Дмитрий Полиенко: Осужденные сидят в ШИЗО по 70-100 суток

«Белорусский документационный центр» поговорил с бывшим политическим заключенным и узником совести Дмитрием Полиенко об условиях содержания заключенных в Бобруйской колонии №2

— Что собой представляет казарма в колонии? Какие там есть условия? 

— Бараки-казармы — все разные. У каждого отряда свои. Есть бараки, есть здания типа общежитий. Условия нормальные. Заключённые сами делают ремонт (за поощрение и благодарности от администрации колонии) — это влияет на условно-досрочное освобождение и улучшенные условия содержания (больше посылок, больше лимит на «отоварку», больше свиданий). Из мебели: кровати-шконки, табуретки, лавки (в комнате ПВР, где стоит телевизор).

— Сколько человек было в вашем отряде?

— В моём отряде было около 100 человек.

— Как Вы оцениваете качество еды? Получали ли вы продуктовые передачи?

— Из еды обед вполне нормальный, ну а завтрак с ужином оставлял желать лучшего. Проблемы с получением передач были, не всегда можешь получить её вовремя (к примеру, сидишь в ШИЗО) — если в течение трёх суток ты передачу не получил — её отправляют обратно. Летом, когда жарко, продукты быстро портятся, а передачу можно получить только через 2-3 дня, из-за очереди.

— Как относится администрация к заключенным? Применяет ли администрация пытки?

— К заключённым относятся безразлично и строго. Например, идём в столовую, а там сидит старик и едва шевелится. Возвращаемся обратно, а он уже мёртвый. Администрация не считает заключенных за людей. Пытки в плане физического воздействия не применяются. По крайней мере, я этого никогда не видел в колонии. Зато морально — на все 100. К примеру, осужденный подрался с другим осуждённым. Им максимум могут дать наказание до 10 суток ШИЗО. А они сидят в изоляторе по 70-100 суток без выхода. Просто на них составляют дополнительные акты, якобы за курение или не приветствие администрации. Всё, что им взбредёт в голову. 

— Посещал ли Вас адвокат? Его пускали в колонию без проблем?

— Адвокат меня посещал. Есть специальное место для встреч с адвокатом. Я же беседовал с адвокатом через стекло и телефон в комнате краткосрочных свиданий.

— Сколько всего суток вы провели в ШИЗО? За какие нарушения Вас туда отправляли? Какие там условия? Вы подвергались ещё каким-нибудь взысканиям? Каким? За что?

— Всего 27 суток. Нарушения: отказ от уборки санитарного узла. Условия ужасные, холодно, сырость, тусклый свет, при котором ничего не видно. Взысканий было много, я и не вспомню все, например, курение в неположенном месте (обычно это писали, когда хотели лишить свидания или посылки). Нарушение формы одежды (к примеру, в промышленной зоне меня в тапках заметили). Не приветствие администрации (не успел или забыл встать при входе сотрудника). Игнорирование режимных мероприятий (к примеру, жду заказное письмо, чтобы его забрать, а в это время нужно идти в клуб на лекцию).

— Тяжело ли Вам далось время заключения?

— Первое время очень тяжело. Потом привык.

— Что помогало держаться?

— Солидарность друзей и общественности.

— Письма поддержки Вам писали большое количество человек. Вы регулярно получали письма?

— Нет, бывало, что письма вообще не приходили. Под Новый год мне отправили около 100 открыток — ни одну из них я не получил.

— На что, в основном, жалуются заключённые Бобруйской колонии?

— Питание, и несправедливые акты, направление осуждённых в ШИЗО за мелочи…

— Вы будете и дальше заниматься общественной деятельностью?

— Конечно. Невозможно смириться с системой несправедливости и лжи. Невозможно смириться с угнетателями. Прекратить борьбу — значит сдаться, значит, они добились своего.

Дмитрий Полиенко — общественный активист. Формально был осужден по статьям 364 УК РБ(насилие или угроза применения насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов) и по ч. 2 статьи 343 УК (изготовление и распространение порнографических материалов или предметов порнографического характера), фактически же, Полиенко подвергся уголовному преследованию за участие в мирном собрании "Критическая масса", которое проходило 29 апреля 2016 года. Белорусские правозащитники признали Дмитрия Полиенко политическим заключенным, а авторитетная международная организация «Amnesty International» — узником совести. 24 октября Дмитрий освободился из Бобруйской колонии, однако в первые же дни после освобождения у него возникли новые проблемы с милицией из-за его отказа приходить на профилактические беседы.

Белорусский документационный центр

Обратите внимание

Полезное видео

Публичный источник пополнения базы данных нарушения прав человека в Республике Беларусь
Заполните форму на нашем сайте. Пришлите ее нам. Собираем документы вместеПодробнее
15 лет и полное молчание

Наши партнеры