Наталия Янушкевич: Нередки случаи лишения сирот дееспособности

В 2015 году Александр Лукашенко подписал указ №460, который откорректировал указы № 13 и № 563, в которых идет речь о господдержке при строительстве и покупке жилья, а также регулируются жилищные отношения. Согласно этому указу, детям-сиротам предоставляют социальное жилье сроком на 5 лет. По истечении этого времени квартиры будут включать в состав коммерческого жилья. Работает ли этот указ? Обеспечиваются ли выпускники детских домов жильем? 

На вопросы «Белорусского документационного центра» ответила Наталия Янушкевич — бывшая приёмная мама, в прошлом создатель детского дома семейного типа, в котором жили 14 детей (из которых четверо с инвалидностью), активистка инициативы «Не детское дело» (МЦГИ «Наш дом»).

— По закону получать это жилье они должны, но на практике все выглядит иначе. Во-первых, получают они это жилье далеко не сразу после выпуска во взрослую жизнь. Например, в Минске сейчас получают жилье сироты, которые стоят в очереди с 2007 года, в регионах ситуация еще хуже — сейчас дошли только до 2000–2001 года! В очередь на жилье дети попадают с первого дня получения статуса сироты, а это может случиться в любом их возрасте: и в 1 год, и в 15 лет. А это значит, что иные сироты и в 30 лет еще не реализовали своего права на жилье. После выпуска из детского дома, колледжа, интерната... как правило, молодым людям предоставляют койко-место в общежитии. Если же с работой отношения не складываются (т.к. в большинстве случаев там очень низкие зарплаты и не лучшие условия труда, либо молодым людям просто не продлевают контракт), то сирота просто оказывается без жилья.

Стоит отметить, что после получения социального жилья, сироты имеют право на внеочередное получение льготного кредита на строительство собственного жилья. Этим правом они могут воспользоваться в течение 5 лет после заселения в социальную квартиру. Но на сегодняшний день никто из сирот не реализовывает это право. С зарплатой в 200–400 рублей у них нет возможности собрать деньги на первый взнос, а так же, на оплату "лишних метров" — кредитуется только 30 метров на человека от общей площади однокомнатной квартиры в 40–45 м. кв. А ранее законом для сирот был предусмотрен кредит на всю однокомнатную квартиру и субсидия на покрытие разницы между суммой кредита и фактической стоимостью метров. Таким образом, чтобы вступить в строительство собственного жилья молодой сирота в течение 2–4 лет должен где-то раздобыть более 100 тыс. бел. рублей (заработать вряд ли получиться). Но и при этом не факт, что ему все-таки дадут реализовать это право, т.к. как нормы Указа №460 не согласованы с иными нормативно-правовыми актами. По мнению Министерства жилищно-коммунального хозяйства (официальный комментарий), для включения в строительство с использованием кредита сирота должен состоять на очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий, с которой его автоматически снимают при получении социального жилья. Вот такие противоречия и беспорядок в законодательстве.

Кроме того, нужно учитывать и то , что большинство детей-сирот работают на низкооплачиваемых работах, имеют особенности развития, отсутствие социализации…

 — Получают ли сироты какую-либо поддержку от государства на покупку мебели, бытовой техники? Или они вселяются в совершенно пустые квартиры?

— После выпуска детям-сиротам выдают на покупку мебели и других необходимых предметов порядка 1000 бел. руб. (около 500 долларов США). Их хватает на самые дешёвые стул, стол, спальное место и холодильник. Это в том случае, если юноша или девушка просто не потратит эти деньги впустую. К сожалению, обращаться с деньгами они не умеют — их этому не учили. Да и очень быстро сироты обрастают «друзьями» — различными асоциальными лицами. Ведь сироты остаются совсем одни, их очень легко одурачить. Любое внимание для них очень ценно, этим и пользуются непорядочные люди. Бывает, что квартиры детей-сирот превращаются в притоны.

Некоторые выпускники кладут эти деньги на счет — пока у них есть койко-место в общежитии, деньги лежат в банке. Также на первый месяц после выпуска из детского дома, интерната или другого учебного заведения детям выдают деньги на продукты, около 200 бел. рублей. Но и здесь везет не всем — руководство колледжей и университетов подсовывает выпускникам из числа сирот бумаги на подпись о «Свободном распределении»: им объясняют, что теперь они смогут самостоятельно искать себе работу, а не идти на работу, которую им предоставят. Конечно, дети хотят скорее вырваться из-под опеки и подписывают эти документы, не глядя. Но, никто им не рассказывает, что теперь они лишаются денег на продукты и гарантий на первое рабочее место. А некоторые лишаются и права на жилье, т. к. оно также может быть реализовано именно по их первому рабочему месту.

— Есть ли какие-нибудь льготы на оплату коммунальных услуг у детей — сирот?

— Нет никаких льгот. Более того, бывает, что за ребенком закреплена жилплощадь (наследство, регистрация). В большинстве случаев, это «убитые» квартиры, которые состоят на учете в милиции, как «притоны», с отключенными коммуникациями, с огромными долгами по коммунальным платежам. Все эти долги переходят и на ребенка, в т. ч. — в нашей стране такие долги распределяются между всеми людьми, зарегистрированными в квартире. Если у ребенка нет помощника или сопровождающего, поддерживать молодого сироту какое-то время должны местные органы власти. В частности, некое должностное лицо из Территориального центра социального обслуживания населения. В одиночку молодые люди ничего доказать и решить не могут, поэтому часто в последствии они подпадают под выселение и приобретют статус «бомж». Ведь оплатить такие долги сирота просто не в состоянии.

Также нередки случаи лишения сирот дееспособности. Нет человека (среди свободного общества) — нет проблемы! Больше не стоит вопрос об обеспечении жильем, о сопровождении, о трудоустройстве. Например, мне лично известна печальная история девушки-сироты из Витебска, не имевшей родственников и жилья. За полгода до окончания колледжа, руководство колледжа 3 раза вызывало скорую психиатрическую помощь для 18-летней девушки, якобы за «неадекватное поведение» после провоцирования эмоциональных реакций. Конечно, у девушки есть некоторые особенности развития, недостаток социализации, но она точно не «неадекватная» и вполне могла бы в последующем проживать самостоятельно. Просто трёх вызовов скорой психиатрической помощи достаточно для того, чтобы лишить сироту дееспособности. Сейчас она пожизненно помещена в психоневрологический интернат закрытого типа, в глубинке Витебской области и практически не имеет шансов вернуться в общество, если кто-то не возьмет её в опеку и не поможет восстановить дееспособность. Государственному опекуну в лице директора интерната это невыгодно. И это, к сожалению, далеко не единичный случай.

 

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры