи, когда осужденные совершают суицид после отказа в медицинской помощи. Так, осужденный ИК-13 г. Глубокое  Юркевич страдал геморроем. Испытывал сильные боли, не мог работать. Просил операцию. Но его никто не слушал. Наказание у него было всего 2,5 года. От сильнейшей боли он выпрыгнул с 3-го этажа барака и погиб!                                                                                            

Медицинская помощь не оказывается не только осужденным, но также и их родственникам, которые приезжают на длительное свидание. Так, летом 2017 г. в ИК-15 г. Могилева во время длительного свидания почувствовала себя плохо жена осужденного. В просьбах позвать врача или вызвать скорую помощь, мужу было отказано. Женщина умерла на глазах у мужа. Только после этого сотрудники колонии  вызвали скорую помощь, чтобы увезти труп.

Колонии в Беларуси давно уже не являются исправительными, а носят карательный характер. Унижение, избиение осужденных доводит их до суицида. Поэтому страхование жизни осужденного изменило бы отношение к осужденным, послужило бы сохранению их жизни и здоровья.

Также важен вопрос оплаты труда осужденного. Доходит до того, что зарплата осужденного в месяц составляет от 0, 02 копеек до 0,20 и за год в сумме составляет 1 рубль 18 копеек.

В августе 2017 г. министром МВД Республики Беларусь запущен «пилотный проект» по созданию республиканского сельскохозяйственного унитарного предприятия, подведомственного Департаменту исполнения наказаний, основным видом деятельности которого будет производство сельскохозяйственной продукции для нужд уголовно-исполнительной системы Республики Беларусь. Мы считаем, что это не допустимо, т.к. бывшие осужденные из одного рабского состояния с оплатой труда в 2 копейки в месяц могут перейти в другое. Недопустимо это и по той причине, что свое наказание по приговору суда эти люди уже отбыли и распоряжаться своей жизнью на воле должны они сами. Им нужна реальная социальная адаптация в обществе и семье, а не среди тех, у кого полно аналогичных проблем.

Также не однозначное отношение к осужденным со стороны администрации колонии при представлении к УДО и ЗНБМ. В основном УДО и ЗНБМ применяется к т.н. «активистам» – это завхозы, заведующие комнатами хранения вещей и продуктов осужденных, санбыт и др. Именно 25% этой категории затем снова возвращаются в места лишения свободы. Так, осужденный ИК-15 г. Могилева был представлен комиссией  к ЗНБМ и направлен отбывать наказание в колонию поселения. Пробыл он там недолго  и был возвращен обратно в ИК за нарушение режима. Другой осужденный этой же колонии, Игорь Горошко, после направления в колонию поселения вовсе сбежал за границу. А ведь их аттестовали как твердо ставших на путь исправления и комиссия из 10 человек усмотрела у них сформированную готовность вести правопослушный образ жизни. Самостоятельно обратиться в суд за досрочным освобождением заключенный не может.

Все вышеназванные примеры говорят о том, что пенитенциарная система под началом МВД  дискредитирует саму суть исправления осужденного. Более того, она направлена на деградацию тех, кто по долгу службы должен ставить на путь исправления тех, кто оступился в жизни.

Сокрытие МВД Республики Беларусь нарушений закона руководством и сотрудниками ИК в отношении осужденных впоследствии приводит их же на скамью подсудимых: начальник ИК-1 г. Минска был осужден  за решение вопроса УДО за взятку; заместитель начальника ИК-20 г. Мозырь  - за благоприятное решение вопросов об улучшении условий отбывания наказания для некоторых осужденных, в виде взятки получил автомобиль «Ауди»; начальник исправительного учреждения открытого типа №46 в городском поселке Круглое в Могилевской области не только брал взятки, но и избил одного из осужденных и таких примеров достаточно.

Передача пенитенциарной системы Министерству юстиции, на наш взгляд, может изменить ситуацию: руководить исправительными учреждениями станут гражданские люди, не находящиеся в подчинении системы МВД, которая предназначена для изобличения и поимки преступников, а не для их исправления.

Мы, родственники осужденных, подготовили  петицию, чтобы привлечь внимание общественности к этой проблеме. Конечной целью, которой является передача полномочия  Департамента исполнения наказания  МВД Республики Беларусь Министерству юстиции Республики Беларусь.

Мы призываем других родственников осужденных поддержать нас, а также граждан не безразличных  к данной проблеме. Также призываю сотрудников МВД, прокуратуры, судов и других чиновников  присоединиться к нам.   Живя в нашей стране ни у кого нет гарантии, что завтра не окажешься по другую сторону забора. Ведь когда-то  прокурор Минской области Снегирь и заместитель генерального прокурора Архипов не представляли себя рядом с теми, кого направляли в места не столь отдаленные.

В скором времени после решения некоторых технических вопросов петиция будет доступна. Об это будут извещены журналисты"

 

Белорусский документационный центр

 

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры